ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В течение всей ночи машины одна за другой проходили через брод, но на утро 11 ноября 1942 года противник открыл сильный огонь по району западнее брода. С господствующей высоты вели огонь противотанковые пушки, противотанковые ружья и минометы. Автомашины получали повреждения, останавливались и перегораживали брод. Против русских огневых точек были применены 20 находившихся неподалеку танков 4-го танкового полка и пехота, однако их огонь особого успеха не имел. Русские с удобных позиций вели наблюдение за происходившим у брода и вели огонь. Гусеничные транспортные средства безуспешно пытались растащить образовавшийся затор из поврежденных автомобилей. Потери техники быстро росли. В этих обстоятельствах командир дивизии остановил движение, чтобы дождаться темноты и отыскать новые броды.

Одиннадцатого ноября было принято трудное решение в предстоящую ночь всеми силами, еще находящимися восточнее реки, пробиваться на запад, даже если придется взорвать большое количество автомобилей. К тому же ожидались новые атаки танков противника из Майрамадагского ущелья. Возникла большая опасность для южной части спасительного перешейка. Заслуга в том, что дело здесь не закончилось катастрофой, принадлежит командиру танкового батальона «Викинг» штурмбаннфюреру Мюленкампу. Он выехал для разведки местности вперед своего батальона, шедшего маршем через Ардон, Алагир. На плацдарме Дзаурикау он заметил, что танки противника готовятся к атаке. Мюленкамп — старый опытный танковый командир, сразу же понял, что здесь сейчас может произойти. Случайно, когда проезжали через Алагир, он видел, как разгружается зенитный артиллерийский дивизион. Коротко поговорив с командиром 23-й танковой дивизии генералом фон Бойнебург-Ленгсфельдом, Мюленкамп получил от него разрешение вывести зенитный артиллерийский дивизион на передовую. «Восемь-восемь» заняли огневые позиции как раз вовремя: уже более 20 танков противника полным ходом шли из долины Майрамадаг в направлении Нижней Санибы. Тут загремели выстрелы 88-мм зенитных орудий , и атака танков противника была остановлена.

С наступлением темноты части 13-й танковой дивизии снялись с трех оборонительных участков. Несмотря на напряженную обстановку, все работало как часы. В 16.30 с позиций ушли подразделения с центрального участка, оставив на нем лишь небольшое прикрытие. За ним последовали подразделения с южного участка. Подразделения с этих участков в Нижней Санибе объединились для прорыва. В середину боевого порядка взяли раненых и пошли. Сопротивление противника было сломлено, но новым крупным препятствием оказался вновь разведанный брод, который по состоянию его дна вряд ли могли преодолевать колесные автомобили. Многие грузовики здесь застряли. Пришлось их взрывать. Среди них оказались почти все автомобили и пусковые установки 2-го дивизиона 52-го полка реактивных минометов.

43-й мотоциклетный батальон, оборонявший северный участок, в 18.00 незаметно для противника оставил оборонительные позиции последним и отходил вместе с прикрытиями. Он нашел новый брод, через который прошла большая часть транспортных средств, и присоединился к главным силам.

С помощью четкого руководства удалось вывести главные силы 13-й танковой дивизии вместе с ранеными на подготовленную первыми прибывшими частями дивизии СС «Викинг» (1-ми 2-м батальоном «Германия», 2-м батальоном «Нордланд», танковым батальоном и Частью противотанкового батальона «Викинг») позиции.

Когда забрезжил рассвет 12 ноября, то советские войска увидели, что в кольце окружения Гизель, Нижняя Саниба никого нет. Тринадцатую танковую дивизию, которая должна была открыть задвижку на воротах Кавказа, разгромить не удалось. Несмотря на то что по пути пришлось бросить большое количество автомобильной техники, боевой дух ее солдат оставался непоколебимым. Никто не сдался, никто не потерял голову. К тому же следует прибавить, что не было оставлено ни одного раненого. Жертвы были большими, но если бы не солдатские добродетели, то они были бы значительно больше.

Общий итог операции под Баксаном и Орджоникидзе за время с 19 октября по 12 ноября 1942 года фон Макензен подвел в своей книге «От Буга до Кавказа»:

Потери противника: 16 100 пленных, уничтожено 188 танков и 4 бронепоезда, захвачено 249 орудий, 881 — минометов, пулеметов и противотанковых ружей.

