ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как известно, в VIII–VI веках до н. э. Рим находился под властью царей, а затем в результате аристократического переворота стал республикой. Здесь необходимы две оговорки: римские цари (reges) отнюдь не были монархами в привычном смысле слова, а скорее представляли собой племенных вождей. Попытка последнего царя Тарквиния Гордого править самовластно, в обход мнения знатнейших родов (или, по крайней мере, многих из них), привела к его свержению. Республика, сменившая царскую власть, в понятиях римской верхушки была не столько особым строем, отличным от монархии, сколько обозначением государства как такового. Для нас словосочетание «падение Республики» подразумевает смену ее Империей, для римских же традиционалистов оно означало гибель государства вообще. [12]

Установление республиканского строя знаменовало собой господство знати, патрициев, которые руководили общиной через сенат, существовавший, согласно легенде, еще со времен Ромула. Для простого народа, [13]плебса, это не сулило ничего хорошего – аристократия заботилась только о себе и считала признаком хорошего тона лишний раз утеснить «чернь». В то же время любые симпатии к плебеям со стороны частных лиц вызывали подозрения – уж не стремится ли этот человек к царской власти, пользуясь расположением толпы? (Прекрасное доказательство того, что «черни» при царях жилось лучше.)

Плебеев эксплуатировали самыми различными способами: они платили налоги, работали в качестве поденщиков или арендаторов на полях знати, сражались с внешними врагами, обеспечивая в случае успеха добычу и новые земли. Вместо награды им грозило рабство за неуплату долгов, их не допускали к участию в разделе общественных земель (ager publicus), они не могли быть ни магистратами, ни жрецами. Однако плебеи боролись за свои права как умели: уходили на Священную гору, предоставляя патрициев собственной участи; отказывались сражаться за государство, которое только брало у них, но ничего не давало взамен; наконец, устраивали многолюдные сборища на улицах Рима, требуя внимания к своим нуждам. Однако, что любопытно, до настоящего восстания так ни разу и не дошло.

Патриции постепенно шли на уступки: ввели должность плебейских трибунов, которые получили широкие полномочия для защиты прав простонародья; разрешили браки между плебеями и патрицианками и наоборот; допустили плебеев к занятию государственных постов вплоть до высших; отменили долговое рабство. В конце концов решения плебейских собраний приобрели силу закона. Это событие произошло в 287 году до н. э. и условно считается окончанием борьбы между патрициями и плебеями. Плоды этой победы пожала, разумеется, верхушка плебса, которая слилась с патрициями и получила возможность через занятие высших государственных должностей проникать в ряды знати – нобилитета. Положение простонародья тоже улучшилось, но не столько в силу уступок со стороны аристократии, сколько в силу общего поступательного развития Рима.

Что же представлял из себя государственный строй Рима к концу второй трети II века до н. э., когда появился на свет герой нашего повествования?

Де-факто высшим государственным органом являлся сенат. В его ведении находились все важнейшие вопросы: распределение провинций между наместниками и получение отчетов от них; набор войска и прием иностранных делегаций; размеры налогов и выделение средств на государственные нужды; назначение празднеств и общественных молебствий; разрешение на постройку храмов и проведение триумфов, а также многое другое. Именно из числа сенаторов до конца 120-х годов до н. э. выбирались судьи. [14]

Созывать сенат и председательствовать в нем имели право консулы, преторы, а позднее и плебейские трибуны. При опросе мнений patres – «отцов народа» – первыми запрашивали бывших консулов – консуляров. [15]Наименее знатные и влиятельные сенаторы обычно просто присоединялись к той или иной точке зрения. Ораторы имели право говорить сколь угодно долго, чем иногда пользовались в целях обструкции при обсуждении «неудобных» вопросов. Решения сената, называемые senatusconsulta, формально не являлись законодательными актами, но воспринимались в качестве таковых общественным сознанием. [16]Собирался сенат либо в храмах, либо в особых зданиях – куриях.

Римский народ (квириты) осуществлял свою власть в народном собрании – комициях. В отличие от Эллады в Риме собрание делилось на три разновидности – куриатные, центуриатные и трибутные. Куриатные, наиболее древние из всех, были собраниями патрициев. Во II веке до н. э. они обладали довольно ограниченными функциями, как то: утверждение за соответствующими магистратами высшей власти, империя (см. ниже), переход плебеев в число патрициев и наоборот.

