ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Противник 29 января силами 5-й и 6-й гвардейских стрелковых бригад атаковал юго-восточнее Шенджи в направлении на Лакшукай. При этом главные силы 5-й гвардейской стрелковой дивизии, по-видимому, были разбиты боевой группой Шури. 6-и гвардейской стрелковой бригаде удалось к вечеру 29 января выйти к каналу западнее леса Тугоргой.

...за ними сегодня (30.1) рано утром последовали главные силы. Им удалось пробиться до юго-восточной окраины Яблонской. Там они были уничтожены. 82-й и 85-й полки 32-й гвардейской стрелковой дивизии атаковали Лакшукай и понесли большие потери. 30 января 101-я егерская дивизия добилась особых успехов в обороне. Без сомнения, храбрый удар 6-й гвардейской стрелковой бригады, осуществлявшийся без поддержки артиллерии, которую не удалось подвезти из-за гололеда, привел к уничтожению существенной части этой бригады и к тому, что противник вынужден был отказаться от своих намерений внезапно овладеть Краснодаром».

Этот успех был достигнут благодаря решительным действиям 419-го гренадерского полка 125-й пехотной дивизии, в результате контратаки овладевшего Тугоргоем.

31 января советские войска попытались пробиться к мосту через Кубань восточнее Шабанохабля. Они непрерывно атаковали позиции словацкой дивизии под Шаганчеряблем и вклинились в них на некоторых участках, а затем им удалось прорваться. 308-й гренадерский полк, находившийся в Гатлукае, на левом фланге 198-й пехотной дивизии, помог словацкой дивизии ликвидировать прорыв.

4 февраля советские войска с новыми силами возобновили наступление на Краснодар. На направлении их главного удара в районе Шенджи находилась боевая группа Шури. В 7.30 от Шури была получена радиограмма: «Обстановка в Шенджи неясна. Вражеские танки в населенном пункте». Но боевая группа Шури сдала этот поселок после тяжелых боев лишь на следующую ночь.

5 февраля противник атаковал позиции 101-й егерской дивизии по всей полосе обороны. Полки генерал-майора Фогеля с приданными дивизии частями румынской 9-й кавалерийской дивизии полковника Негреску продолжали держаться. Им удалось подбить восемнадцать танков противника. На участке их соседа слева — 198-й пехотной дивизии — тоже разгорелись ожесточенные бои. Она тоже планомерно удерживала деревни, оборудованные в качестве опорных пунктов, а затем оставляла их. При отходе словацкая моторизованная дивизия была снята с фронта.

До 10 февраля 198-я пехотная и 101-я егерская дивизии оставили деревни на южном берегу реки. На рассвете 10 февраля 1-й батальон 326-го гренадерского полка последним покинул кубанский берег у Тлюстенхабли. После подрыва моста 326-й гренадерский полк покинул позиции на окраине Краснодара и занял оборону в восточном направлении на линии «Майн». В городе были взорваны все важные с военной точки зрения объекты.

326-й гренадерский полк получил задачу удерживать Краснодар до 17 часов 2 февраля, затем покинуть город по западной переправе и присоединиться к своим частям южнее реки.

11 февраля 3-й дивизион 235-го артиллерийского полка произвел последние огневые налеты по наседавшим советским войскам. С 17.00 326-й гренадерский полк оторвался от противника и начал отход. С последним охранением командир полка полковник Кайзер перешел мост через Кубань, находившийся юго-западнее города, который сразу же за ним был взорван. Продвигаясь по дороге на Северскуто, 326-й полк соединился со своими.

Советской 56-й армии не удалось восьмью дивизиями и девятью стрелковыми бригадами существенно помешать отходу немецких войск на Краснодар.

В связи с заболеванием генерала Мюллера командование 198-й пехотной дивизией было временно поручено полковнику Фельдману. 12 февраля командиром дивизии был назначен полковник генерального штаба (позже — генерал-майор) фон Хорн. В последующее время отдельные части дивизии принимали участие в боях в составе 97-й и 101-й егерских дивизий, 5-й авиаполевой дивизии, а 305-й гренадерский полк — в составе 5-го армейского корпуса в Новороссийске.

