ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но сенат играл с огнем. Ветераны Мария, не получив долгожданной земли, затаили злобу и мечтали о мести. [489]К тому же сенат позволил себе слишком многое: был убит, как и в 133 году, плебейский трибун, Сатурнин, а также претор Главция и квестор Сауфей, хотя действующих магистратов, согласно закону, нельзя было не то что убить, но даже отдать под суд. «Дошло до того, – меланхолически замечает Аппиан, – что никого более уже не могли защитить ни свобода, ни демократический строй, ни законы, ни сан» (ГВ. I. 33. 146). Придет время, и многих из тех, кто глумился над трупами Сатурнина и его сторонников, постигнет подобная же участь. Они будут клясть Мария за жестокость и беззаконие, но вряд ли кто-то из них вспомнит, что он лишь идет по их стопам.

Однако все это было еще впереди, а сейчас начиналось десятилетие, которое кажется мирным на фоне предшествующих смут и кровавой гражданской войны, ожидающей Римское государство в ближайшем будущем. А пока Рим «приблизился к блаженному состоянию тех государств, которые вообще не имеют истории». [490]История в это десятилетие, конечно, была – не было лишь историка, который взялся бы за подробный и детальный рассказ об этих годах. Дело в том, что «античных историков интересовали преимущественно кровопролития и смуты; а эта декада, до самого своего завершения, предоставляет мало образцов как того, так и другого». [491]Тем не менее 90-е годы I века очень важны для судеб Римского государства. Именно в это время, столь плохо нам известное, вызревали события, которые в конце десятилетия приведут к грандиозному внутриполитическому кризису – Союзнической войне, а затем и к первой гражданской войне в истории Рима. В это же самое время на Востоке все более крепла Понтийская держава Митридата Евпатора, все чаще требовалось римское вмешательство в запутанные восточные дела. В итоге, как известно, Рим получил вдобавок к внутреннему кризису кризис внешний – Первую Митридатову войну.

Пока же в Риме один за другим идут громкие судебные процессы. В этом нет ничего необычного – римляне любили судиться: Катон Старший, например, последний раз в жизни выступил обвинителем в суде в возрасте девяноста лет (Плутарх. Катон Старший. 15). Процессы, более или менее громкие, происходили постоянно, и, наверное, все заметные римские политики бывали хотя бы раз в жизни кем-нибудь в чем-нибудь обвинены. Но обычно эта судебная борьба остается в тени более ярких событий; в нашем же случае таких событий нет; а раз нет событий – нет историков. Однако ситуация не совсем безнадежна благодаря сочинениям светоча римского красноречия – Марка Туллия Цицерона. Как известно, он много выступал в качестве судебного оратора, хорошо знал прецеденты и «судебную историю» Рима, неоднократно ссылался на знаменитые процессы прошлого. А наиболее острая борьба в те годы происходила как раз в судах – здесь сводили старые счеты, закрепляли достигнутую после разгрома «мятежа» Сатурнина победу, здесь обменивались ударами враждующие политические группировки.

Итак, Сатурнин погиб. Однако гибель «смутьяна» отнюдь не означала окончательного и бесповоротного краха его дела – во всяком случае, оставались в силе некоторые из его законов, в числе плебейских трибунов 99 года было как минимум двое его приверженцев, а Метелл Нумидийский пока еще оставался в изгнании. При таком политическом раскладе неудивительно, что первой жертвой возобновившейся борьбы стал персонаж, которому не доверяла ни та, ни другая сторона. Среди товарищей Сатурнина по должности был некий Публий Фурий, сын вольноотпущенника. [492]В 102 году Метелл Нумидийский, будучи цензором, по неизвестным причинам отнял у него государственного коня, то есть исключил из всаднического сословия. Это послужило причиной жестокой ненависти Фурия к Метеллу (Дион Кассий. XXVIII. 95. 2).

