ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После того как были заняты исходные районы, оперативное построение приняло следующий вид:

1. На правом фланге (западном): 57-й танковый корпус с частями 125-й, 198-й пехотных и словацкой моторизованной дивизий. Эти силы обеспечивали правый фланг наступательной группировки, а затем должны были поддержать наступление 44-го егерского корпуса.

2. Центр: 44-й егерский корпус со 101-й егерской дивизией на правом фланге и 97-й егерской дивизией — на левом. Этот корпус должен был наступать по обе стороны дороги на Туапсе.

3. Левый фланг (восточный): 49-й горнострелковый корпус с горнострелковой дивизией «Ланц» и 46-й пехотной дивизией. В задачу 46-й пехотной дивизии входило обеспечение левого фланга и продвижение за наступающей группировкой. Горнострелковая дивизия «Ланц» должна была из района Нефтяной наступать через гору Гунай на Гойтх и Индюк и открыть путь к прибрежной дороге фланговым ударом.

Рассмотрим из плана наступления наиболее подробно задачу горнострелковой дивизии «Ланц», определенную оперативным построением, утвержденным 27.9.1942.

Насколько утопичной была эта задача, если принять во внимание труднодоступную горно-лесистую местность, предусмотренную заранее недостаточную поддержку с воздуха и чрезвычайно плохие возможности снабжения, показывает следующий боевой состав:

98-й горнострелковый полк с 1-м, 2-м батальонами и 3-м батальоном 98-го полка;

13-й горнострелковый полк со 2-м батальоном и 3-м батальоном 13-го полка;

79-й горно-вьючный артиллерийский полк со 2-м артиллерийским дивизионом, 3-м артиллерийским дивизионом 79-го горного артиллерийского полка и 4-м артиллерийским дивизионом 94-го горного артиллерийского полка;

Группа Зоммера с 4-м артиллерийским дивизионом 79-го горного артиллерийского полка и 4-м артиллерийским дивизионом 94-го горного артиллерийского полка;

48-й саперный батальон (Герцога).

Эти силы дополнялись в течение последующих недель постоянно менявшими подчиненность батальонами 46-й пехотной дивизии и 3-м артиллерийским дивизионом 114-го артиллерийского полка.

С этими худосочными силами в последующее время предстояло захватить полосу шириной по крайней мере 25 километров (Гойтх, Оплепен), а местами 32 километра (Шаумян, Оплепен) на местности, поросшей вековым непроходимым лесом, а потом удерживать ее в обороне.

Сведущие люди с самого начала скептически оценили перспективы этой операции. Отрицательный опыт Абхазского Кавказа сделал их пессимистами.

Немецкие перегруппировки остались незамеченными. Двухфюзеляжные «фокке-вульфы» каждый день вели разведку над территорией противника.

С русской стороны Черноморская группа Закавказского фронта под командованием генерала И.Е. Петрова наращивала свою оборону. 18-я армия на направлении ожидавшегося главного удара и 56-я армия у Горячего Ключа готовили резервы. К этому времени, не в последнюю очередь благодаря жестким действиям Ставки и Центрального Комитета ВКП(б), были преодолены отступательные настроения и усталость от войны, а вся оборона Кавказа реорганизована. Как из-под земли появлялись все новые и новые соединения. Ключ обороны Кавказа лежал на дороге в Туапсе. Обе стороны сосредоточили здесь основные свои усилия.

В 9.00 23 сентября началось большое осеннее наступление на Туапсе, готовившееся под кодовым наименованием «Аттика». Левофланговый полк 125-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Шнекенбургера (419-й гренадерский полк с приданным 1-м батальоном 326-го полка 198-й пехотной дивизии) после интенсивной огневой подготовки овладел господствующей Лысой горой (отметка 451) южнее Горячего Ключа и создал условия для наступления по долине Псекупс в южном направлении на Шаумян.

Двадцать четвертого сентября батальоны баден-вюртембергской 198-й пехотной дивизии из района южнее Горячий Ключ перешли в наступление в качестве главной ударной силы. К вечеру 308-й и 305-й полки достигли гребня высот по обе стороны от Осунаво и отбросили оттуда противника.

