ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лет двадцать пять назад у меня был календарик, на котором был изображён Павка Корчагин и подпись из Николая Островского "Пусть книг будет меньше, но они будут лучше". На мой взгляд, книг сейчас очень много и не всегда обязательных, необходимых, достойных. Я пробежался по ярмарке — разнотравие большое и, наверное, это хорошо. Но удивляет наличие некоего "фонда Ельцина", "библиотеки имени Ельцина". Это звучит как кощунство, как очевидный нонсенс: человек не мог два слова без стакана связать. По таким мелочам, вероятно, можно судить, что не всё хорошо в отечественном книжном королевстве.

Для меня нынешняя ярмарка ознаменована новым статусом. До этого, я стоял, что называется, с боку-припёку, на одной ноге. В этом году у меня свой стенд. За что я всегда в пояс кланяюсь "Non-fiction"? Здесь я получаю восполнение сил за год унижений, мытарств, кидалова, борьбы с печатниками. Выпитые у меня вёдра крови — как-то возвращаются. Люди приходят, и я чувствую, что не зря рубился. Мои по наитию выбранные темы — например, репринтные издания или исследования жизни провинции кому-то нужны. Как минимум, происходит моральное восполнение.

Наконец, можно заработать какую-то копейку и издать на неё следующую книгу. Принцип пятнадцатилетней давности не изменился — появляются деньги, появляется новая книга. Книжным бизнесом это назвать трудно.

Олег ШИШКИН, писатель

"Non-fiction" — это удачный проект. Его смысл в том, что он правильно построен с точки зрения идеи, и идея эта не статичная, но развивающаяся. Поэтому мы на протяжении нескольких лет видим очень грамотно сделанную книжную выставку. Не ярмарку, как на ВВЦ. Здесь собираются те издательства, которые отсепарированы от того вала, который традиционно представлен на ММКВЯ. "Non-fiction" здесь нужно рассматривать, конечно, не как привязку к документальному жанру, а как обозначение серьёзной литературы. Как когда-то говорил Василий Розанов: "Читают книги не для того, чтобы получить удовольствие, и не для того чтобы получить информацию, а для изменения души". "Non-fiction" — это литература "для изменения души".

Мне кажется, эта тема здесь в полной мере представлена. Сюда приходят разные люди, но все они обладают интеллектом, потому интересны.

Те издательства и издания, которые здесь имеются, указывают на то, что интеллектуальное общество находится в состоянии множественного дробления. Сам по себе выбор уже определяет множество таких тенденций. Мир дробится на личности, и, по большому счёту, это правильно. Другое дело, что мы пытаемся находить друг с другом какие-то общие знаменатели.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда Эффективной Политики

Кризис не задевает книжную культуру внутренне, он влияет на какие-то её секторы. Кризис полезен для ума, а ум у тех, кто читает. Так что я не думаю, что здесь происходит нечто плохое. Но технически, конечно, книга уничтожаема, и те, кто читают книги — вытесняемый класс. И как всегда, уничтожаемая группа в какой-то момент должна будет дать бой…

Никакой обречённости на "Non-fiction" не вижу. Вижу другой неприятный фактор — наступление подделок под интеллектуальную литературу. И доза таких подделок растёт от года к году, это вполне ощутимый тренд. Появляется феномен книги, которая является не интеллектуальной, а всего лишь поводом поговорить о том, что у тебя есть такая книга. В советское время такое тоже было, хватало людей, которые покупали Борхеса, чтобы поставить его на полку. Но Борхес оставался Борхесом. А тут всё больше появляется авторов, которые работают на создание эрзацев и интеллектуальных симулякров. Думаю, такой тип всё больше и больше будет определять вкус и рынок.

Ощутимая проблема — слабая конкуренция. У нас искусственно запертый интеллектуальный рынок. На нём совершенно отсутствует мировая политическая книга, её просто нет. Издателю она не нужна, она мешает. Такая книга представлена обычно французским лингвистическим или философским гламуром. Как западная, так и восточная политическая традиция, мощные гигантские материки, совершенно не представлены. А наша политическая культура нуждается в прессинге со стороны профессионалов. Подобная книга появляется только в тех случаях, когда, например, московская анархотусовка внезапно заинтересуется каким-нибудь автором, тогда его переведут и издадут. Но, в общем, это случайное явление. В основном идёт гламуризация. Даже тех авторов, которые исходно были далеки от гламура.

Вячеслав КРИВОШЕЕВ, руководитель книжной фирмы "Традиция"

Конечно, "Non-fiction" — это здорово, интересно, это праздник для думающего покупателя. Такого места в Москве больше не найти. Ни в "Библио-глобусе", ни в "Доме Книги" на Новом Арбате, ни даже в "Фаланстере" такого выбора литературы нет. "Non-fiction" как огромный интеллектуальный книжный магазин, к тому c насыщенной культурной программой, Москве нужен.

Однако, не только "Non-fiction", но и осенняя выставка-ярмарка на ВВЦ в таком варианте исчерпались и теряют привлекательность для экспонентов. Издатели и распространители друг друга давно знают, обмениваться информацией о новинках научились. Система российской книготорговли в целом сложилась, новых сногсшибательных контактов и контрактов не будет. По продажам многие из участников не окупают свое участие на выставке. Смотр отрасли тоже не получается. Это скорее московский междусобойчик с некоторым вкраплением Питера и имиджевым присутствием иностранцев. В этот раз отсутствовали стенды значимых издательств и из столиц — "Издательство Санкт-Петербургского университета", "Русская панорама", "Гуманитарная академия", "Территория будущего", "Праксис" и др. Не закладываются возможности эффективной работы по решению общих проблем, нет системной работы по правам. Давно требуется новый формат профессионального общения.

Некоторые наработки других концепций существуют. В начале ноября успешно прошло небольшое мероприятие — полтора десятка издательств — на Фабрике в Переведеновском переулке, устроенное издательством "Ad Marginem" при поддержке "Фаланстера". Организаторы не ставили перед собой коммерческих задач, поэтому появилась возможность предложить посетителям качественную литературу по реально очень низким ценам. Это была гармоничная комплексная культурная акция с показом некоммерческого кино, участием молодых модельеров, с музыкой и чтением стихов — реальная площадка для обкатки свежих идей молодых. Выраженную работу по авторским правам заявляют на ярмарке в Питере. Интересно развивается проводимая фондом Михаила Прохорова Красноярская книжная ярмарка.

Александр ИВАНОВ, редактор издательства "Ad Marginem"

Что показал кризис для книжного мира? Почему не только для книги, но для страны в целом, он оказался угрожающим, более серьёзным, чем кризис 98-го года? Тогда оставался мелкий и средний бизнес, как некая страховочная подушка безопасности. Сейчас оказалось, что 80, если не 90 % книжного рынка под корпорациями. Можно взять продукты питания, оргтехнику — везде схожая ситуация — рынок захвачен двумя-тремя крупными корпорациями. И подушка безопасности в виде малого и среднего бизнеса не присутствует.

26
{"b":"117401","o":1}