Чтобы получить возможность отомстить, Фурий добился должности плебейского трибуна и активно содействовал изгнанию своего врага, а когда после гибели Сатурнина встал вопрос о возвращении Метелла из изгнания, он, опираясь на поддержку Мария, наложил на возвращение свое вето (Аппиан. ГВ. I. 33. 147; Орозий. V. 17. 11). Его не тронули даже мольбы сына Метелла, который просил его «в присутствии народа со слезами и земными поклонами» (Аппиан. ГВ. I. 33. 147). Все просьбы остались безрезультатными, и единственное, что Метелл-младший получил в результате – это своего рода моральную компенсацию, прозвище Пий (Pius), то есть Благочестивый, данное ему согражданами. [493]Лучше всех отношение квиритов к поступку Метелла-сына выразил Валерий Максим: «Метелл Пий благодаря своей неколебимой любви к изгнаннику-отцу добился при помощи слез столь же славного прозвища, какого другие добиваются при помощи побед» (V. 2. 7)**. Прозвище действительно было славным: именно так, Благочестивым, именовался прародитель римлян Эней (и, кстати, среди прочего – тоже за любовь к отцу, которого он на своих плечах вынес из горящей Трои!). Поэтому поступок Метелла ставил его в один ряд с прославленными героями прошлого.

Вражда с Метеллом Нумидийским была единственной точкой соприкосновения интересов Фурия и Сатурнина.

Поэтому, осуществив свою месть, он не стал поддерживать мятежного трибуна и покинул ряды его сторонников (Дион Кассий. XXVIII. 95. З). [494]Более того, после гибели Сатурнина он даже предлагал конфисковать в казну его имущество (Орозий. V. 17. 10). В результате он стал чужаком для обеих враждующих сторон: приверженцы погибшего Сатурнина рассматривали его как изменника, нобили не могли простить ему борьбу против возвращения Метелла.

В результате по окончании срока трибуната, в 99 году, он был привлечен к суду Публием Апулеем Децианом, судя по имени – представителем рода Дециев, усыновленным либо самим Сатурнином, либо кем-то из его родственников. [495]Подробнее всех об этом процессе рассказывает Валерий Максим. По его словам, «П. Дециану, мужу безукоризненной честности, принесли погибель собственные слова: ведь, обвиняя перед рострами П. Фурия за порочнейшую жизнь и в какой-то части своей речи осмелившись упомянуть о смерти Сатурнина, он не только не добился осуждения по этому делу, но и сам получил наказание, предназначенное Фурию» (VIII. 1. Осужденные. 2)**. Дециану не помогло добиться успеха даже то «горячее одобрение со стороны честных людей», о котором упоминает Цицерон (В защиту Гая Рабирия. 24), – по-видимому, всякое напоминание о недавнем кровопролитии тогда было нежелательно и выглядело подозрительным. Однако, если преследование со стороны его бывших «товарищей по партии» и оказалось неудачным, Фурию все-таки не удалось избежать наказания. На этот раз удар был нанесен с противоположной стороны. [496]Обвинителем выступил плебейский трибун Гай Канулей, поставивший Фурию в вину те помехи, которые он чинил возвращению Метелла Нумидийского. До судебного приговора, однако, дело не дошло – Фурия растерзала разъяренная толпа, состоявшая, видимо, из клиентов Метелла и его сторонников (Аппиан. ГВ. I. 33. 148; Дион Кассий. XXVIII. 95. 3).