На 25 сентября командир дивизии генерал-майор Мюллер поставил командирам полков 198-й пехотной дивизии ясные задачи:

«Наступать: 308-му гренадерскому полку — на правом фланге, 305-му гренадерскому полку — в центре, 326-му гренадерскому полку на левом фланге, подняться на гору Попова Спина и овладеть деревней Безымянное. По долине Псекупс наступает 419-й гренадерский полк».

В ходе' стремительной атаки полки вышли к подножью Поповой Спины, но здесь оказалась прочная оборона противника. На покрытых лесом склонах горы разгорелся ближний бой, переходивший в рукопашные. Атаку поддерживали штурмовые орудия, но они не всегда могли преодолевать естественные препятствия. Вечером 308 и 305-й гренадерские полки стояли на Поповой Спине, левофланговый 326-й полк был остановлен у господствующей высоты 514,2. Высота была ключевой на пути к цели наступления — Безымянное.

Двадцать шестого сентября наступление было продолжено. Прилетели немецкие бомбардировщики, которым указывали цели дымовые снаряды артиллерии и офицеры связи ВВС. Лес гудел от разрывов бомб и огня бортового вооружения. В хорошо замаскированных дотах оборонялась 395-я стрелковая дивизия. На некоторых участках она переходила в контратаки. Бои на высоте 514,2 продолжались 27 и 28 сентября, затем ее наконец удалось взять. Из района южнее Кутайской подошла словацкая моторизованная дивизия и соединилась со 198-й пехотной дивизией, которая в это время вела бой за деревню Хатыпс.

Двадцать девятого сентября последовала атака боевой группы Фазеля (198 пд) на Безымянное. Боевая группа состояла из трех штурмовых орудий, саперной роты и противотанковой роты. Атаку проводили во взаимодействии с 419-м полком 125-й пехотной дивизии, наступавшим непосредственно по долине, ее поддерживала только 11-я батарея 235-го артиллерийского полка с огневых позиций южнее Горячего Ключа. Один из артиллеристов в «Истории 198-й пехотной дивизии» вспоминал:

«С нашего дерева на Поповой Спине мы точно могли рассмотреть солдат 308-го, как они с северо-запада под прикрытием крутого берега Псекупса подходят к Безымянному. Группа Фазеля выкатила вперед свои противотанковые пушки. Стрелковые группы задержались. Расчеты тяжелых пулеметов заняли позицию в прибрежном кустарнике. Затем стрелки проскользнули через кустарник и пошли на штурм поселка. Там было полно русских, они ставили на позиции пулеметы «Максим». Начался бой, и казалось, что наша атака захлебывается от огня противника. Но тут русских с востока охватил 421-й гренадерский полк, и среди них началось замешательство. К этому времени уже были готовы к бою наши тяжелые полевые гаубицы. Верны ли данные для стрельбы? Одна ошибка в расчетах, и снаряд попадет в своих или в наблюдательный пункт, так что лучше бы был перелет. «Второе орудие, огонь!» — сердце подскочило к горлу и готово было выпрыгнуть. Через сорок секунд наш первый «чемодан» просвистел над нашими головами в долину. Накрытие. «Внимание, залп!» — огонь, пыль и дым в южной части деревни. «Перевести огонь на сто метров вперед! Вся батарея, четыре группы!» Чуть позже — в деревне и за деревней — огневой вал. Наши гренадеры использовали замешательство противника и пошли на приступ. Последующие залпы полностью сломили сопротивление. Русские побежали назад, за ними следовали разрывы наших снарядов. К вечеру Безымянное было в наших руках».

Тридцатого сентября должна была пасть гора Фонарь, создававшая угрозу захваченному населенному пункту с фланга. В 11.30 пикирующие бомбардировщики атаковали высоту. Бомбардировщики нанесли удар по обозначенным дымом целям. Передовые подразделения 305-го полка пустили ракеты в знак благодарности. С северо-востока подошел 326-й гренадерский полк. Гора Фонарь превратилась в извергающийся вулкан. В 14.35 командир 326-го гренадерского полка доложил: «Гора Фонарь — в наших руках!»

В тот же день 308-й гренадерский полк из района Безымянное в ходе наступления по долине Псекупс взял высоту 326,4, а вечером — деревню Фанагорийское. Части армейской и дивизионной артиллерии продвигались за ним и заняли огневые позиции в районе Безымянное.

70
{"b":"117427","o":1}