ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не удалось Югурте подкупить и два последующих посольства – он просто проигнорировал их требования. Кстати сказать, Саллюстий твердит о продажности Марка Скавра, возглавлявшего последнюю из миссий (15.5; 28.4; 29.2). Но все же он не пишет, будто ему дали взятку, когда он приезжал к Югурте во время войны с Адгербалом, – это должен понять сам читатель. [186]Как гласит латинская поговорка, sapienti sat, умному достаточно. Что же дал подкуп посольства Скавра, на который намекает Саллюстий? Ничего. Все равно царю объявили войну и потребовали от него полной и безоговорочной капитуляции.

Но ведь как долго церемонились с агрессором! Отправляли к нему целых три посольства, отдали ему половину царства, хоть и не лучшую (могли бы вообще ничего не давать), а потом еще дважды пытались уговорить – прямо мюнхенский сговор какой-то! А когда, наконец, начали воевать, предпочли быстро заключить позорный мир. Неужели не обошлось без взяток? Особенно легко в это поверить современному читателю, постоянно узнающему из телепередач и газет о скандалах «наверху».

Так-то оно так, но следует помнить, что мы в данном случае заложники главного источника – труда Саллюстия. Являлся ли в глазах сенаторов Югурта агрессором с самого начала? Трудно было поверить, что он один напал сразу на двух братьев. Саллюстий сам признает, что Гиемпсал презирал Югурту как бастарда (Югуртинская война. 11.3). Так почему бы сыновьям Миципсы не составить заговор против низкородного кузена? [187]Мы не знаем, существовал ли такой заговор, но важно, как мог преподнести события сам Югурта, и это выглядело бы правдоподобно. К тому же он напомнил о своих заслугах перед Римом в Нумантинской войне и о дружбе с самим Сципионом Эмилианом (15.1; 22.2). Да и вообще соседние с Римом царьки обычно имели там покровителей, которые защищали их интересы. Это было в порядке вещей, и лишь стараниями недругов действия патронов Югурты были представлены как измена. [188]

И еще один чрезвычайно важный момент, о котором сознательно умолчал Саллюстий: в 113 году началась нелегкая война Рима с германскими племенами кимвров (см. о ней ниже). Шли бои во Фракии, где племена скордисков разбили Порция Катона. В таких условиях распря между нумидийскими царьками вызывала у сената мало интереса. [189]Стоило крепко поразмыслить, кому помогать – рисковавшему за Рим жизнью Югурте или вызывающему презрение своим бессилием Адгербалу? [190]Ведь второе означало долгую и тя51

желую войну, и понять осторожность сената можно. [191]Собственно, занятость Рима на стольких фронтах объясняет и упорство Югурты – он, видимо, рассчитывал, что у римлян просто не дойдут до него руки. Да и, вообще говоря, римских интересов он формально не задевал, пока во время взятия Цирты не уничтожил группу италийцев.

Понятно становится и поведение римских военачальников в Нумидии – они вовсе не саботировали ведение боевых действий. Кальпурний Бестия просто захватил то, что было захватить легче всего, а дальнейшая война требовала большого напряжения сил и значительных подкреплений. Мог ли он рассчитывать на них в условиях германской угрозы? Сомнительно. К тому же Югурта придерживался партизанской тактики, которая при поддержке населения давала ему возможность сопротивляться очень долго. Благоразумные Луций Кальпурний и Марк Скавр предпочли «мягкую» капитуляцию. Они защитили честь Рима с минимальными затратами, [192]и упрекать их, в сущности, не в чем. [193]Так поступил, например, в 151 году в Испании проконсул Клавдий Марцелл. В условиях одновременной тяжелой войны на юге и в центре Пиренейского полуострова, когда сил для решительной победы на обоих фронтах не хватало, он убедил кельтиберов признать полную и безоговорочную капитуляцию, deditio, а в обмен выдвинул приемлемые условия мира. Стороны пришли к соглашению, сенат не без ворчания утвердил договор, и на восемь лет в Ближней Испании воцарилось спокойствие. [194]

В Нумидии ситуация была сходной, и почему было не попробовать тот же трюк? Но у Кальпурния и Скавра он не вышел – «партия войны» в Риме оказалась сильнее. Экстремисты добились продолжения борьбы «до победного конца», не зная и не желая знать, насколько трудная задача стоит перед римскими войсками. Даже когда за дело возьмутся «всерьез», конфликт затянется еще на долгих четыре года. Это ли не доказательство правоты Кальпурния Бестии и Эмилия Скавра, якобы продавшихся Югурте? [195]

А как же поездка Югурты в Рим? Почему его там не схватили? Саллюстий уверяет, что на сходке от него потребовали назвать имена сенаторов, которым он давал взятки, но подкупленный им плебейский трибун Бебий запретил ему отвечать, и народ ушел, «осмеянный» (Югуртинская война. 34.1). После убийства Массивы Югурте велели уехать из Рима, и он, уезжая, воскликнул: «Продажный город! Он погибнет, как только на него найдется покупатель!» (35.10).

