ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

17-я танковая дивизия была направлена на юг и перешла к обороне восточнее Сальска на рубеже Ново-Маныч, Сандата. 17-й мотоциклетный батальон был направлен в Вараниковское, а 2-й батальон 40-го мотопехотного полка — в Ново-Егорлык.

17 и 18 января крупные силы противника атаковали в Сталинском саперный батальон штурмбаннфюрера Шефера из дивизии «Викинг». Об огонь саперов, дивизиона реактивных минометов и дивизионной артиллерии разбилось много атакующих волн. В критический момент, когда уже завязывалась рукопашная, во фланг атакующих ударил танковый клин «Викинга», решивший сражение.

На плацдарме у Пролетарской полки «Вестланд» и «Германия» 17 января отражали ожесточенные атаки противника. На участке полка «Нордланд», находившемся на левом фланге у Маныча, было относительно спокойно. После того как саперный батальон «Викинга» отразил в Сталинском многочисленные попытки прорыва к Манычской дамбе, единственному пути сообщения на плацдарме, советские войска попытали счастья южнее. Замерзший Маныч со своими рукавами и солеными озерами для пехоты, по крайней мере, особого препятствия не представлял.

На южном берегу Маныча, на рубеже Ново-Маныч, Сандата держала оборону на редких опорных пунктах 17-я танковая дивизия. Советские войска отыскали тут брешь. Генерал Герасименко, командующий 28-й армией Южного фронта, отдал приказ своей 99-й стрелковой бригаде перейти через Маныч и овладеть Екатериновкой, чтобы в ходе дальнейшего удара на Сальск отрезать и уничтожить «Викинг».

Вечером 18 января передовой отряд 99-й стрелковой бригады у северного опорного пункта 17-й танковой дивизии перешел реку по льду и смело ворвался в северо-восточную часть Екатериновки. Ночью к нему подошли подкрепления, чтобы с утра 19 января отрезать пути отхода дивизии «Викинг».

Генерал Герасименко мог быть доволен. Он думал, что наконец-то удалось взять «Викинга» за горло. Но он ошибался. Находившееся в Ново-Маныче слабое охранение 17-й пехотной дивизии заметило передвижение противника. Как только командир дивизии «Викинг» оберфюрер Гилле получил тревожное сообщение, достаточно было одного взгляда на карту, чтобы понять опасность этого вражеского маневра. Оберфюрер Гилле связался с командиром 17-й танковой дивизии. Эта дивизия уже получила приказ об отходе к 23-й танковой дивизии на Нижний Маныч, чтобы принять участие в боях за Манычский плацдарм.

— Мы сами себе должны помочь! — сказал Гилле. Его начальник оперативного отдела штурмбаннфюрер Шёнфельдер, соглашаясь с ним, кивнул. — Но кого же нам взять, чтобы заштопать дыру?

Шёнфельдер, постоянно державший все последние донесения в голове, ответил:

— «Германия» и «Вестланд» целый день ведут тяжелые оборонительные бои. Мы можем что-нибудь взять только у «Нордланда» с левого фланга.

Гилле и Шёнфельдер еще раз изучили карту обстановки, и через пару минут стало ясно:

— Немедленно распорядитесь снять с самого левого фланга 3-й батальон «Нордланд», его позиции поделить среди других батальонов «Нордланда». 3-й батальон «Нордланда» направить в Шаблиевку, чтобы оттуда завтра с утра атаковать противника в Екатериновке.

А потом все пошло по плану. Об этом можно прочесть в журнале боевых действий 3-го батальона «Нордланд»:

«18.1. 19.00: 1 «Н» принял позиции батальона.

21.30: Батальон вышел маршем на Шаблиевку. Батальону поставлена задача, 19.1 атаковать противника, находящегося в северо-восточной части населенного пункта Екатериновка. 9-й роте оставаться для охранения в Шаблиевке.

19.1. 6.05: Прибытие батальона в юго-западную часть Екатериновки. Батальон придан 40-му мотопехотному полку, находящемуся в западной части. Обстановка: крупные силы противника (до 1000 человек) занимают северную и северо-восточную часть населенного пункта. У него имеются минометы и 76-мм пушки.

7.40: Сосредоточение 10-й и 11-й рот на южной окраине поселка. Справа — 11-я рота (оберштурмфюрер Дек) с двумя танками и одним штурмовым орудием, слева — 10-я рота (гауптштурмфюрер Порш) с двумя танками, одним штурмовым орудием и передовым наблюдателем 12-й батареи.

Ближайшая задача — ручей на северной окраине поселка. 9.00: Начало атаки. Уступом вправо роты пошли в атаку в северном направлении.

