ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

13 ноября нам снова пришлось ехать со 2-м батальоном 60-го мотопехотного полка в скотоводческий колхоз «Коминтерн», так как там снова был замечен противник. Его оттуда выгнали».

15 ноября генерал-лейтенанту Хенрици было поручено командование 40-м танковым корпусом, находившимся севернее Терека. 16-ю пехотную (моторизованную) дивизию принял генерал-майор граф Герхард фон Шверин.

К этому времени над Сталинградом сгустились тучи.

Двадцать первого ноября в журнале боевых действий группы армий «А» появилась запись:

«Атаки противника в полосе 4-й танковой армии и 16-й пехотной (моторизованной) дивизии. В 9.15 командир 16 пд (мот.) генерал-майор граф фон Шверин доложил, что окруженный вчера под Хулхутой полк в течение ночи при поддержке второго подошедшего полка (60-го мотопехотного) прорвал окружение. При этом были потеряны три роты (и крупные потери материальной части). Русских не преследовали. Он (фон Шверин) решил оставить прикрытие в Утте, откуда он и докладывал, а главные силы дивизии отвести на подготовленные позиции у Яшкуля».

Тот же журнал боевых действий 22 ноября сообщал:

«Ориентировка от 16 пд (мот.): главные силы дивизии располагаются по дуге восточнее и южнее Яшкуля. Позиции хорошие. КП дивизии — в Улан-Эрге. Прикрытие из Утты снято. Противник снова замечен в 20 километрах западнее Утты. По-видимому, это 28-я гвардейская стрелковая дивизия, 152-я мотострелковая бригада и 6-я танковая бригада. Отразив эти силы, фон Шверин хочет направить как можно больше сил, чтобы атаковать противника севернее.

17.30. Получена телеграмма: генерал-полковник Гот назначен командующим оперативной группой, кроме 4-й танковой армии, в его подчинение немедленно переходят 16 пд (мот.) и 4-я румынская армия с задачей удержать рубеж Яшкуль, Тундутов и прикрыть северный фланг в районе Аксая».

После того как 16-я пехотная (моторизованная) дивизия перешла в состав 4-й танковой армии, командование дивизии было лишено прежней свободы действий. Крупные маневры, как говорилось в новом приказе командующего 4-й армией, в дальнейшем не должны были предприниматься без разрешения. По-видимому, высшие немецкие командные инстанции сочли отход 16-й пехотной (моторизованной) дивизии из лагерей Хулхута и Утта несвоевременным. Как мы можем судить из журнала боевых действий группы армий «А», на дивизию уже оказывали натиск крупные силы. Граф фон Шверин принял единственно правильное решение: он отвел свои полки из отдаленных лагерей и разместил их на так называемой «Тобрукской позиции» у Яшкуля. Теперь только по-настоящему стала ясна ценность заранее подготовленной «Тобрукской позиции». Но точно так же было ясно, что 16-я дивизия оказалась прочно привязанной к ней. Это значит, что для нового отхода фон Шверин должен был получить разрешение от высших командных инстанций. Дальнейшее развитие событий будет описано ниже.

НАСТУПЛЕНИЕ НА МОЗДОК И УДАР В ВОСТОЧНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Дуэль бронированных гигантов — 3-я танковая дивизия берет Моздок — Истребители майора Голлоба борются с подавляющим превосходством противника — У Ищерской в штурмовых лодках через Терек — Группа фон Боденхаузена выходит на развилку железных дорог в 25 километрах северо-восточнее Грозного — Не хватает одного полка

После неудачи прорыва 40-го танкового корпуса через Баксанский оборонительный рубеж корпус готовился к наступлению на Моздок.

С воздуха действия корпуса прикрывала 3-я группа 52-й истребительной эскадры, которой командовал майор Голлоб. В его дневнике есть следующие записи:

«21 августа 1942 года: Минеральные Воды. 3-я танковая дивизия идет сегодня через Аполонскую и Советскую на восток, чтобы ударом с севера на Моздок захватить плацдарм за Тереком».

22 августа наступающие соединения 40-го танкового корпуса находились в районе Эдиссия, в 40 километрах севернее Моздока. Чтобы ввести противника в заблуждение, было предпринято наступление в восточном направлении. В тот же день передовой отряд 13-й танковой дивизии был у Тарского, в 50 километрах северо-западнее Ищерской. Од должен был прикрыть 40-й танковый корпус с севера. Из-за нехватки горючего походные порядки 13-й танковой дивизии сильно растянулись, и организовать единое руководство ими больше было невозможно. Подполковник Штольц силами своего 43-го мотоциклетного батальона провел разведку боем в районе Ищерской, чтобы помешать здесь переправе противника через Терек. Унтер-офицеры Вреде и Шатц из 43-го мотоциклетного батальона провели со своими группами смелый дальний разведывательный поиск до Солончаковой степи.