ОТХОД НА КУБАНСКИЙ ПЛАЦДАРМ

Плацдарм снабжают Ju 52 — Смертельная схватка 1-го батальона 228-го егерского полка в Аужедсе — Волнолом в Абинской — Бои в плавнях — «Рисовая дорога» — 50-я пехотная дивизия удерживается на северном фланге

Созданием Кубанского плацдарма немецкое командование хотело сохранить за собой исходный район для нового наступления на Кавказ.

Отход на Кубанский плацдарм осуществлялся 44-м егерским и 49-м горнострелковым корпусами с линии фронта Усть-Лабинская, Краснодар. Чтобы уничтожить немецкие войска, находившиеся на этом выступе фронта, в наступление в общем направлении на Краснодар перешли 37-я армия с северо-востока и 56-я армия — с юга. Вторые, еще большие клещи, должны были образовать для немецких войск 58-я и 9-я армии на севере и 47-я армия — на юге. Предполагалось, что войска наступающих армий встретятся в районе Славянской. В результате этого планировалось уничтожить немецкую 17-ю армию. Так было предусмотрено советским планом, который, однако, выполнить не удалось в результате стойкости немецких войск в обороне.

«22 февраля 1943 года наступление русских войск севернее Кубани было остановлено на рубеже Калабатка — Прикубанский, а южнее Кубани — на рубеже Проковский, Холмская. Окружить немецкую 17-ю армию не удалось!» — так говорится в трезвых аналитических рассуждениях советской историографии.

В ночь на 31 января 1943 года прикрытие 46-й пехотной дивизии под Усть-Лабинской перешло по понтонным мостам через Кубань. Затем мосты были взорваны. После их разрушения наседавший противник был отражен. Но затем с помощью досок севернее и южнее этого района ему удалось по льду переправиться через Кубань. Между Усть-Лабинской и Краснодаром переправились боевые группы подполковника Абрамова и младшего лейтенанта Градасова, но они были слишком слабы, чтобы представлять собой серьезную угрозу для маневра немецких войск.

Совещание командующего 17-й армией генерал-полковника Руоффа с командиром 49-го горнострелкового корпуса Конрадом в Воронежской завершилось следующим результатом:

1. Уничтожить все поврежденные машины.

2. Произвести поэтапный отход на Кубанский плацдарм. Каждый раз заблаговременно определять соответствующую позицию, которую необходимо заранее подготавливать с помощью строительных батальонов, находящихся в распоряжении корпуса.

3. Пока ледовые условия в Керченском проливе позволяют, начать отвод частей, предназначенных для размещения в Крыму и переданных в подчинение группы армий «Дон». При этом соответствующим образом сокращать линию фронта на Кубанском плацдарме.

Такие же распоряжения были отданы командирам других корпусов 17-й армии. Во всех корпусах были созданы разведывательные штабы, которые занимались определением новых позиций и следили за ходом их оборудования. В то время как южный фланг 17-й армии оставался под Новороссийском, северный фланг поэтапно до 25 февраля отошел за Протоку.

31 января отходившие немецкие дивизии заняли новую линию обороны в таком порядке:

Азовское море, Байсуг: (с севера на юг) румынская 2-я горнострелковая дивизия, 50-я пехотная дивизия, 370-я пехотная дивизия 52-го армейского корпуса.

Севернее Кубани по обе стороны от Усть-Лабинской: 46-я пехотная дивизия, 1-я и 4-я горнострелковые дивизии 49-го горнострелкового корпуса.

Южнее Кубани: 101-я и 97-я егерские дивизии, 125-я и 198-я пехотные дивизии и румынские части 44-го егерского корпуса.

Новороссийск и севернее его: 5-й армейский корпус, остававшийся на своих позициях.

1-я горнострелковая дивизия расформировала свои разведывательный, полевой запасный, вьючный батальоны, а затем и высокогорный батальон Бауэра и передала их личный состав и вооружение в качестве подкреплений в другие части. Такие же расформирования были проведены почти во всех других дивизиях.

За четыре больших и малых этапа 17-я армия постепенно отошла на «Большую позицию гота».

109
{"b":"117427","o":1}