ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Практически те же претензии звучали и в адрес существующей более тридцати с лишним лет мощной радиостанции ВМФ под небольшим белорусским городком Вилейка. Она вдруг стала чем-то вроде местного Чернобыля: и для здоровья населения вредна, и экологический ущерб огромен, и с экономической стороны — сплошные убытки. “А что хорошего от этой станции-то? У меня, вон, телевизор стал плохо показывать — может, это они мешают” , — жаловалась в одной из “независимых” газет пенсионерка Мария Федоровна. Оппозиция, как ей казалось, зарабатывая политический капитал, а точнее отрабатывая полученные с Запада деньги, собирала подписи с целью закрытия этой “опаснейшей” станции.

ДЛЯ СПРАВКИ

Подобных вилейской станции во всем мире не более двух десятков. В бывшем СССР их было пять. Одна была вывезена из побежденной Германии. Вилейский объект среди них — самый мощный и надежный. Его антенное поле расположено на территории в 600 с лишним гектаров. Здесь расположены десятки мачт высотой почти в 300 метров и весом в 300 тонн. Чтобы установить такую мачту, надо было вырыть в болоте котлован с пятиэтажный дом и заполнить его бетоном. Многоэтажные подземные бункеры снабжены сложнейшей аппаратурой, позволяющей подводным лодкам и кораблям принимать сигналы станции практически в любой точке мирового океана. Обслуживают станцию около 400 человек.

Пресек попытку уничтожить эти важнейшие для обороны независимости Беларуси станции, оставить Россию “без глаз и ушей” в конце концов президент Александр Лукашенко, заявив, что “спекулировать на этом” он никаким “теневым кабинетам не позволит, тем более не пойдет на поводу у них”.

САМОЕ НЕДАЛЬНОВИДНОЕ РЕШЕНИЕ ХХ ВЕКА...

Именно тогда президент Беларуси занял жесткую позицию противления вывоза стратегического оружия, предлагая оставить его здесь, в противовес расширению НАТО на Восток. На тот период на территории республики еще размещались 72 атомные боеголовки. Но “демократы” России, подталкиваемые западными партнерами, спешили “обезвредить” свою страну. На “торжества”, которые состоялись 27 ноября 1996 года в Лиде по случаю вывода с территории Беларуси последней стратегической российской ракеты, Александр Лукашенко не поехал. Министр обороны (обороны ли? — Е.Р. ) России Игорь Родионов, выступая там, как и прочие эсэнговские министры, беспомощно лепетал, что “НАТО, возможно, уже сегодня планирует варианты размещения своих вооружений, в том числе и ядерных, на территории в непосредственной близости от России, Белоруссии, других стран СНГ”.

Увы, стоит ли беспокоиться теперь об СНГ? Сегодня НАТО фактически объединяет 19 стран. Его границы распростёрлись от гор Малого Кавказа на востоке до Калифорнии на западе и от острова Крит на юге — до Баренцова моря на севере. О своем желании вступить в этот союз заявили не только лидеры Восточной Европы, но и Грузии, Армении, Азербайджана. Украина поспешила подписать в Мадриде специальную хартию о тесных взаимоотношениях с альянсом, которая может позволить Киеву войти в НАТО в качестве полноправного члена.

“Расширение НАТО, возможно, самое спорное и недальновидное решение западных политиков ХХ столетия, — заявил Александр Лукашенко. Говоря о возможности вступления Белоруссии в этот союз, он сказал: “Извините, в какое НАТО вступать? Если то, что было раньше и существует сегодня, то это совершенно невозможно.”