Генерал Гейр фон Швеппенбург с помощью своего деятельного начальника штаба полковника Вагнера разработал хитрый план: нанести отвлекающий удар севернее Терека в восточном направлении, а затем направить главные силы своих соединений в южном направлении на Моздок.

Двадцать второго августа 1942 года в дневнике майора Голлоба появилась следующая запись:

«Гонштаковка. Сегодня я окончательно переезжаю сюда, после того как я урегулировал с танковым корпусом вопросы охранения и др. Кажется, впервые для аэродрома выбрано место, находящееся за пределами охранения. Итак, на место было выслано охранение, а потом аэродром сразу же был занят. Затем я поехал к моему вчерашнему «Бостону», который лежал на земле, сгоревший, всего лишь в 1 километре от аэродрома».

Здесь расскажем о действиях этой замечательной группы 52-й истребительной эскадры: майор Гордон Голлоб был назначен командиром 52-й эскадры 23 июля 1942 года. До сих пор эскадру возглавлял майор Илефельд. Несколько дней 3-я группа 52-й эскадры совершала вылеты с аэродрома Таганрог-Западный, затем штаб эскадры и 3-я группа были переброшены в Ростов. Потом, с развитием наступления немецких войск на юг, один за другим менялись аэродромы: Сольний, Орловка, Средний Егорлык, Белая Глина, Армавир и Минеральные Воды.

День 23 августа обещал быть ясным и солнечным. Накануне шел дождь. Боевые группы 3-й танковой дивизии охватила та лихорадка, которая дает себя знать перед каждым началом наступления. После бесконечных ожиданий, пока не будут заправлены все машины, боевая группа Вестхофена в 10.00 начала марш. Сразу же появились самолеты противника. Истребители майора Голлоба сделали, что смогли. До вечера было сбито 17 советских самолетов.

Все сильнее группа Вестхофена отклонялась вправо, а группа Либенштайна шла с севера — на Моздок.

В передовом отряде боевой группы Вестхофена ехал обер-лейтенант Польман со своей 6-й ротой 394-го полка, усиленной танковой ротой, саперами и взводом пехотных орудий. С высот к югу от Русского по ним внезапно был открыт сильный огонь. Передовой отряд Польмана залег, ожидая подхода артиллерии. Чуть позже она нанесла удар по огневым точкам противника.

В 11.00 обер-лейтенант Польман повел свою боевую группу в атаку. Гренадеры храбро ворвались на позиции противника. Он упорно и ожесточенно оборонялся. Когда русские побежали, немцы на их плечах в 13.45 захватили поселок Русский, а затем вышли к четырехметровому каналу им. Ленина.

Последовала короткая заминка, всего лишь для того, чтобы молниеносно оценить обстановку. И вот Польман уже знает, что надо делать. Неподалеку был разбитый мост. «Туда, к мосту!» — закричал Польман.

Подошли танки 2-го батальона и поддержали гренадеров. Хрипло дыша и обливаясь потом, первые солдаты 6-й роты 394-го полка побежали по мосту. Гулко гремел дощатый настил под тяжелыми шагами. Быстро положили несколько досок на место разбитых, и вот уже первые гренадеры оказались на другом берегу канала им. Ленина.

Вскоре там уже была вся 6-я рота, проскочила через деревню, добежала до расположенного восточнее главного моста и предотвратила его разрушение. За ней сразу же последовали 2-й батальон 394-го полка и 2-й танковый батальон 6-го танкового полка, расширившие плацдарм.

Левее боевые действия боевой группы фон Либенштайна совпали по времени с атакой боевой группы Вестхофена. Здесь 4-я танковая рота графа Кагенека из 6-го танкового полка и 6-я рота 3-го мотопехотного полка, действовавшие в составе передового отряда, вышли к холму у канала. Произошел короткий ожесточенный бой. Из кустов и перелеска русские пытались вести огонь, но вскоре он был подавлен огнем танковых пушек. Танки помчались дальше, ворвались в Графский и здесь тоже не дали русским взорвать мост через канал. Наступавшие главные силы 1-го батальона 6-го танкового полка не дожидались подхода остальной мотопехоты и продолжили танковый рейд. В 14.00 1-й мотопехотный батальон находился у Веселовского и повернул к югу на Моздок. Через некоторое время боевая группа фон Либенштайна оказалась на северо-восточной окраине города. Подошла мотопехота и артиллерия.

49
{"b":"117427","o":1}