ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этой истории много неясного. Ливии и Валерий Максим пишут, что воины заподозрили Постумия в измене, [718]а Орозий говорит о его высокомерии, что более вероятно, – как-никак представитель одной из знатнейших фамилий Рима! Причем, если Валерий Максим и Орозий не ошибаются, он был консуляром. [719]Но вот вопрос: Орозий называет Постумия легатом Суллы. Так ли это? Плутарх пишет, что Альбина убили воины именно Суллы. Но у Ливия говорится о том, что он начальствовал над флотом и принял смерть от рук своих воинов. В рассказе о гибели легата о Сулле Ливии и Валерий Максим вообще не упоминают (Ливий. Периоха 75; Валерий Максим. IX. 8. 3; Плутарх. Сулла. 6.16; Орозий. V. 16. 22). [720]

На основании всего этого можно предположить следующее. Постумий не был легатом Суллы, [721]а лишь взаимодействовал с ним. [722]Воины же, убившие его, названы подчиненными Суллы потому, что он принял над ними командование после гибели Альбина. [723]Но в любом случае такое поведение Суллы являлось беспрецедентным. Разумеется, дело было не только в том, что он хотел укрепить боевой дух солдат. Будущий диктатор начал «воспитывать» лично ему преданную армию, готовую идти за него в огонь и в воду. [724]И, как покажет недалекое будущее, не без успеха.

Однако совсем безнаказанными убийцы Постумия, возможно, все-таки не остались. Мы уже приводили слова Суллы о том, что солдаты, совершившие столь неслыханный проступок, будут лучше сражаться во искупление вины. Очевидно, такую возможность он им немедленно предоставил, и многие ли уцелели после боя? Это, кстати, позволяло ему сказать тем, кто требовал расправы над убийцами Постумия, что наказать их нельзя, ибо они погибли.

А пока Сулла начал наступление в Кампании и в конце апреля захватил Стабии (Плиний Старший. III. 70). Под Помпеями [725]у него произошло столкновение с повстанческим командиром Луцием Клуенцием, чей лагерь находился всего в трех стадиях (0,6 километра) от него. Один из римских отрядов потерпел поражение и бежал, но затем Сулла взял реванш. После некоторых перемещений он дал решающий бой Клуенцию, который начался с поединка галла огромного роста с низкорослым мавретанцем из войска Суллы. [726]Как обычно, Давид победил Голиафа, а корпус Клуенция был разгромлен. Побежденные бежали в Нолу, но их пускали только в одни ворота, чтобы с бегущими не проникли и римляне. Это увеличило потери италийцев. Всего погибло будто бы 50 тысяч человек – несомненно, очередные «охотничьи рассказы» из мемуаров Суллы. [727]Сам Клуенций также погиб в бою (см.: Аппиан. ТВ. I. 50. 217–221; Евтропий. V. 3. 3).

Но даже если полководец и преувеличил потери повстанцев, успех был действительно серьезным. Очевидно, именно за эту победу войско увенчало его почетным венком, corona graminea. [728]Польщенный Сулла приказал изобразить торжественную сцену награждения в росписи на своей тускуланской вилле, которая впоследствии принадлежала Цицерону (Плиний Старший. XXII. 12). Будущий диктатор намекал, что он – преемник славы древнего героя Публия Деция Муса, которого войско удостоило той же награды в 343 году, когда он спас окруженное теми же самнитами войско и организовал успешный удар по ним (Ливии. VII. 37. 2). [729]Можно не сомневаться, что тогда же армия удостоила Суллу почетного титула императора, полагавшегося победоносным полководцам.

Именно перед сражением под Нолой случилась история, о которой потом много говорили: перед сражением римский командующий приносил жертвы, и из-под алтаря выползла змея. Гаруспик Гай Постумий, предсказывая успех, стал призывать Суллу атаковать самнитов, что тот и сделал. В итоге он не только разбил неприятеля, но и захватил его лагерь, а по Цицерону, служившему тогда под его началом, – даже два (О дивинации. I. 72; см. также: Валерий Максим. I. 6. 4). Если случай с огненным столбом под Лаверной можно было толковать как угодно, то здесь не возникало никаких сомнений: Сулла – любимец богов, умеющий к тому же понимать их волю.

