ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек из дома напротив
Дикая. Будешь меня любить!
Forever Young. История Троя Сивана
Ящик Пандоры
Плод чужого воображения
Должница
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
#КетоДиета. Есть жир можно!
Девушка из моря
Содержание  
A
A

На центральном и правом фланге дивизии немецкая оборона была подавлена. Обозначились три опасных вклинения советских танков. Казалось, что советские войска, прорвавшиеся на участке шириной и глубиной два километра, заслужили уже лавровый венок победителей. Крымская была ключом к обороне немецких войск на Кубанском плацдарме. Отсюда шла единственная проезжая дорога на Таманский полуостров, и еще одна — на Новороссийск. И снова дамбой на пути прорвавшегося обжигающего потока встала 97-я егерская дивизия со своими румынскими частями. Если дамба не устоит, то 17-я армия будет потеряна.

К середине дня обороняющиеся были оттеснены почти к южной окраине Крымской. Высота 68,8 оказалась в руках советских войск. Вместе с еще имевшимися резервами с соседнего участка был переброшен 3-й батальон 228-го егерского полка 101-й егерской дивизии. Во второй половине дня немецкие войска начали контратаковать. На правом фланге румынский 2-й батальон 95-го полка отбросил 61-ю стрелковую дивизию. Нацеленный на юго-восточную окраину крымской удар боевой группы Брукса был остановлен у высоты 68,8, занятой советскими войсками. Перешедший в контратаку с северо-западного направления 2-й батальон 207-го полка временно занял мукомольный завод, а затем вынужден был перейти к обороне в окрестностях железнодорожной станции. Окружить прорвавшиеся советские части фланговыми ударами боевой группы Брукса и 2-го батальона 207-го егерского полка не удалось. Будут ли советские войска продолжать наступление и развивать свой начальный успех в решительный прорыв?

Но и силы наступающих советских частей 83-й горнострелковой и 383-й стрелковой дивизий были на пределе. Они были не в состоянии продолжать наступление. Пока они подводили резервы, немецкая сторона времени попусту не тратила.

В ночь на 15 апреля в район прорыва были брошены все имеющиеся немецкие резервы. Боевая группа Отте, отбившая на своем участке атаку противника, направила сюда свой 2-й батальон 207-го егерского полка. Сознательно ослабляя свой северный фланг, бросал на чашу весов последнего солдата. Из вторых батальонов 204-го и 207-го полков была образована группа Мальтера, которая 15 апреля должна была совместно с боевой группой Брукса перейти в атаку и восстановить прежнюю линию обороны. В 9.45 началось наступление боевой группы Мальтера, к которой присоединилась боевая группа Брукса. Началось настоящее побоище. Советские и немецкие самолеты летали над полем боя, артиллерия била непрерывно. Ожесточенные бои продолжались целый день. Самой горячей точкой была высота 68,8, которую советские войска обороняли, несмотря на постоянные налеты пикирующих бомбардировщиков. Немецкие роты подошли к границе леса перед высотой. Южнее железной дороги был захвачен несколько раз переходивший из рук в руки мукомольный завод. Немецким подразделениям его удалось удержать, несмотря на частые атаки противника при поддержке танков.

Вечером советское командование подвело резервы, которые начали атаку в районе высоты 68,8 и опять потеснили немецкие роты. И снова возникла опасность прорыва. Генерал Рупп, учитывая большие потери, принял решение прекратить атаки и оборудовать новый рубеж обороны. Но корпус и армия видели в ликвидации вклинения советских войск главную предпосылку для удержания Кубанского плацдарма и подвели новые резервы. Уже в ночь на 16 апреля, наряду с другими, в Крымскую на грузовиках был переброшен из района Новороссийска 2-й батальон 13-го горнострелкового полка 4-й горнострелковой дивизии.

Утром 16 апреля советская пехота при поддержке танков снова выбила боевые группы Хёне и Мальтера с занимаемых позиций. После того как наступательный порыв советских частей иссяк, начались немецкие контратаки. 3-я батарея 249-й бригады штурмовых орудий, которая успешно поддерживала 5-й корпус в наступлении и во время боев в Новороссийске, значительно добавила силы контратакующим частям. В полдень в бой вступили немецкие пикирующие бомбардировщики. Высота 68,8 и молочный завод были отбиты. Дрались врукопашную. За атакой следовала контратака. Хотя к вечеру и не удалось выйти на прежнюю линию фронта, немецкий фронт был закрыт и опасность его прорыва устранена. Сухопутными частями было уничтожено 38 русских танков и еще 10 — пикирующими бомбардировщиками.

