ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Консулами на 83 год были избраны представители совершенно различных групп правящего класса – знатнейший сенатор Луций Корнелий Сципион Азиаген и «новый человек» Гай Норбан. Сципион недавно воевал в Иллирии и нанес поражение воинственным племенам скордисков (Аппиан. Иллирийские войны. 5. 13–14). В условиях надвигавшейся войны это имело немалое значение. Его коллега Норбан обладал куда более ограниченным военным опытом, [1101]но был абсолютно благонадежен в политическом отношении. Он был, видимо, первым римским гражданином в своем роду [1102]и в 103 году, как уже говорилось, выступал обвинителем «героя» араузионского разгрома Сервилия Цепиона. Сципион в этом отношении занимал противоположную позицию: процесс Цепиона был инспирирован во многом Сатурнином, а Сципион выступил против Сатурнина в 100 году (Цицерон. За Рабирия. 21). Но сейчас это не имело значения, поскольку Сципион готов был сражаться с Суллой (Аппиан. ТВ. I. 82. 373). [1103]

Что же касается Карбона, то мы не знаем, почему он не стал консулом 83 года – то ли не хватило влияния, то ли он решил, что в данный момент лучше уступить место другим. Он сделался проконсулом Цизальпинской Галлии и в целом сохранял политические позиции. [1104]Карбон еще вернется на вершину власти, но совсем ненадолго – чтобы с ее высот низвергнуться в небытие.

Обстановка для марианцев осложнялась тем, что стали проявлять активность враги режима, засевшие в провинциях. В Африке начал действовать Метелл Пий, ушедший туда накануне падения Рима в 87 году. Похоже, он заключил секретное соглашение с марианцами, поскольку почти три года мирно пребывал в провинции, [1105]никем не тревожимый, и сам как будто вел себя лояльно. [1106]Любопытно, что никого из Метеллов, родственников Суллы и давних врагов Мария, во время резни 87–86 годов не тронули. В 84 году, однако, Метелл вступил в бой с наместником Африки Гаем Фабием Адрианом, [1107]но потерпел поражение и был изгнан из провинции (Ливии. Периоха 84). [1108]Вскоре он открыто объявил себя приверженцем Суллы, сторонники которого начали присоединяться к нему (Дион Кассий. XXX–XXXV. 102). Однако когда именно это случилось – до высадки Суллы в Италии или после, – мы не знаем.

Будущий триумвир Марк Красе, скрывавшийся восемь месяцев в Южной Испании, набрал отряд в 2500 человек и разграбил Малаку (совр. Малага). Поддержки местного населения он, очевидно, не получил, вот-вот могли появиться войска марианцев, и Красе отплыл в Африку и присоединился к Метеллу. Однако позднее он поссорился с ним и отправился к Сулле (Плутарх. Красе. 6. 1–2).

Таким образом, первые атаки неприятеля оказались неудачными, но и уничтожить союзников Суллы также не удалось. Метелл Пий сам по себе опасности пока не представлял: [1109]но кто знает, как вырастет его войско в будущем? Но и сделать с ним что-либо тоже было трудно, поскольку Лигурийские горы давали ему надежное прибежище.

Античные писатели рассказывают о знамениях, предвещавших гражданскую войну: в этрусском городе Клузии женщина родила змею, которую бросили в реку, но пресмыкающееся уплыло против течения; разрешился от бремени мул; случилось землетрясение; рухнуло несколько храмов (Аппиан. ТВ. I. 83. 377; Обсеквент. 57). Вспоминали, наверное, и о давнем предсказании о том, что Рим будет порабощен армией, которая явится с Востока, из тех краев, где восходит солнце (Флегон. Удивительное. 32). Именно оттуда и собирался идти на Рим Сулла. [1110]

Хотя Сулла и хвалился преданностью армии, которая обеспечит безопасность и ему, и беглецам из Рима, он не был уверен, что солдаты пойдут за ним воевать против отечества. [1111]Проконсул опасался, «как бы они, достигнув Италии, не разбрелись по своим городам. Но воины по собственному почину принесли клятву не расходиться и самовольно не чинить в Италии никаких насилий. Затем, видя, что Сулла нуждается в больших деньгах, устроили сбор пожертвований и вносили каждый по своим возможностям. Сулла, правда, не принял пожертвований, но похвалил своих людей за усердие» (Плутарх. Сулла. 27. 5–6).