9.15: Находящиеся в полосе наступления дома прочесываются один за другим, уничтожаются охранения противника.

9.45: Сопротивление противника усилилось. 10-й роте благодаря быстрому продвижению удалось посеять в его среде замешательство. Бой шел за каждый дом. Применялись в основном ручные гранаты.

10.00: Командир 10-й роты гауптштурмфюрер Порш погиб от ранения в голову. Командование ротой принял оберштурмфюрер Похьянлето. Силы противника нарастают.

10.15: Замечены передвижения противника в районе колхоза в 2 километрах восточнее.

10.30: Противник силами до 600 человек перешел в контратаку против 10-й роты. Самоотверженными действиями она была отражена с большими потерями для противника. В результате последовавшей нашей атаки захвачена позиция минометов противника.

11.30: Новые массы противника атакуют 10-ю и 11-ю роты. Наши легкие пехотные орудия и противотанковые пушки непрерывно ведут огонь. Передовой наблюдатель 12-й батареи эффективно управляет артиллерийским огнем.

11.35: Остатки саперного взвода вошли в состав 10-й роты. 12.15: Новые силы противника атакуют с северо-восточной части населенного пункта (около 400 человек). 12.45: Атака отбита.

13.00: Саперный взвод 40-го мотопехотного полка действует на левом фланге 10-й роты. Последующие атаки отбивались артиллерией, легкими пехотными орудиями и противотанковыми пушками с короткого расстояния. Потери противника, кроме 300 убитых, составили 159 пленных, среди которых — командир батальона, офицер связи бригады и офицер-сапер.

Трофеи: 2 гужевые повозки с аппаратурой связи, 5 тяжелых минометов, 1 легкий миномет, 13 противотанковых ружей, 2 станковых пулемета, 5 ручных пулеметов и большое количество другого стрелкового оружия.

Наши потери: 1 командир роты, 3 унтер-офицера, 5 солдат — убито, 24 ранено.

20.1: Противник ночью подтянул новые силы в занятую им северную часть населенного пункта.

7.55: 10-я рота при поддержке 2 танков пошла в атаку на северную часть поселка. Одно отделение сковало противника с фронта, остальные обошли позиции у домов с запада. Противник потерял более 100 убитыми и 73 пленными.

Трофеи: 3 тяжелых миномета, 4 противотанковых ружья, 1 противотанковая пушка, 3 станковых пулемета, 2 ручных пулемета, большое количество стрелкового оружия, 1 полевая кухня, 5 машин с боеприпасами и 12 машин с вооружением...»

В завершение говорилось: «...отрезать пути к отходу группировке, находящейся в Пролетарской. Благодаря смелым действиям 3-го батальона «Нордланд» эти планы были перечеркнуты».

Снова финский добровольческий батальон войск СС доказал свою верность и подтвердил это пролитой кровью. До мая 1943 года в соединении «Викинг» погибли 255 финнов. Многие умерли от ранений в тылу. Когда летом 1943 года по желанию финского руководителя государства маршала Маннергейма батальон был расформирован, а служившие в нем отправлены на родину, многие финны с неохотой выполняли это решение. Большинство из них получило высокие должности в финской армии. Командир батальона штурмбаннфюрер Коллани и немногие немецкие офицеры этой части всегда сознавали общие задачи, стоявшие перед народами.

В ночь на 20 января плацдарм в Пролетарской был оставлен. Пока финский батальон стоял в Екатериновке, полк «Вестланд» занимал новые позиции на оборонительном обводе у Сальска. 17-я танковая дивизия направилась маршем на Маныч. Полк «Германия» занял новые позиции на дамбе по Манычу у Манычстроя и западнее от него. Первый и второй батальон «Нордланда» усилили оборону в Екатериновке и Шаблиевке.

21 января дивизия «Викинг» отразила ожесточенные атаки противника, самые тяжелые бои разгорелись у Сальска.

Что же происходило в Сальске? Почему постоянно упоминалось название этого населенного пункта? Сальск — небольшой городок на краю Манычской низменности. Отсюда идут железная и шоссейная дороги в Ростов и Тихорецк, а также на север — по Манычской дамбе через Пролетарскую на Сталинград. Сальск был взят 1 августа 1942 года 3-й танковой армией. Здесь все части сосредоточивались для ведения обороны. После того, как пали базы снабжения в Тацинской и Морозовской, отсюда осуществлялось снабжение окруженной в Сталинграде группировки по воздуху. До Сталинграда было 400 километров — почти предельная дальность полета Ju-52.

101
{"b":"117427","o":1}