Но и здесь все не так просто. Далеко не все в сенате выступали за войну. А без его санкции магистраты вряд ли решились бы арестовать царя. Об убийстве и говорить не приходится – Югурта наверняка следил за своей безопасностью. Что же касается случая на сходке, то где уверенность, что Саллюстий правильно передал случившееся? Ее участники не могли быть беспристрастными свидетелями. Да и мемуаров из них наверняка никто не оставил. А с какой чудовищной силой и скоростью «сплетни в виде версий» искажают подлинные факты, хорошо известно. Кроме того, от царя требовали выдать имена мнимых взяточников, но кого он мог назвать? Трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Вполне возможно, что Бебий просто запретил Югурте произнести речь в свое оправдание. [196]А «взяточников» – Луция Опимия, Луция Бестию, Спурия Альбина – осудили и без его показаний (Цицерон. Брут. 128). Марку Скавру не только удалось избежать суда, но и самому войти в состав комиссии по расследованию коррупции и добиться избрания в цензоры на 109 год. [197]Это и неудивительно – ведь комиссия, по-видимому, была назначена сенатом, принцепсом которого Скавр являлся. [198]Саллюстий же, к слову сказать, хотя и твердил о взяточничестве нобилей, сам с неодобрением писал, что следствие (quaestio) велось «строго и придирчиво, в угоду толкам и разыгравшимся страстям народа» (Югуртинская война. 40.5). [199]

Что же касается отъезда Югурты, то только Саллюстий пишет, будто таковой состоялся по приказу сената – остальные источники [200]сообщают о бегстве, [201]что куда более правдоподобно. Ведь с гибелью или изоляцией царя исчез бы виновник войны, и если сенат не принял решение об аресте царя сразу, он мог принять его позже, благо убийство Массивы давало подходящий повод. Что же касается знаменитой реплики о «продажном городе», то она, естественно, является плодом творчества Саллюстия [202]и вызывает массу вопросов: о какой продажности речь? Что смог купить за свои деньги сам Югурта, который уезжает, ничего не добившись? [203]Еще в древности Луций Анней Флор простодушно заметил: поскольку в лице Югурты «Рим уже имел покупателя, но ускользнул от него, стало ясно, что он устоит» (III. 1. 18). [204]

вернуться

186

Parker V. L. Op. cit. P. 414.

вернуться

187

Моммзен Т. История Рима. Т. П. СПб., 1994. С. 105.

вернуться

188

Gruen Е. S. Roman Politics and the Criminal Courts, 149-78 B.C. Cambr. (Mass.), 1968. P. 143–144.

вернуться

189

Gsell S. Op. cit. T. VII. P. 154–155; Earl D. The Political Thought of Sallust. Cambridge. 1961. P. 67.

вернуться

190

Б. П. Селецкий отмечает также, что сенат не выступал гарантом проведенного Миципсой раздела, а потому не обязан был вмешиваться в распрю между нумидийскими царями (Селецкий Б. П. К вопросу о социально-политической борьбе в Риме в период Югуртинской войны // ВДИ. 1970. № 4. С. 116. Прим. 29). Это не совсем так, ибо Адгербал был другом и союзником римского народа (Диодор. XXXIV. 31)

вернуться

191

Селецкий Б. П. Указ. соч. С. 116 и прим. 29 (с указанием литературы).

вернуться

192

Саллюстий утверждает, будто Бестия и Скавр потребовали с Югурты лишь небольшую контрибуцию (cum parvo argenti), но не уточняет, какую именно (Югуртинская война. 29.6). Зато когда речь заходит о выплатах, которые должен был сделать римлянам царь по условиям, предлагавшимся Метеллом, писатель называет цифру – 200 тысяч фунтов серебра (62.5). В первом случае, надо полагать, вряд ли речь шла о значительно меньших суммах, иначе к чему Саллюстию было бы их скрывать. А 200 тысяч фунтов – это не менее 2 тысяч талантов. С Македонии после тяжелой трехлетней войны 200–197 годов римляне запросили только тысячу талантов (Ливии. XXXIII. 30. 7). Небольшой суммой, о которой пишет Саллюстий в случае с Бестией и Скавром, мог быть лишь первоначальный взнос.

вернуться

193

Earl D. Op. cit. P. 67; Schmal S. Sallust. Hildesheim; Zurich; New York, 2001. S. 75.

вернуться

194

Simon H. Roms Kriege in Spanien. 144–133 v. Chr. Frankfurt a/M., 1962. S. 40–46.

вернуться

195

Parker V. L. Op. cit. P. 418. N. 34. См. также: De Sanctis G Op. cit. P. 206.

вернуться

196

Parker V. L. Op. cit. P. 419.

вернуться

197

Моммзен Т. Указ. соч. Т. П. С. 109. Скавр не без риска для себя защищал в суде Бестию (Цицерон. Об ораторе. П. 283; Gruen Е. S. Ор. cit. Р. 149).

вернуться

198

Meier Chr. Res publica amissa. Eine Studie zu Verfassung und Geschichte der spaten romischen Republik. Wiesbaden, 1988. S. 80. Anm. 101.

вернуться

199

Syme R. Sallust. Berkeley; Los Angeles; L., 1964. P. 175.

вернуться

200

За исключением Аппиана (Нумидика. 1), также сообщающего о высылке Югурты.

вернуться

201

Biichner К. Op. cit. S. 36.

вернуться

202

Levene D. S. Sallust’s Jugurtlia: An «Historical Fragment» // JRS. Vol. 82. 1992. P. 65.

вернуться

203

Parker V. L. Op. cit. P. 420.

вернуться

204

О сомнительности версии подкупа Югуртой римских политиков писали давно и много (см.: Harris W. V. Op. cit. P. 250. N. 7). Тем не менее до сих пор эту версию продолжают без всяких оговорок приводить и в новейшей историографии (Чеканова Н. В. Римская диктатура последнего века республики. СПб., 2005. С. 85; Christ К. Sulla. Eine romische Karriere. Munchen, 2002. S. 56–57 etc.).

15
{"b":"117399","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень сумеречных крыльев
Размышления Ду РА(ка): Жизнь вне поисков смысла
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Метро 2035: Преданный пес
Братство обмана
В поисках нового себя. Посвящается всем моим Учителям
Таро: просто и ясно
Снеговик
Руигат : Рождение. Прыжок. Схватка