Рассказ этот очень любопытен. Нечто подобное рассказывает о Цезаре Светоний: «Когда началась гражданская война, все центурионы всех легионов предложили ему снарядить по всаднику из своих сбережений, а солдаты обещали ему служить добровольно, без пайка» (Юлий. 68.1). Во время той же войны Цезарь сам занял у военных трибунов и центурионов и распределил эти деньги между воинами. В итоге «он выиграл вдвойне: займом привязал к себе центурионов, а щедростью купил расположение солдат» (Цезарь. Записки о гражданской войне. I. 39. 4).

Воины Суллы проявили такую же преданность своему полководцу. Но по собственной ли инициативе они действовали? Думается, что здесь Сулла, не зря вращавшийся в театральной среде, разыграл отличный спектакль. Средств у него, конечно, хватало, [1112]иначе бы он не стал отказываться от денег, предложенных солдатами. Почему же те решили, что у него трудности с финансами? Ответ прост: потому что Сулла сам создал такое впечатление. [1113]Для чего? Чтобы испытать верность воинов. Действовал он, надо думать, через центурионов, которые блестяще организовали эту демонстрацию солдатской преданности.

И все же, как следует из мемуаров Суллы, он продолжал испытывать сомнения в надежности своих легионеров (Плутарх. Сулла. 27.11). Казалось бы, все вполне логично: перед ним огромные силы врага, Италия на стороне марианцев, войско и впрямь может не проявить должной твердости. Но уж слишком любил диктатор порисоваться в своих не слишком правдивых воспоминаниях. Вспомним, как он изображал собственные колебания перед походом на Рим, хотя в реальности действовал чрезвычайно решительно. То же и здесь: воины готовы поставить на карту свои сбережения, которые в случае неудачи не будут возмещены, а Сулла пишет о каких-то их сомнениях. Нет, просто он любил театр, любил драматические эффекты, а что может быть более захватывающим, чем нарисованная им картина? Врагов во много раз больше, собственные солдаты охвачены сомнениями, денег не хватает, но доблестный полководец, верящий в счастливую звезду и благоволение богов, все равно смело бросается в бой и побеждает вопреки всему!

Силы сторон были впечатляющи. В распоряжении консудов находилось не меньше 100 тысяч воинов; к этому, видимо, надо добавить и отряды других военачальников, [1114]например Карбона. К тому же выжидали своего часа самниты, которые в решающий момент выставят десятки тысяч бойцов. Сулла мог противопоставить им не менее 40 тысяч закаленных в боях ветеранов (Аппиан. ТВ. I. 79. 363). [1115]К тому же в Лигурии находился отряд Метелла, который в скором времени превратится в настоящее войско. Марианцы располагали серьезным перевесом, но нужно было еще реализовать его. Сулла был бесспорным вождем антимарианской группировки, [1116]держал свои силы в кулаке, его солдаты были преданы ему, умели воевать куда лучше неприятельских новобранцев и точно знали, за что сражаются. Ничем этим противники Суллы похвастаться не могли. Однако на их стороне была вся Италия. Их воины тоже кое-что умели, а кто не умел – получал шанс быстро научиться. Оставалось выяснить, кто использует свой шанс лучше.

вернуться

1101

В 101 году он, по-видимому, был квестором М. Антония в Кили-кии, где шли военные действия, а во время Союзнической войны сумел удержать Сицилию и Регий перед лицом атак италийцев (Konrad С. F. Plutarch’s Sertorius. A Historical Commentary. Chapel Hill; L., 1994. P. 78). Думается, что ни он, ни Сципион не были совершенно «неспособными людьми» (Neumann С. Op. cit. Bd. I. S. 576), другое дело, что их дарования были скромнее, чем у Суллы.

вернуться

1102

Распространенное мнение о том, что он происходил из латинской колонии Норбы (Gabba Е. Op. cit. Р. 252), по-видимому, неверно (Badian Е. Caepio and Norbanus // Historia. Bd. 6. 1957. P. 334).

