ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

23 октября группа Лаваля снова пробилась к Семашхо. Первый батальон 98-го полка и 3-й батальон 98-го полка штурмом овладели господствующей высотой. В последних лучах заходящего солнца перед немецкими горными егерями как на ладони раскинулось Черное море и город Туапсе со своей гаванью. Хорошо просматривались подступы и передвижения войск противника. Снова появилась надежда, что после всех тяжелейших сражений все же удастся достичь Туапсе. Боевая группа Бухнера со 2-м горнострелковым батальоном 13-го полка вышла на высоту 783 на правом фланге наступающей группировки.

24 и 25 октября капитан Вернер и его 2-й батальон 98-го горнострелкового полка пробились из района Перевального к гребню высоты Семашхо, но южными отрогами горной гряды, двуглавой высотой 919 (Два Брата), ему овладеть не удалось. Боевая группа Ауэра присоединилась к наступлению 2-го батальона 98-го горнострелкового полка, переместила линию охранения за Перевальный в верхней части долины Пшиша на юг.

В тот же день, 26 октября, 46-я пехотная дивизия атаковала захваченный 13 октября советскими войсками Оплепен. В результате атаки с двусторонним охватом батальонами 72 и 97-го гренадерских полков высота была снова взята. Таким образом, господствующая высота в долине Пшехи снова оказалась в руках немцев.

Все успехи достигались в тяжелейших условиях. Немецкие роты были обескровлены и насчитывали не более 30 человек. Множество мулов и обозных лошадей не вынесло изнурительных лишений и пало. Цель, которая была уже буквально перед глазами, достичь с имеющимися силами было невозможно. Дивизии, которые должны были быстро освободиться из-под Сталинграда, чтобы усилить группировку войск на Кавказе, истекали кровью перед городом на Волге. Так уже в то время героическая борьба немецких горнострелковых, егерских и пехотных дивизий вдоль дороги на Туапсе предстала огромной трагедией. Над всем застыл возглас: слишком мало! Не хватало двух-трех свежих дивизий, пары полков, и цель можно было бы достичь.

Двадцать седьмого октября состоялось совещание командиров корпусов с командующим 17-й армией в Краснодаре. Генерал-полковник Руофф заслушал доклады своих командиров корпусов, но он и сам уже все знал достаточно хорошо.

Командир 57-го танкового корпуса доложил, что его корпус окончательно застрял в горах. Продолжать наступление дальше невозможно.

Генерал де Ангелис напомнил, что его 44-й егерский корпус располагает только двумя дивизиями двухполкового состава. Он понес очень большие потери, а его собранные на месте колонны вьючных животных не обеспечивают необходимого снабжения.

Генерал Конрад сообщил, что его 49-й горнострелковый корпус, несмотря на привычку действовать в горах, не может наступать дальше один, к тому же понеся большие потери и не имея достаточного снабжения.

Эти оценки обстановки были совершенно ясны. Офицеры и солдаты совершили невозможное, но всему есть предел, и этот предел наступил! А как обстояли дела у противника?

С 20 по 23 октября советские крейсера «Красный Крым» и «Красный Кавказ», лидер «Харьков» и эсминцы «Сообразительный» и «Беспощадный» доставили из Поти в Туапсе 8, 9 и 10-ю гвардейские стрелковые бригады. Всего 12 600 человек, 50 орудий, 65 минометов и 100 тонн боеприпасов. У советских войск был глубокий тыл с хорошими путями снабжения, по которым они могли перемещать свои войска, словно фигуры на шахматной доске. Несмотря на это, они потеряли свои последние оборонительные позиции перед Туапсе.

В этой, прямо скажем, неспокойной обстановке решили найти виновных. Командующий Черноморской группой Закавказского фронта генерал Петров был заменен генералом Черевиченко, который сразу же принял новые меры и мобилизовал все резервы. Вскоре в долине Пшиш и на разъезде Гойтх были сосредоточены 11-й горнострелковый корпус (8, 9 и 10-я горнострелковые бригады), 165-я и 2-я стрелковые дивизии. В район горы Индюк направлена 408-я армянская стрелковая дивизия, а в район Гойтхского перевала — 107-я стрелковая бригада.

28 октября 101-я егерская дивизия сделала попытку прорыва через Гойтхский перевал. Из района Шаумян выдвинулся в южном направлении 228-й егерский полк подполковника Шраца. В то же время 229-й егерский полк отражал атаки противника на западном фланге у Елисаветпольского. 29 октября подполковник Шрац со своими егерями захватил высоту 388,3, подразделения полка пробились до северного подножья высоты 379,8. 97-я егерская дивизия в тот день находилась на железнодорожном переезде в 5 километрах южнее Шаумяна.

