ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В сражениях предстоящих дней речь идет не только об удержании позиций, но и о том, что меня волнует больше всего — о сохранении дивизии».

Сколько ума, оценки собственных сил и ходатайства за своих горных егерей видится в этом точном докладе командиру 49-го горнострелкового корпуса! Но о каком человеческом понимании, тепле, участии и заботе о своих подчиненных говорят строки Ланца — человека, ставшего выдающимся немецким горнострелковым офицером вместе со своими егерями. Признательность, внимание и почитание взаимно дополняют друг друга и могут быть выражены одним замечательным словом «товарищество».

В журнале боевых действий группы армий «А» за 3.11.1942 содержится запись:

«4-й авиакорпус поддерживает соединения, ведущие тяжелые сражения под Туапсе». А после рассуждений говорится: «...73-ю пехотную дивизию заменить авиаполевой дивизией и направить ее для участия в наступлении на Туапсе». Далее говорится: «...из районов высокогорья перевести последующие батальоны из группы Кресса в район Туапсе... Выслать запрос группы армий «А» в ОКХ о скорейшем направлении подготовленных на территории Германии маршевых пополнений для горнострелковых и егерских дивизий».

Эти записи пугают слабостью немецких войск. Сил больше нет! Осталось только жонглировать мелкими подразделениями! Латать дыры. Нет ни одной свежей дивизии.

На горе Семашхо сражение продолжалось. Противнику удалось силами 9-й и 10-й стрелковых дивизий прорваться между 13-м и 98-м егерскими полками через гребень высоты и дойти до Гойтха. Он был остановлен невдалеке от командного пункта 98-го егерского полка. Подполковник Л аваль собрал всех радистов, штабных писарей и овладел критической ситуацией. Бои в тылу позиции на Семашхо продолжались еще до 17 ноября, затем последние группы противника были уничтожены. Таким образом удалось предотвратить окружение немецкой боевой группы на Семашхо. За это подполковник Лаваль получил Рыцарский крест.

Чтобы укрепить слабые позиции у водораздела, западный фланг должен был продвинуться вперед. 97-я егерская дивизия подошла к горе Индюк. На восточном фланге 46-я пехотная дивизия передала группе Ланца свой разведывательный батальон. С высокогорья прибыл 1-й батальон 13-го горнострелкового полка и саперный батальон. Вся имеющаяся артиллерия была сосредоточена под единым командованием для обеспечения фронта в районе водораздела.

Слабые егерские полки едва могли удерживать фронт. Ведением сосредоточенного огня по путям выдвижения противника должна была помочь артиллерия. Условием для этого были наблюдательные пункты, на которых должны были находиться хорошие артиллеристы.

Майор фон Эрнстхаузен, командир дивизиона в 81-м артиллерийском полку 97-й егерской дивизии, был начальником передового наблюдательного пункта в излучине реки Пшиш юго-восточнее Шаумяна. Под его командованием находились все батареи на этом участке. В районе впадения Гунайки в Пшиш стояли батареи тяжелых орудий. 1-я и 2-я горно-вьючные батареи 81-го артиллерийского полка, на вооружении которых находились разборные горные орудия образца 36, удалось разместить на северных высотах у реки Пшиш. Решающий участок дороги в южной излучине реки Пшиш был в руках у русских. По этой причине снабжение группы Ланца осуществлялось с большим трудом из долины Гунайки через горы. Этот участок реки советские войска обороняли со всей решимостью. Все атаки 97-й егерской дивизии в этом районе терпели неудачу. Сюда русские постоянно подводили подкрепления. Продвижение противника отсюда в верхнюю долину реки Пшиш создало бы для группы Ланца в районе водораздела угрозу с тыла.

Бои за излучину реки Пшиш не утихали несколько дней подряд. Здесь как черти дрались валлонский батальон майора Люсьена Липперта, разведывательный батальон и саперный батальон 97-й егерской дивизии.

В задачу артиллерии входило держать под контролем этот опасный участок реки Пшиш. Сюда прибыл майор фон Эрнстхаузен, который, правда, вынужден был сделать заключение, что со всех сторон слабой линии фронта глубокая долина Пшиш не просматривается. Лейтенант фон Лееб, племянник генерал-фельдмаршала фон Лееба, принялся за поиски подходящего наблюдательного пункта, откуда бы можно было видеть всю долину. И он нашел ее на обратной стороне долины между передовыми рубежами.

