ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По этой схеме читатель, и особенно старый солдат, воевавший на Тереке, может оценить задачу, стоявшую перед немецкими ВВС, и изменить свое мнение о них. Немецкое Люфтваффе сделало, что могло.

Двадцать пятого августа, когда 3-я танковая дивизия захватила Моздок, боевая группа Штольца из 13-й танковой дивизии, с этого дня переданной в состав 40-го танкового корпуса, вышла к Тереку в 30 километрах восточнее Моздока. В задаче, поставленной боевой группе Штольца, говорилось: «Вести разведку под Мекенской и создать плацдарм под Ищерской».

Подполковник Штольц, успешно командовавший 43-м мотоциклетным батальоном, вел свою группу с привычной осмотрительностью. Пока мотоциклетные разведывательные дозоры вели разведку в направлении Мекенской, главные силы батальона к 17.45 вышли в район севернее Ищерской. Храброе разведывательное подразделение лейтенанта Рудольша успешно добралось до северной части станицы и разведало слабые места русской обороны.

В 9.00 26 августа боевая группа Штольца атаковала Ищерскую и в ходе ожесточенного боя в 15.00 овладела этим населенным пунктом. Затем подошли передовые части 3-й танковой дивизии и обеспечили охранение Ищерской. На следующий день боевая группа Штольца была передана в состав группы фон Боденхаузена (23-я танковая дивизия), которая продолжала дальнейшее наступление на восток.

В последующие дни полки 13-й танковой дивизии сосредоточивались в районе Алпатово — Мекенская. Третья дивизия изготовилась для создания плацдарма под Ищерской. В Моздоке 50-й гренадерский полк (из 111-й пехотной дивизии) сменил 3-й мотопехотный полк. Оборону противника на Тереке необходимо было прорвать в четырех местах: под Кизляром — 370-й пехотной дивизии, под Моздоком — 111-й пехотной дивизии, под Ищерской — 3-й танковой дивизии, а под Наурской — 13-й танковой дивизии. Начало форсирования приходилось откладывать из-за недостатка горючего и прочих трудностей.

Двадцать девятого августа 1942 года майор Голлоб над Тереком сбил 150-й самолет противника. С 14 по 29 августа в районе Минеральные Воды, Моздок за 38 боевых вылетов он сбил 32 самолета противника, что составляет две победы ежедневно. Сто пятидесятый самолет он сбил во время своего 464-го боевого вылета. В день начала наступления 3-й танковой дивизии Люфтваффе эффективно подавила противника, что подтверждает посланная открытым текстом радиограмма русских: «Помогите! Вражеская авиация господствует в воздухе и прижимает наши войска к земле!»

Тридцатого августа 3-я группа 52-й истребительной эскадры сбила 1500-й самолет противника. Капитан Дикфельд сбил 120-й самолет. Во время второго боевого вылета в этот день вскоре после взлета из-за заклинившего поршня в двигателе своего Me-109 Голлоб вынужден был пойти на вынужденную и посадил свой самолет «на брюхо». Это был его 4571-й вылет и, временно, последний. Майору Голлобу было запрещено летать, а чуть позже он получил другую задачу.

Берлинско-бранденбургская 3-я танковая дивизия первая пошла на приступ обороны на Тереке. В 3.30 30 августа 1942 года под Ищерской внезапно открыли огонь 75 орудий и 10 реактивных установок и начали сеять за рекой смерть и разрушение. Под мастерским руководством полковника Ульриха 26 немецких батарей обрабатывали районы переправы. Собранная под командование майора Папе боевая группа 394-го полка с двумя ротами 39-го саперного батальона, подразделениями 52-го саперного батальона и усиленная 906-я команда штурмовых лодок ждала сигнала к началу форсирования.

В 3.40 огневой вал был перенесен в глубину обороны противника. Капитан фрайгерр фон дер Хайден-Рюнч подал своему 1-му батальону 394-го полка сигнал к атаке.

Гренадеры 1-го батальона рванулись по кустарнику к берегу и попрыгали в невесть откуда вдруг появившиеся лодки. Взревели моторы. Штурмовые лодки с людьми на борту по бурлящим волнам реки помчались к южному берегу. Когда противник оправился от первого удара, первая волна атакующих была уже на другом берегу.

