ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В ночь на 21 августа советские сторожевики «Шквал», «Шторм» и четыре сторожевых катера СКА обстреляли реактивными снарядами аэродром в Анапе.

А тем временем на фронте Мысхако шла ожесточенная позиционная война. Двенадцатикилометровый фронт оборудовался с обеих сторон все мощнее. Особенно большие неприятности доставляло то, что противник хорошо просматривал с Мысхако немецкие позиции и их тыл. Хорошо подготовленные атаки 94-го горнострелкового (бывшего полевого запасного) батальона на гору Мысхако 24 и 28 июля снова потерпели неудачу и были отражены с большими потерями.

После отхода 125-й пехотной дивизии 4-й горнострелковой дивизии была придана румынская 6-я кавалерийская дивизия полковника Теодорини, занявшая оборону на правом фланге прибрежного участка Озерейка.

Одиннадцатого августа от смертельного ранения в голову во время инспектирования передовых позиций погиб командир 4-й горнострелковой дивизии генерал-майор Кресс. Командование дивизией принял генерал-лейтенант Браун.

БОИ ЗА КРЫМСКУЮ

Крымская, оплот «Большой головы гота» — Советская 56-я армия идет на прорыв — 97-я егерская дивизия держится — Майский подарок маршала Жукова генералиссимусу Сталину — Майор Палагита, пастух

На северном фланге 17-й армии Славянская удерживалась до 23 марта 1943 года. Затем северный фланг был окончательно отведен на Кубанский плацдарм. Линия фронта стала проходить таким образом: (с севера на юг) Курка — 17 км кубанской дороги (в 4 км южнее Троицкой) — реки Агудан и вторая — западнее Шептальского — Новороссийск.

За это время советские войска предприняли перегруппировку. Черноморская группа была упразднена, некоторые ее части перешли в резерв, командование на этом участке фронта перешло к штабу Северо-Кавказской группы.

К этому времени был уже ликвидирован харьковский кризис. Немецкая сторона смогла обеспечивать лучшую поддержку плацдарма с воздуха, так как усилилась надежда на новое наступление на Кавказ с Кубанского плацдарма, в случае, если предстоящая операция «Цитадель» (окружение курского выступа) завершится успехом.

С точки зрения условий местности новая линия обороны была чрезвычайно удобной. С севера ее прикрывали непроходимые камышовые болота по берегу Азовского моря, с юга — реки с заболоченными берегами. На юге линия фронта проходила по горам, заросшим лесом, также позволявшим создать удобные оборонительные позиции. Оставался только центральный участок по обе стороны от Крымской, где можно было развернуть широкие наступательные действия. Но здесь была создана особо прочная, глубоко эшелонированная оборонительная система немцев.

Передовая линия обороны у Крымской в северной своей части проходила вдоль железнодорожной насыпи Троицкая — Крымская и по высотам, расположенным в 3 километрах восточнее и юго-восточнее Крымской. В районе Неберждаевской эта линия обороны соединялась со старыми позициями, удерживавшимися еще с 1942 года.

В конце марта штаб Северо-Кавказского фронта разработал план наступления на этот узловой участок немецкой обороны плацдарма. В соответствии с ним 56-я армия должна была совершить прорыв по обе стороны железной дороги Краснодар — Крымская. Северная группа наступающих должна была захватить господствующую высоту 30,7 в 3 километрах севернее Крымской, после этого 37-я армия должна была перейти в наступление с выступа фронта в направлении 17 км кубанской дороги, а затем совместно с 56-й армией наступать в западном направлении.

Восточнее Крымской стояла испытанная 97-я егерская дивизия, эмблемой которой было перо тетерева. Генерал-лейтенант Рупп, опытный и любимый подчиненными командир дивизии, знал, что его дивизия вскоре окажется в горячей точке фронта, так как на то были явные приметы, а также и то, что он мог положиться на своих швабов и баварцев.

Ширина полосы обороны 97-й егерской дивизии перед Крымской составляла 10 километров. На ее левом фланге находилась боевая группа Отте, в центре — боевая группа Хёне, а на правом фланге — румынская боевая группа Мостеору. Каждая боевая группа имела в первом эшелоне по два батальона и один батальон в резерве.