Затем победоносный полководец подступил к гирпинскому городу Эклану. Его жители как будто ожидали шедших на выручку луканов. Сулла, догадываясь об этом, дал им на размышление всего час, а тем временем обложил деревянную стену Эклана хворостом и через час поджег ее. Жители сдались, но римский военачальник все равно отдал город на разграбление – ведь жители сдались не по доброй воле, а под давлением обстоятельств (Аппиан. ТВ. I. 51. 222–223). Не менее вероятно, что он хотел также дать солдатам поживиться.

Веллей Патеркул рассказывает, что вместе с Суллой сражался его прадед, кампанец Минаций Магий. Он набрал среди гирпинов легион, во главе которого и воевал против повстанцев. Во главе этого войска Минаций еще под руководством Дидия участвовал во взятии Геркуланума, а под началом Суллы – в осаде Помпеи и взятии Компсы (П. 16. 2). Вероятно, именно с ним связан дошедший до нас отрывок из мемуаров Суллы. [730]Он гласит: «Если случится, что вы теперь поразмыслите обо мне, то вы поймете: лучше мне быть вашим согражданином, чем врагом, и лучше мне сражаться за вас, чем против вас, и причиной тому будут как мои заслуги, так и заслуги моих предков» (Авл Геллий. XX. 6. 3)*. Возможно, эта витиеватая речь принадлежит Минацию и обращена к Сулле, который понял намеки кампанца и даровал ему права римского гражданства, а сыновья последнего стали впоследствии преторами (Веллей Патеркул. П. 16. З). [731]

После взятия Эклана Сулла стал покорять и другие города гирпинов. Многие из них сдались и избежали участи Эклана. Упомянутую же Компсу, по-видимому, взяли с боем – иначе зачем было бы Веллею Патеркулу специально оговаривать участие своего прадеда в ее покорении? Так или иначе, вскоре все племя гирпинов было покорено, что явилось тяжелым ударом для дела восставших (Аппиан. ТВ. I. 51. 223; Ливии. Периоха 75). [732]

После этих успехов Сулла вторгся в Самний. Поскольку он нанес удар там, где его не ожидали, [733]то добился полного успеха. Самниты понесли большие потери, а их военачальник Папий Мутил получил ранение и бежал в Эзернию – ту самую, которую в прошлом году пытался спасти Сулла. Тот захватил лагерь Мутила и атаковал один из главных городов Самния – Бовиан, куда перебрался италийский сенат из-за наступления римлян на Корфиний. [734]В Бовиане находилось три цитадели. Сулла отправил в обход один из отрядов, поручив ему захватить одну из этих цитаделей и дать знать об успехе дымовым сигналом, а сам выстроил войска перед основными силами неприятеля. Когда его отряд взял первую цитадель, командующий двинул армию на самнитов и после ожесточенного трехчасового боя овладел Бовианом. Столица восставших была перенесена в Эзернию. [735]Вскоре Сулле сдалось еще несколько мелких племен. Правда, в Кампании оставалась непокоренной Нола, под стенами которой будущий диктатор одержал столь блестящую победу, но она, казалось, вот-вот падет (Аппиан. ТВ. I. 51. 223–225; Ливии. Периоха 75; Флор. III. 18. З). [736]

вернуться

718

Иногда эти обвинения объясняют тем, что в свое время Альбин капитулировал перед Югуртой (De Sanctis G Op. cit. P. 80, 82. Not. 29; Chrisanthos S. J. Op. cit. P. 50). Однако отождествление этих двух лиц выглядит сомнительно (Keaveney A. Op. cit. Р. 55. Not. 42).