Центуриатные комиции, созданные, по преданию, в VI веке до н. э. предпоследним римским царем Сервием Туллием, должны были выбирать консулов, преторов и цензоров; рассматривать апелляции по смертным приговорам; решать вопросы войны и мира. Голосование в центуриатных комициях происходило на основании имущественного ценза. В свое время римское общество было разделено на пять классов и 193 центурии. 98 центурий, в которые входили немногочисленные, но наиболее состоятельные граждане, в случае консолидированной подачи голосов лишали смысла голосование остальных 95. Однако в III веке до н. э. число центурий увеличилось до 373, что исключило возможность подобного диктата со стороны богачей. Этот род комиций являлся наиболее ярким воплощением военного характера римского общества – центурии представляли собой не только избирательные единицы, но и подразделения римского войска, «сотни». Собрания их проводились на Марсовом поле, вне пределов священного померия – городской черты, находиться в пределах которой вооруженные люди не имели права. [17]

Самыми демократичными в Риме были трибутные комиции, появившиеся во второй половине V века до н. э. Если куриатные комиции были структурированы по родовому принципу, а центуриатные – по имущественному, то трибутные комиции основывались на территориальном принципе, ибо голосование проводилось по территориальным единицам – трибам. Трибутные комиции возникли из собраний плебеев, concilia plebis, которые были созданы в период противостояния с патрициями. Поначалу их решения, естественно, были обязательны только для плебеев, но в середине V века до н. э. они приобрели законную силу для всего народа. Чтобы патриции могли участвовать в голосовании, консулы стали созывать эти собрания по трибам. Так появились трибутные комиции. Их решения утверждались сенатом, но со временем эта норма превратилась в пустую формальность.

Наряду с трибутными комициями продолжали функционировать и собственно concilia plebis под председательством плебейских трибунов. Они выбирали плебейских магистратов; разбирали уголовные дела, обвинителем по которым выступал плебейский магистрат, а наказание предусматривалось в виде штрафа; принимали законы, вносимые плебейскими трибунами и получавшие названия плебисцитов. Последняя функция придавала им особое значение. Зачастую эти комиции смешивают с трибутными, что и понятно, поскольку принципиальной разницы между ними, по-видимому, не существовало.

Решения сената и народа должны были проводить в жизнь магистраты. [18]Власть их называлась potestas, а высшая (прежде всего военная и судебная) – imperium (империй). Ею обладали консулы и преторы, а в чрезвычайных случаях – диктаторы. Носителей империя сопровождали ликторы с фасциями – пучками розог с воткнутыми в них секирами. Они символизировали власть над жизнью граждан, хотя на практике таковая осуществлялась лишь на войне.

вернуться

12

Meier Chr. Res publica amissa. Eine Studie zu Verfassung und Geschichte der spaten romischen Republik. Wiesbaden, 1988. S. 1–2.

вернуться

13

Следует оговориться, что народом (populus) да и гражданами (cives) считались поначалу только патриции (см.: Маяк И. Л. Populus, cives, plebs начала Республики // ВДИ. 1989. № 1. С. 66–80).

вернуться

14

Санчурский Н. В. Римские древности. М., 1995. С. 68. Правда, и ответственность сенаторов была выше: только они привлекались к суду по делам о вымогательствах в провинциях, а когда комиссии присяжных стали комплектоваться из членов всаднического сословия, лишь сенаторы-судьи подлежали суду за взяточничество (Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. М., 1986. С. 33). К тому же их общественное положение влекло за собой большие расходы на представительство, которые многим из них оказывались не по карману (Hawthorn J. R. The Senat After Sulla // Greece and Rome. 2nd Ser. Vol. 9. 1962. P. 55–57).

вернуться

15

В конце Республики консулярами стали считать также тех, кто получал знаки консульского отличия, omamenta (или insignia) соп-sularia. Правда, первый случай их дарования зафиксирован источниками лишь в 65 году до н. э. (Ktibler В. Consularis // RE. Bd. IV. 1901. Sp. 1138).

вернуться

16

Егоров А. Б. Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования принципата. Л., 1985. С. 24.

вернуться

17

См.: Санчурский Н. В. Указ. соч. С. 66–67.

вернуться

18

О магистратурах, исчезнувших ко времени гражданских войн, речь не идет.

3
{"b":"117399","o":1}