ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В последующее время советские войска предпринимали лишь слабые попытки вклиниться в немецкую оборону. Третьего сентября 97-я егерская дивизия отразила атаки противника на многих участках. 14 сентября 290-м гренадерским полком 98-й пехотной дивизии были отражены две атаки пехоты и танков противника. При этом 14-я рота 290-го полка подбила три танка, а румынская 110-я противотанковая батарея — четыре танка противника. На следующий день 282-й гренадерский полк отразил атаку 20 советских танков.

Последние атаки советских войск на Кубанском плацдарме представляли собой скорее разведывательные и беспокоящие действия. Было ясно, что Кубанский плацдарм стабилен, но в полосе группы армий фон Манштейна обстоятельства складывались таким образом, что 17-я армия была вынуждена сдать свои позиции в Азии. Советские войска прекратили в ее полосе крупные наступательные действия и заняли выжидательную позицию, чтобы оказаться тут как тут, когда немцы начнут отход.

В отчете, составленном командиром 97-й егерской дивизии, приведены факты, которые привели к неудаче советского наступления против 17-й армии:

1. Численное и материальное превосходство советских войск в сражениях января/февраля южнее и юго-западнее Краснодара. Недостаток решительности и медлительность советских командиров среднего и нижнего звена. Слабая поддержка артиллерии, которую невозможно было своевременно доставить из-за сложных погодных условий.

2. Бои под Абинской были заблаговременно предусмотрены немецким командованием, предпринявшим соответствующие меры. Впервые советскими войсками проведена сильная артиллерийская подготовка и целенаправленно применена авиация. Выдвижение советских атакующих частей из отдаленных районов сосредоточения после окончания артиллерийской подготовки привело к разгрому наступающих волн далеко перед немецкой линией обороны нашей артиллерией и авиацией.

3. Во время наступления под Крымской противник подвел свои наступающие части на близкие подступы еще во время артиллерийской подготовки. При вклинениях в нашу оборону единое управление наступлением, и прежде всего управление артиллерийским огнем, выпадало у советского командования из рук. Разобщение наступающих войск обеспечило успех немецких контратак.

4. Во время наступления 26 мая можно отметить массовое применение крупных сил артиллерии, пехоты, танков и авиации. Улучшилось их массирование на главном направлении и взаимодействие. Новым было массовое применение танков. Не было ни одной атаки без поддержки танков, ни одного дальнейшего наступления без пехоты.

И все же каждый раз немецким обороняющимся войскам удавалось отсекать пехоту от танков и, таким образом, ослаблять силу удара.

Из доклада командира 97-й егерской дивизии ясно следует, что советское командование постоянно пыталось учиться на своих ошибках. Напротив, в немецких войсках потери опытных командиров росли, их заменило недостаточно подготовленное пополнение. Это относилось и к кадровому составу и выдвижению в самих войсках. Потери опытных командиров отрицательно сказывались на согласованности действий частей и подразделений.

В заключение приведем данные о действиях авиации обеих сторон. На 31 августа 1943 года в 1-м воздушном корпусе 4-го воздушного флота насчитывалось 879 самолетов, из них 514 исправных. По видам они подразделялись так:

Всего Исправных

Ближних разведчиков 83 52

Дальних разведчиков 62 37

Истребителей 105 13

Ночных истребителей 21 13

Бомбардировщиков 257 142

Пикирующих бомбардировщиков 193 112

Гидросамолетов 20 14

Транспортных самолетов 138 99

В составе только Северо-Кавказского фронта насчитывалось около 750 самолетов.

Неискушенный читатель может подумать, что численные различия невелики. Однако различие состояло в том, что 1-й воздушный корпус с указанными машинами действовал на всем южном участке Восточного фронта, то есть до самого Харькова. Со своих аэродромов в Крыму и в тылу группы армий фон Манштейна экипажи вынуждены были действовать непрерывно, то здесь, то там, в тех местах, где было жарче всего. Нагрузка на летный состав и машины была предельной.

Приведенные данные позволяют показать участие немецких летчиков в общем ходе боевых действий. Немецкие истребители постоянно вели бои с советскими бомбардировщиками и штурмовиками, принимали участие в наземных боях. Но особую благодарность заслужили пилоты немецких пикирующих бомбардировщиков, которых ожесточенно сражающиеся пехотинцы всегда встречали как своих избавителей. Их крик: «Наши пикировщики пришли!» — вселял надежду и давал новые силы выстоять.

ЭВАКУАЦИЯ С КУБАНСКОГО ПЛАЦДАРМА

Советский десант в порту Новороссийск — Поэтапный отход — Немецкие силы флота охраняют морские пути — «Малая голова гота» — Дальнобойные батареи из 'Керчи прикрывают отход арьергардов — На морских паромах через Керченский пролив

Развитие обстановки на южном крыле Восточного фронта и выход Италии из войны принудил к сдаче Кубанского плацдарма. 5 августа группа армий «А» вынуждена была передать в состав группы армий «Юг» 355-ю пехотную дивизию, обеспечивавшую охрану Крыма. В связи с этим командующий группой армий «А» генерал-фельдмаршал фон Клейст приказал вывести с Кубанского плацдарма остатки 13-й танковой дивизии. С 18 по 20 августа 13-я танковая дивизия переправилась в Крым, но там не осталась, а маршем была переброшена на северный берег Азовского моря в состав 6-й армии, которая вела там тяжелые бои. Опасность того, что Крым будет отрезан от остального Восточного фронта, была очень велика. Германия опасалась, что с его потерей из войны выйдет Румыния. 3 сентября командующий группой армий «А» получил из ОКХ приказ оставить Кубанский плацдарм. Первым днем эвакуации должно было стать 7 сентября. Группой армий «А» и 17-й армией заблаговременно были разработаны планы отхода «Кримхильда» и «Брунгильда».

План «Кримхильда» был рассчитан на срок эвакуации 10—12 недель и предусматривал вывоз всего имущества, предназначенного для дальнейшего ведения войны, а также значительного количества гражданского населения.

План «Брунгильда» предлагал провести эвакуацию за 38 суток, вывоз имущества вермахта и приведение в негодность промышленных и других грузов.

Оба плана предусматривали поэтапный отход к Керченскому проливу и ведение временной обороны на выгодных участках местности. При этом особое значение придавалось «Малой голове гота», связанной с Таманским полуостровом только в трех местах. Для отхода должна была полностью использоваться единственная хорошая дорога Киевское — Варениковская. Важнейшим фактором скорости отхода была согласованность с возможностями морских транспортных средств. План предусматривал переправу через Керченский пролив одной дивизии ежедневно.

Штаб армии довел план в общих чертах до управлений корпусов. Его детальная проработка была их делом. За 30 часов до начала каждого отхода они должны были ставить задачи своим дивизиям. Поэтому каждое подразделение должно было знать, когда и куда ему предстоит двигаться.

Для установки заграждений и оборудования промежуточных позиций работало 13 саперных и 11 строительных батальонов. Усиленное наблюдение за черноморскими портами со стороны воздушной и морской разведки должно было заблаговременно выявить приготовления противника к возможной десантной операции.

Приготовления немцев не укрылись и от советского командования. Обе стороны стремились выявить намерения друг друга, но точное время отхода так и осталось для советской стороны тайной.

К этому времени советское командование уже вывело часть своих войск с Кубани и бросило их в бой для развития успеха севернее Азовского моря. Одновременно был замечен перевод десантных средств из южных черноморских портов в Геленджик. Оценка обстановки управлением 17-й армии в ближайшее время не предусматривала крупных боевых действий со стороны противника.

125
{"b":"117427","o":1}