Огромные усилия советских войск, предпринятые 29 и 30 октября, чтобы охватить западный фланг 101-й егерской дивизии, оказались безуспешными. Наступление группы Шраца, находившейся перед Гойтхским перевалом, было остановлено, а группа отведена на исходные позиции.

Тем временем на высотах Семашхо продолжалось ожесточенное сражение. С трех сторон советские войска пытались прорвать слабый редкий фронт немецких горных егерей. Атаки с фронта были отражены, но русские нашли слабые места. Атаками во фланг они попытались разгромить боевые группы Бюхнера и Лаваля, а ударом с тыла отрезать их от коммуникаций. 13-й горнострелковый полк сместился на 800 метров к державшему оборону на гребне высоты 98-му горнострелковому полку, но и действовавшему с севера 48-му армейскому саперному батальону (Герцога) не удалось закрыть брешь. Из-за перемещения левого фланга боевой группы Бюхнера ее правый фланг стал слишком слабым и удерживался только цепью опорных пунктов. Советская разведка обнаружила эту брешь. Оба батальона Бухнера на правом фланге были временно окружены, но удержались.

Не лучшей была обстановка на левом фланге у Лаваля. 2-й батальон 98-го горнострелкового полка атаковали с трех сторон, но он продолжал держаться в районе юго-восточнее высоты 919 (Два Брата). Все попытки этого батальона взять высоту 919, чтобы овладеть всеми высотами, потерпели неудачу.

Русские подводили все новые и новые подкрепления из Анастасиевской, направляли их на фронт, особенно в район высоты 919. На глазах у немцев они подвозили артиллерию, но серьезно помешать им было невозможно. Немецкая артиллерия их не доставала, а от немецкой авиации в то время не осталось и следа — вся она была переброшена под Сталинград.

2-й батальон 98-го горнострелкового полка, тот батальон, которым командовал майор фон Хиршфельд и под его командованием взял Гойтх, возглавлял теперь майор Вернер. Майор фон Хиршфельд после взятия Гойтха в верхней долине Пшиш был вызван в ставку фюрера для вручения дубовых листьев к Рыцарскому кресту. Там он оставался адъютантом до осени 1943 года. Вернулся он в войска после гибели Зальмингера на должность командира 98-го горнострелкового полка, находившегося тогда в Греции. Фон Хиршфельд погиб, уже будучи командиром швабской дивизии.

Сильным атакам противник подверг и боевую группу Ауэра. Тщетно пытался он 9-й кавалерийской дивизией прорваться по гребню от Перевального в северном направлении. Полковник Ауэр собрал все силы и своими батальонами удержал занимаемый рубеж.

Размах сражений во время последнего рывка к цели лаконичными военными фразами описывает вечернее донесение генерала Ланца от 29 октября:

«Общая обстановка на гребне высоты Семашхо становится час от часу серьезнее. Во второй половине дня я отправил на помощь тяжело сражающимся боевым частям свой последний резерв — саперов со строительных площадок. Из обозов и штабов удалось отправить на фронт 200 человек. Теперь у меня больше нет резервов, и я надеюсь, что мои войска удержат занимаемые позиции. При этом численность частей ежечасно сокращается, так что сегодня вечером в ротах насчитывалось не более 40 человек. Потери офицеров на сегодняшний день составляют более 100 человек, и это очень серьезно. С полным сознанием своей ответственности и значения той местности, за которую идут сражения, я вынужден доложить, что могу обеспечивать удержание гребня высоты при продолжающихся атаках противника лишь в течение короткого времени. Если ухудшится погода, то придется отдать приказ об отходе, если, конечно, 44-й егерский корпус завтра, а самое позднее, послезавтра, наступлением в южном направлении не отвлечет противника на себя.

75
{"b":"117427","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гимназия Царима
Дом в Тополином Лесу
Современные родители. Все, что должны знать папа и мама о здоровье ребенка от рождения до 10 лет
Холмс вернулся. Дело Брексита
Другая правда. Том 2
Мозг материален
Тридцатилетняя война. Величайшие битвы за господство в средневековой Европе. 1618—1648
Это точно. Чёртова дюжина комиксов о науке и учёных
Моана. Легенда океана