вернуться

719

В этом случае речь идет о консуле 99 года (Broughton Т. R. S. Ор. cit. Vol. П. Р. 37) – последнем в роду Постумиев (Miinzer F. Postumius (33) // RE. Hbd. 43. 1953. Sp. 909). Правда, Плутарх называет его преторием (Сулла. 6.16).

вернуться

720

И. Калаби считает, что эпитоматор Ливия просто не указал Сул-лу (Calabi I. I commentarii di Sffla come fonte storica // Atti della Academia Nazionale dei Lincei. Memorie Classe di Scienze morali, storiche e iil-ilogiche. Serie VIII. Vol. III. Fasc. 5. P. 277). Но ведь о нем не сообщает и Валерий Максим, который явно читал полный текст Ливия.

вернуться

721

Broughton Т. R. S. Op. cit. Vol. П. Р. 37; Miinzer F. Postumius (34) // RE. Hbd. 43. Sp. 909–910. Легатом Суллы Альбина называет только Орозий, автор V века н. э.

вернуться

722

De Sanctis G Op. cit. P. 79; Keaveney A. Op. cit. P. 50; Christ K. Op. cit. S. 76.

вернуться

723

И. Калаби указывает, что Альбин командовал флотом и потому своих воинов не имел, а убили его воины Суллы (Calabi I. Op. cit. P. 277). Но какое им было дело до Альбина? Между тем из ситуации с очевидностью следует, что убийство совершили его собственные подчиненные.

вернуться

724

См.: Christ К. Op. cit. S. 76–77. С. Дж. Крисантос называет весь инцидент «поворотным пунктом в истории римских военных мятежей» (Chrisanthos S. J. Op. cit. P. 51). Предположение Э. Т. Сэлмона о том, что Сулла подстрекал воинов убить Постумия (Salmon Е. Т. Op. cit. Р. 366), представляется более чем сомнительным.

вернуться

725

Вероятно, у южного подножия Везувия (Frohlich F. Cornelius (392) // RE. Bd. IV. 1901. Sp. 1530; см. также: Gabba E. Commento. P. 150).

вернуться

726

ф фрелих называет его нумидийцем (Frohlich F. Op. cit. Sp. 1530). Однако у Аппиана речь идет именно о мавретанце (ГВ. I. 50. 220), что достаточно логично – Бокх вполне мог отправить старинному знакомцу Сулле отряд всадников на подмогу.

вернуться

727

De Sanctis G Op. cit. P. 81.

вернуться

728

Как предполагается, в этом еще тогда усмотрели своего рода благодарность войска за то, что Сулла оставил безнаказанным убийство Постумия (Bloch G, Carcopino J. Histoire Romaine. Т. П. P., 1935. P. 387). Ho для жесткой увязки одного с другим нет оснований (Calabi I. Op. cit. P. 278).

вернуться

729

Frohlich F. Op. cit. Sp. 1530.

вернуться

730

Keaveney A. Sulla, the Marsi and the Hirpini // CPh. Vol. 76. 1981. P. 294–296.

вернуться

731

После войны сыновья Минация вместе с неким Квинкцием Вальгием реконструировали стены Эклана, пострадавшие при осаде (Gabba Е. Commento. Р. 152).

вернуться

732

De Sanctis G Op. cit. P. 83.

вернуться

733

По-видимому, Палий Мутил предполагал, что Сулла нанесет удар из-под Кавдия, но тот начал наступление с участка Капуя – Теан (Gabba Е. Commento. Р. 152; Keaveney A. Sulla. The Last Republican. P. 2).

вернуться

734

Gabba E. Op. cit. P. 153. Корфиний к этому времени, видимо, пал (см.: Диодор. XXXVII. 2. 9; Keaveney A. Sulla. The Last Republican. P. 52). Любопытно, однако, что разрушению он не подвергся (Letzner W. Op. cit. S. 126. Anm. 84).

вернуться

735

Gabba E. Commento. P. 153; De Sanctis G. Op. cit. P. 98.

вернуться

736

Тем не менее город продержался до прихода к власти Цинны в 87 году (Gabba Е. Commento. Р. 151).

50
{"b":"117399","o":1}