Второго апреля советские войска провели разведку боем на новой линии фронта. К 3 апреля советская 56-я армия подготовила к наступлению шесть дивизий, большое количество танковых частей и 30 артиллерийских батарей. В тот же день части 2-й гвардейской стрелковой дивизии атаковали боевую группу Отте на северном фланге, чтобы захватить более выгодные исходные рубежи для главного наступления. Удар пришелся в стык 2-го батальона 207-го егерского полка и 1-го батальона румынского 94-го пехотного полка южнее моста через Агудан. Прорыв сразу же был ликвидирован подразделениями румынского 94-го пехотного полка под командованием румынского майора Палагиты. Остальные мелкие атаки, продолжавшиеся до ночи, были отражены.

4 апреля 1943 года начался мощный артиллерийско-минометный обстрел всей полосы обороны 97-й егерской дивизии. Советское большое наступление началось!

Пока боевая группа Отте на северном фланге была связана постоянными атаками, которые удавалось отражать, направление главного удара батальонов противника пришлось на участке между шоссейной и железной дорогами, который обороняли боевые группы Хёне и Мостеору. На этом участке до стыка с полосой обороны немецкой 9-й пехотной дивизии советским 55-й гвардейской, 383-й и 61-й стрелковым дивизиям удалось во многих местах вклиниться в оборону. До середины дня баварские егеря и румыны отчаянно оборонялись, использовали любую возможность, чтобы закрепиться, но все же медленно оттеснялись назад. Потери были высоки.

Создалось впечатление, что советским войскам удалось совершить прорыв, но генерал-лейтенант Рупп не сдавался. Его штаб лихорадочно работал, телефонограммы следовали одна за другой, работала радиостанция. Резервы подходили к угрожаемым участкам.

В полдень началась немецкая контратака на участке прорыва шириной около 1,5 километра. При поддержке батареи штурмовых орудий 5-й воздушно-полевой дивизии 3-й батальон 204-го егерского полка вместе с отошедшими ротами 1-го и 2-го батальонов опрокинул наступающих и восстановил прежнюю линию обороны.

На центральном участке находившийся в резерве в северной части Крымской 3-й егерский батальон 207-го полка пошел в контратаку в юго-восточном направлении и ударил прорвавшиеся на этом участке советские части во фланг. К вечеру прежняя главная линия обороны была восстановлена и здесь.

Первый день в цепи сражений за Крымскую 97-я егерская дивизия успешно выдержала. Однако 1-й и 2-й батальоны 204-го егерского полка понесли большие потери. Оба они были заменены в районах обороны третьими батальонами 204-го и 207-го полков соответственно. Таким образом, резервов у дивизии больше не осталось.

Командир 44-го егерского корпуса и командующий 17-й армией заметили опасную обстановку, сложившуюся в полосе обороны 97-й егерской дивизии. Армия выделила из своих резервов боевую группу Брукса, разместившуюся в районе юго-западнее Крымской. Боевая группа подполковника Брукса состояла из 66-го мотопехотного полка, батареи тяжелых пехотных орудий, противотанковой роты, танковой роты и артиллерии 13-й танковой дивизии.

Рассчитывали, что 5 апреля атака будет повторена, но ее не последовало. Советское командование было вынуждено пополнить свои части, понесшие большие потери, и усилить артиллерию. По этому поводу книга о битве за Кавказ замечает:

«56-я армия должна была наступать двумя группами слева и справа от насыпи железной дороги и взять Крымскую в клещи. Ширина участка прорыва обеих групп составляла 10 километров, ширина полосы наступления всей 56-й армии — 30 километров. Наши войска начали наступление 4 апреля, но успеха не имели. Наступление было остановлено».

После десятидневной подготовки в ночь на 14 апреля началось новое наступление советских войск с особенно сильной воздушной бомбардировкой Крымской. В 5.00 была начата мощная часовая артиллерийская подготовка, которая вызвала большие потери среди оборонявшихся. Затем в наступление перешли советские дивизии, которые на этот раз поддерживали танки.

118
{"b":"117427","o":1}