17 апреля началось ожидавшееся советское наступление. В тот же день немецкие войска начали атаковать плацдарм у Мысхако.

Советское командование решило направить туда свои резервы и авиацию.

Генерал-лейтенант Рупп своим приказом от 17 апреля обратился к войскам с благодарностью: «В неслыханно ожесточенных боях дивизия и приданные ей части 13-й танковой, 5-й воздушно-полевой, румынской 19-й пехотной дивизий во взаимодействии с корпусной артиллерией и Люфтваффе отразили попытку прорыва пяти русских дивизий и двух танковых соединений, которые поддерживала мощная артиллерия и большое количество авиации.

Офицеры и солдаты совершили удивительный подвиг, превышающий человеческие возможности. Я благодарен вам за это. Успех стоил больших жертв, однако от него зависит общая обстановка на плацдарме».

Командир корпуса и командующий 17-й армией также отметили в приказах действия 97-й егерской дивизии, а в сводке вермахта от 18 апреля говорилось:

«...Главную тяжесть оборонительных боев вынесла южнонемецкая егерская дивизия, которая вот уже несколько месяцев не выходит из сражений. Но благодаря своему умелому командованию и крепкому боевому духу всегда мастерски действует в самой тяжелой обстановке...»

Последующие дни прошли спокойно, но не оставалось сомнений, что советские войска продолжат наступление в районе Крымской. Пленные и перебежчики сообщили, что маршал Жуков принял командование войсками Северо-Кавказского фронта[17]. Любой ценой Крымская должна быть взята к 1 мая. Вместе со сменой командующего фронт получил новые резервы, так как имя Жукова имело в Ставке большой вес. Его имя всегда упоминалось там, где предстояли крупные события.

Значительно активизировались действия советской авиации. 27 апреля в семи местах последовали мелкие атаки советских войск, которые были расценены как разведка боем. Жуков пытался выявить слабые места в немецком фронте. Вечером 28 апреля артиллерийский огонь начал усиливаться и начались непрерывные налеты авиации.

Утром 29 апреля началась мощная артиллерийская подготовка, особо сильная на северном фланге 97-й егерской дивизии. Последовавшую за ней атаку советской пехоты отразили баварские егеря и румынские пехотинцы. Пришлось отступить только с передовой позиции в совхозе «Пятилетка», расположенной восточнее железнодорожной насыпи. Атаку пехоты поддерживали шестьдесят танков Т-34. В целом, до наступления вечера главную линию обороны удалось удержать. В ночь на 30 апреля советская авиация сбросила на Крымскую и прилегающий к ней район 3500 бомб и воздушных мин, чтобы не допустить подхода немецких резервов.

На северном фланге 97-й егерской дивизии находилась высота 30,1, господствовавшая над окружающей местностью. На этой высоте, занимаемой боевой группой Отте, постоянно заканчивались неудачей атаки правого фланга советской 56-й армии. Обойти это препятствие было невозможно. После тщательной подготовки в ночь на 30 апреля лейтенант Маслиев с ротой из полка майора Шульги пошел в атаку на высоту. Лейтенант Маслиев и его красноармейцы под покровом ночи заползли на высоту. Несмотря на все меры предосторожности, они были замечены. Немцы открыли огонь из пулеметов и минометов. Маслиев отдал строгий приказ открывать огонь только по сигналу его зеленой ракеты. Эффект внезапности был утрачен. Несмотря на это, советские солдаты продолжали ползком пробираться вперед. Когда лейтенант Маслиев подполз к немецким траншеям на расстояние 150 метров, выпустил зеленую ракету. Советская артиллерия подавила немецкие позиции десятиминутным артиллерийским огнем. Затем огневой вал переместился в немецкий тыл, чтобы не допустить подхода резервов. А Маслиев со своими людьми в этот момент пошел в атаку.

вернуться

17

Ошибка автора. Войсками Северо-Кавказского фронта 2-го формирования с января по май 1943 г. включительно командовал генерал-полковник Масленников И. И. — Прим. ред.

119
{"b":"117427","o":1}