Что же могли противопоставить ускоренному расширению Североатлантического союза два самых последовательных противника таких планов, как Белоруссия и Россия? В первую очередь — наличие у последней мощного стратегического ядерного потенциала. Это понимали и понимают на Западе, и прежде всего в США, которые в нынешних геоэкономических и геополитических условиях могут претендовать на роль сверхдержавы только при наличии у нее особого стратегического приоритета. Одним из средств его достижения и является демонтаж оставшихся ядерных вооружений России. Делается это под маской “обеспокоенности” неспособностью России надежно держать под контролем свои ядерные арсеналы. На это работают “идейные” либералы и местные “демократы”, склоняющие Россию к очередным односторонним уступкам в вопросах ядерного разоружения. К ним примыкают и власти не только республиканские, но и федеральные, региональные кланы, которые с целью удержания власти готовы как можно дороже “продать” стратегические ядерные уступки в обмен на финансовую, политическую и прочую, всегда необходимую для их существования помощь Запада.

СТАРТОВЫЕ ПЛОЩАДКИ БЕЛАРУСИ НЕ МЕШАЮТ...

На днях пресса с восторгом сообщила, что Украина приступила к очередному этапу ликвидации ядерного потенциала бывшей советской республики — уничтожению его инфраструктуры. На это Вашингтон выделил 520 миллионов долларов. К 2001 году из бывших на Украине 176 шахт для запуска ракет должны быть взорваны оставшиеся 56.

В Белоруссии успели взорвать только одну из имеющихся 81 бетонной площадки от выведенных в Россию ракет СС-25. Упоминая об этом выводе, Александр Лукашенко недавно открыто сказал, что Беларусь тогда столкнулась с “неимоверным давлением со стороны России и Запада, направленным на ускорение этого процесса. Теперь идет второй этап этого прессинга, и разговор ведется о немедленном уничтожении стартовых площадок, расположенных на территории республики”. Весьма отрицательно оценивая способ ликвидации этих сооружений путем взрыва, президент заявил, что “стартовые площадки Беларуси не мешают. А оставлять после себя потомкам выжженную, искореженную землю мы не будем”.

Американцы предложили свой способ уничтожения этих бетонных площадок, но “несмотря на многочисленные попытки, мы не смогли добиться от руководства Беларуси доступа к этим стартовым площадкам и начать работы”, — жаловался помощник министра обороны США Эдвард Уорнер.

Многие считают, что таким образом американцы хотели бы добиться того, чтобы российские ракеты вновь не вернулись на эти пусковые площадки. Но те, в лице своего посла Даниэля Спекхарда, заявили, что считают такую трактовку ошибочной, мол, эти стартовые площадки в связи с изменением в технологии производства и использования ядерного оружия не имеют стратегического значения, “США не рассматривают факт существования в Белоруссии этих пусковых площадок как угрозу”, — заявил посол.

ПОСТОЯТЬ НЕ ТОЛЬКО ЗА СЕБЯ

Так это или нет, но Белоруссия продолжает оставаться страной, которая может постоять не только за себя, но и за своих союзников. Сокращать свои войска или что-нибудь уничтожать республика больше не намерена. Особое внимание они уделяют авиации и войскам ПВО. Сегодня белорусские ПВО несут круглосуточные боевые дежурства по обороне своего воздушного пространства и контролируют воздушное пространство от Киева до Риги. Противовоздушная безопасность России и других стран обходится Беларуси в огромную сумму, с которой наши соседи не спешат расставаться. Тем не менее, как заявил президент, “Белоруссия будет не только содержать войска ПВО, но и модернизировать все комплексы и системы”. Для этого у нас есть все необходимое и ученые, и специалисты”.

Не случайно так мощно и убедительно прозвучали слова белорусского президента по проблеме конфликта в Косово. Излагая суть позиции США, он заявил: “Они могут нанести удар “томагавками” по любой территории, загубить людей... Это недопустимо. Потому и Россия, и Беларусь (да и Украина, хватит вилять) — мы прекрасно понимаем, что следующей будет наша очередь. И я бы предостерег и Францию, и другие страны, и Великобританию, которые считают, что они недосягаемы. Это вовлечет их в такую бойню, что будет жарко всей Западной Европе. Они распоясались, эти господа, когда Советский Союз исчез, они распоясались до крайности... У нас достаточно оружия для того, чтобы предоставить Югославии самые современные средства борьбы и с ракетами, и с самолетами, и мы готовы их предоставить югославам”, — заявил президент.

11
{"b":"117400","o":1}