Майор фон Эрнстхаузен, лейтенант фон Лееб и обер-фельдфебель Людвиг отправились занимать разведанный наблюдательный пункт. Они карабкались по обрыву, который становился все круче и круче. Необходимо было преодолеть лесной завал и местность, просматриваемую противником. Они пробирались, скользили, ползли, словно индейцы, перебегали от куста к кусту, от скалы к скале и наконец добрались до места, разведанного лейтенантом фон Леебом накануне. Оно стоило того: долина Пшиш далеко просматривалась. Повсюду виднелись опорные пункты русских и оживленное движение транспорта. Такое вблизи противника могло быть лишь тогда, когда себя уверенно чувствуешь. В бинокль можно было четко различать лица русских. Но что делалось прямо под обрывом, трое немцев видеть не могли, но крики, стук топоров, звуки падения деревьев, кроны которых достигали наблюдательного пункта, указывали, что и здесь кипела оживленная работа.

Майор фон Эрнстхаузен вскоре уже подготовил свой план: «Завтра с утра пораньше протянем сюда телефонный провод!» — сказал он обер-фельдфебелю Людвигу.

Так артиллерия получила новые возможности ведения прицельного огня по занятой противником долине Пшиш, создававшей постоянную угрозу западному флангу у высоты Индюк.

И вот можно было приступать. Майор фон Эрнстхаузен устроился как наблюдатель за целью на полигоне. В нескольких сотнях метров перед ним находился противник, по которому будут вести артиллерийский огонь. Немецкие снаряды пролетали чуть выше наблюдательного пункта. Куда не доставали гаубицы, били 210-мм минометы и 75-мм горные орудия. И те, и другие могли вести огонь с большим углом возвышения. И если минометы калибра 210 мм били по хорошо замаскированным дотам, то легкие полевые орудия, «проворные брехливые собаки поля боя», подкарауливали разбегавшихся. Вот так работала артиллерия!

Тем временем русские атаки с западного фланга усиливались. На стыке 198-й пехотной и 101-й егерской дивизии северо-западнее Шаумяна дело дошло до серьезного кризиса. Советское командование не отказалось от своего намерения нанести удар по длинному западному флангу, чтобы выйти в тыл немецкой группировке, наступающей на Туапсе. В ночь на 6 ноября начались мощные огневые налеты на 421-й гренадерский полк, стоявший, словно волнолом, южнее Кочкановских высот, той преграды, которую удерживали полки 198-й пехотной дивизии. Вскоре выяснилось, что советские войска стремятся отбить высоту 415, чтобы в ходе дальнейшего наступления атаковать западный фланг 101-й егерской дивизии и овладеть Елисаветпольским перевалом. Шестого ноября советские войска атаковали позиции 421-го гренадерского полка. Сражение растянулось на многие дни. Атакованная с трех сторон, боевая группа полковника Райнхардта (с приданными ей 1-м батальоном 421-го полка, 1-м батальоном 419-го полка и 3-м батальоном 419-го полка) продолжала обороняться. Полковник Райнхардт стал душой обороны и, даже раненый, не покидал своего поста. День 12 ноября стал пиком кризиса. В 10.00 полковник Райнхардт доложил командиру 198-й пехотной дивизии: «Противник неустановленными силами вклинился в имеющиеся разрывы в обороне. 1-й батальон 419-го полка атакован с тыла. Прошу разрешения на немедленный отход боевой группы».

Командир 198-й пехотной дивизии генерал-майор Мюллер долго не раздумывал. Так и должно было случиться! Корпусной саперный батальон и части дивизии обеспечили отход боевой группы Райнхардта. Вечером она уже находилась на фронте у Кочканова.

В начале ноября начались дожди. Серыми на сером фоне виделись горы при набегающих тучах. Мелкие ручейки стали бурлящими реками. Глинистая почва превратилась в вязкую кашу. Снабжение превратилось в сложную проблему. Временами оно совсем прекращалось. Лихорадочно работали ремонтные роты и обозные подразделения под командованием капитана фрайгерр фон Эйба над тем, чтобы освободить туннель под Навагинской от столкнувшихся поездов и наладить движение через него. Дожди прервали все крупные боевые действия.

76
{"b":"117427","o":1}