Когда вторая волна торопливо занимала места в штурмовых лодках, артиллерия и минометы противника открыли огонь, накрывший место переправы градом снарядов. На северном берегу погибли фрайгерр фон дер Хайден-Рюнч, его адъютант, офицер для поручений и многие другие из штурмового отряда.

Несмотря на это, штурмовые лодки продолжали ходить с берега на берег. Солдаты мотопехоты, скрючившись, лежали за бортами лодок, над которыми виднелись только стальные шлемы. На носах лодок стояли готовые к бою пулеметы, на кормах у моторов и рулей возились мокрые от пота саперы. Вода вокруг них кипела от разрывов снарядов, уносивших все новые и новые жертвы. Раненый командир 2-й роты 394-го полка обер-лейтенант Дюррхольц упал за борт и исчез навсегда.

Находившиеся на южном берегу под командой обер-лейтенанта Эггерта солдаты мотопехоты и саперы искусно продолжали атаку и прочно держались за землю. До 5.30 удалось переправиться 1-му батальону 394-го мотопехотного полка и двум саперным ротам 39-го саперного батальона.

Во втором эшелоне начал переправу на лодках 2-й батальон 394-го полка. Командир батальона капитан Штайн был тяжело ранен, но, как и всегда в тяжелой обстановке, нашлись решительные люди, которые своей неустрашимостью и осмотрительностью спасли положение. Обер-лейтенант Польман, командир шестой, взял под свое командование весь 2-й батальон 394-го полка на другом берегу. Вместе с 1-м батальоном он начал расширять плацдарм.

Затем к ним присоединились 3-я и 7-я роты 3-го мотопехотного полка. Из 36 штурмовых лодок, имевшихся к началу атаки, к 7.00 лишь пять оставались неповрежденными. Командир дивизии приказал: «Окопаться и держаться!» Переправившиеся подразделения были слишком слабы, чтобы продолжать наступление на Мундар-Юрт. Потери немцев были велики. Все передовые артиллерийские наблюдатели погибли.

К полудню огонь артиллерии противника усилился. Звенья русских штурмовиков и бомбардировщиков бомбили переправы. Истребители майора Голлоба атаковали группы вражеских самолетов, но, численно уступая им, не могли прекратить их налеты.

Тем временем оказалось, что в районе плацдарма у Ищерской навести мост невозможно. И все равно этот плацдарм необходимо было удерживать, поскольку он приковал к себе крупные силы противника. Артиллерию выдвинули на передовые позиции, чтобы она могла лучше отражать повторяющиеся контратаки противника из Мундар-Юрта.

Во время боев за плацдарм у Ищерской 13-я танковая дивизия наступала на восток и готовилась к захвату плацдарма у Наурской. Из-за нехватки горючего ее полки с опозданием вышли в район сосредоточения. Наурская снова была занята русскими войсками, перешедшими Терек. Первого сентября 126-й мотопехотный полк 23-й танковой дивизии под командованием полковника Боденхаузена снова захватил Наурскую. Во второй половине этого дня в Наурскую продолжали прибывать остальные части 13-й танковой дивизии, готовившиеся на этом участке форсировать Терек. Но задача по форсированию была отменена.

Второго сентября 111-я пехотная дивизия захватила плацдарм под Моздоком. Главные силы 13-й танковой дивизии было решено перебросить из района Наурской в район севернее Моздока.

Боевая группа полковника Боденхаузена в составе 126-го мотопехотного полка 23-й танковой дивизии и 43-го мотоциклетного батальона 13-й танковой дивизии продолжила наступление по северному берегу Терека на восток. Один из ее разведывательных дозоров вышел к развилке железных дорог в 25 километрах северо-восточнее Грозного и выяснил, что войск противника впереди почти нет. Если бы удалось надежно перерезать развилку железных дорог, то сообщение между Кизляром и Астраханью было бы прервано и приток помощи союзников в Сталинград удалось бы прекратить. Но силы немцев были слишком малы, чтобы здесь удержаться. Снова не хватило еще одного, последнего полка. Трудности со снабжением, угроза тыловым коммуникациям и усилившиеся атаки русских вынудили боевую группу фон Боденхаузена отойти. Десятого сентября она снова вернулась в Мекенскую, где ее приняли посты охранения 3-й танковой дивизии.

51
{"b":"117427","o":1}