Однако Фурий был, в сущности, фигурой, уже сыгравшей свою роль. Были персонажи и посерьезнее. Один из плебейских трибунов 99 года, Секст Тиций, выступил в качестве настоящего политического наследника Сатурнина. Т. Моммзен дает ему едкую характеристику: «Это был Алкивиад в карикатуре, более сильный в танцах и игре в мяч, чем в политике; главный талант его заключался в том, что он разбивал по ночам статуи богов на улицах». [497]Эта характеристика очень пристрастна: Цицерон, правда, устами оратора Марка Антония характеризует его как «гражданина беспокойного и мятежного» (Об ораторе. П. 48), но в другом месте он говорит о нем как о человеке «весьма говорливом и довольно умном» (Брут. 225). В любом случае мы знаем о нем слишком мало, чтобы быть столь категоричными. Стоит вспомнить и то, что один из проведенных им законов – о назначении квесторов в провинции – продолжал действовать спустя четверть века после его принятия. [498]Секрет скверной репутации Тиция кроется не в его политической бездарности, а в том, что он попытался провести аграрный закон, выдержанный в духе законов Сатурнина. Этой мерой он приобрел большую популярность у народа, чего нельзя сказать о верхах. Против законопроекта решительно выступили другие трибуны и консул Марк Антоний. Несмотря на их сопротивление, закон был принят, но тотчас же отменен решением коллегии авгуров как принятый вопреки праву (Цицерон. О законах. П. 31; Об ораторе. П. 48; Валерий Максим. VIII. 1. Осужденные. 3; Обсеквент. 46).

вернуться

489

Badian E. Op. cit. P. 208.

вернуться

490

Last H. Op. cit. P. 173.

вернуться

491

Badian E. Caepio and Norbanus // Historia. Bd. 6. 1957. P. 318. По наблюдению этого автора, Тит Ливии, например, изложил события, относящиеся почти ко всему интересующему нас десятилетию, в рамках всего одной книги – и это при том, что остальные события, относящиеся к I веку, он описывает весьма подробно.

вернуться

492

Мы принимаем датировку Э. Габбы, поддержанную Э. Грюном (см.: Gabba Е. Op. cit. Р. 111–112; Gruen Е. S. Political Prosecutions in the 90’s B.C. // Historia. Bd. 15. 1966. P. 33). Традиционно трибунат Фурия датируют 99 годом.

вернуться

493

Этот эпизод стал широко известен в римской традиции и рассматривался как достойный подражания пример сыновней любви. См.: Цицерон. Речь в защиту Архия. 6; Речь в сенате по возвращении из изгнания. 37; Веллей Патеркул. П. 15. 3 ел.; Плиний Младший. Панегирик императору Траяну. 88.6; О знаменитых мужах. 63.1; Ампелий. 18.14; Аппиан. ГВ. I. 33. 149; Дион Кассий. XXVIII. 95. 1.

вернуться

494

В отечественной литературе была попытка подвести под действия П. Фурия социальную базу. Он якобы перешел на сторону правительства вместе с основной массой всадников после убийства Меммия (см.: Селецкий Б. П. Римские всадники в последний период движения Сатур-нина // ВДИ. 1973. № 1. С. 150–151). Страх перед эскалацией насилия, конечно, мог быть дополнительным фактором, повлиявшим на поведение Фурия, но все-таки, по нашему мнению, ему изначально были чужды все лозунги, которые выдвигал Сатурнин, и он поддерживал последнего только постольку, поскольку тот мог содействовать осуществлению его мести.

вернуться

495

Возможно, прав Э. Бэдиан, по мнению которого Дециан был сыном П. Деция, народного трибуна, который в 120 году привлек к ответственности Л. Опимия, виновника гибели Г. Гракха (см.: Badian Е. P. Decius P. f. Subulo: An Orator of the Time of the Gracchi // JRS. 1956. Vol. 46. P. 95). Это мнение поддержал Э. Грюн (Gruen Е. S. Political Prosecutions… P. 35).

вернуться

496

Мы принимаем точку зрения, согласно которой в 99 году Фурий успел побывать под судом два раза. Аргументацию в пользу такой трактовки событий см.: Селецкий Б. П. Concordia ordinum 90-х годов I в. до н. э. (99–92 гг.) // Klio. 1983. Bd. 65.1. С. 214. Прим. 34.

вернуться

497

Моммзен Т. Указ. соч. Т. П. С. 155.

вернуться

498

Мы не знаем точного содержания этого закона, но он еще действовал в 63 году – на него ссылается Цицерон в речи «За Мурену» (§ 18).

36
{"b":"117399","o":1}