вернуться

1103

Поэтому трудно принять распространенную точку зрения на Сципиона и Норбана как на представителей более умеренных кругов сената (см.: Lovano М. Op. cit. Р. 111–112 с литературой). Б. Фрир усматривает в избрании «нового человека» Норбана попытку задобрить италийцев (Frier B.W. Op. cit. P. 598).

вернуться

1104

Valgiglio E. Op. cit. P. 51. Not. 1; Lovano M. Op. cit. P. 111.

вернуться

1105

M. Ловано пишет, что Метелл Пий установил контроль над провинцией с помощью связей, обретенных еще в годы Югуртинской войны его отцом (Lovano М. Op. cit. Р. 94). Однако опоры в источниках это утверждение не имеет.

вернуться

1106

Badian Е. Waiting for Sulla. P. 55. Ф. Мюнцер считает, что Метелл отбыл в Африку для подготовки дальнейшей борьбы с марианцами (Mtinzer F. Caecilius (98) // RE. Bd. III. 1899. Sp. 1222). Однако если бы он начал делать это сразу, ему не дали бы спокойно находиться в провинции почти три года.

вернуться

1107

Очевидно, Метелл Пий сохранял отряд, приведенный из Италии, а затем пополнил его за счет клиентов (см.: Lovano М. Op. cit. Р. 94). Вряд ли, однако, он делал это с согласия прежнего наместника Африки, как считает Ж. Каркопино (Carcopino J. Sylla ou la monarchie manquee. P., 1947. P. 121).

вернуться

1108

Если исходить из Аппиана (ГВ. I. 80. 365), то после неудачи в Африке Метелл отплыл в Лигурию, что обычно и принимается учеными (Моммзен Т. Указ. соч. Т. П. С. 233; Mtinzer F. Op. cit. Sp. 1222; Carcopino J. Op. cit. P. 122). Л. Парети, однако, считает, что он сначала побывал в Лигурии, а потом появился в Африке, откуда было гораздо удобнее присоединиться к Сулле на юге Италии (Pareti L. Storia di Roma e del mondo Romano. Vol. III. Torino, 1953. P. 596. Not. 1). Теоретически это возможно, однако не менее вероятно, что Метелл со своим небольшим отрядом проскользнул к Сулле через Центральную Италию.

вернуться

1109

Ж. Каркопино пишет о «легионах» Метелла, отрезанных в горах Лигурии (Carcopino J. Op. cit. P. 122), но нет никаких данных, что силы Метелла на тот момент исчислялись легионами.

вернуться

1110

Чернышев Ю. Г. Социально-политические идеи и миф о «золотом веке» в Древнем Риме. Ч. I. Новосибирск, 1994. С. 74.

вернуться

1111

Meier Ch. Op. cit. S. 240.

вернуться

1112

За счет азиатской добычи, конфискаций и контрибуции (Schur W. Das Zeitalter des Marius und Sulla. Leipzig, 1942. S. 153. Anm. 2; Ghilli L. Op. cit. P. 438–439. Not. 613).

вернуться

1113

Это косвенное свидетельство того, что конфискаций в Греции после Дарданского мира Сулла не проводил, иначе воины не поверили бы в нехватку средств у Суллы.

вернуться

1114

Valgiglio Е. Op. cit. Р. 50. № 2.

вернуться

1115

Беллей Патеркул пишет, что 30 тысячам воинов Суллы противостояло 200 тысяч врагов (П. 24. 3), а Плутарх и вовсе говорит о 450 когортах, то есть 225 тысячах человек, что, несомненно, восходит к мемуарам Суллы (Gabba Е. Op. cit. Р. 212). Впрочем, ненавидящий Суллу Флор говорит даже о 500 когортах (250 тысячах человек) (III. 21. 18). Эти цифры могут отражать лишь число мобилизованных за оба года войны (Schur W. Op. cit. S. 158. Anm. 4).

вернуться

1116

В результате марианских убийств 87 года потенциальные конкуренты Суллы в руководстве антимарианской группировки погибли (Егоров А. Б. Социально-политическая борьба в Риме в 80-е гг. I в. до н. э. (К истории диктатуры Суллы) // Социальная борьба и политическая идеология в античном мире. Л., 1989. С. 135).

83
{"b":"117399","o":1}