Потери немецких войск: 1257 убитых, 273 пропавших без вести, 5008 раненых.

По журналу боевых действий группы армий «А» из этого числа на долю 13-й танковой дивизии выпадают: 507 убитых, 1918 раненых, 82 пропавших без вести.

Потери техники в 13-й танковой дивизии за тот же период по журналу боевых действий группы армий «А» составили: с 26 октября по 11 ноября 1942 года — 45 танков, 592 автомобиля,

В ночь с 11 на 12 ноября (во время прорыва) — 18 танков и 496 автомобилей.

Если учесть, что большая часть автомобилей, поврежденных с 26 октября по 11 ноября, была восстановлена, так как машины находились в немецком тылу, то потери техники в ночь прорыва можно полностью списать.

В немецкой танковой дивизии по штату насчитывалось около 150 танков (три батальона). В документах 13-й танковой дивизии за 1 ноября 1942 года содержится запись: 119 исправных танков; за 4 ноября — 70 исправных танков; за 17 ноября — 32 исправных танка.

Против этих итогов можно привести русские данные. В книге «Битва за Кавказ» говорится: «...захвачено 140 поврежденных танков, 70 орудий, 91 миномет, 4 реактивных миномета, 84 пулемета и 2350 автомобилей. В районе Гизели немецкие захватчики оставили более 5000 убитых».

Часто 23-ю танковую дивизию упрекают в том, что она недостаточно энергично пыталась подавить зародыш кризиса на северном фланге 13-й танковой дивизии. Исследования показывают, что сделать это она была не в состоянии. С конца октября 23-я танковая дивизия находилась справа, то есть на горном фланге, и удерживала у Дзаурикау плацдарм за Фиагдоном. Ее подразделения, выделенные для охранения флангов, слишком медленно сменялись румынскими. К 1 ноября 13-я танковая дивизия пришла в Гизель, и в то же время создалась кризисная обстановка у поселков Рассвет и Фиагдон. В эти районы пришлось направить крупные силы 23-й танковой дивизии. И 23-я танковая дивизия вынуждена была вести бои в двух разных направлениях, что дополнительно способствовало ослаблению и без того обескровленной дивизии.

И все же удачный исход из Гизели без частей мотопехотной дивизии СС «Викинг», подошедших форсированным маршем, вряд ли бы удался. Снова братство по оружию между дивизией «Викинг» и 13-й танковой дивизией, как и в первый год войны в России в составе 3-го танкового корпуса, принесло свои прекрасные плоды.

ОБОРОНА ГОРНОГО ФЛАНГА

Ардон — узел обороны — Танки утюжат прорыв — 3-й танковый корпус отходит — Финны и румыны обороняют Косолкунтал

Прорвавшая кольцо окружения 13-я танковая дивизия в ночь на 12 ноября прошла за линию обороны, подготовленную 23-й танковой дивизией и «Викингом». Новый оборонительный рубеж проходил через плацдарм Дзаурикау, Рассвет, река Фиагдон, восточнее Ардона и у Эльхотова соединялся с полосой 52-го армейского корпуса. Новый оборонительный рубеж сначала был почти не занят войсками, так как «Викинг» слишком медленно сменяла 50-я пехотная дивизия. Сначала все силы, находившиеся в распоряжении, были брошены на его оборону. Среди них был также и подполковник Эмсман со своим штабом 52-го полка реактивных минометов, его 1-ми 2-м дивизионами, а также подразделениями 1-го полка тяжелых реактивных минометов, которые обеспечивали артиллерийскую поддержку обороны на участке у поселка Рассвет. Отвечали за этот участок командир 23-й танковой дивизии генерал фрайгерр фон Бойнебург-Ленгсфельд и его начальник оперативного отдела подполковник генерального штаба Фрайер.

Постепенно 13-я танковая дивизия сосредоточилась в районе Алагира для пополнения, но для некоторых рот удалось выкроить лишь кратковременный отдых. Так как у 3-го танкового корпуса резервов больше не было, 13-я танковая дивизия должна была срочно сформировать полностью укомплектованный подвижный батальон. В это время 43-й мотоциклетный батальон принял майор Брукс, а командиром его прежнего 1-го батальона 66-го мотопехотного полка стал бывший командир 2-й роты этого полка капитан фон Гаца. Тринадцатого ноября батальон был передан в подчинение командиру 3-й артиллерийской группы и направлен маршем в Кадгорон. Третья артиллерийская группа малыми силами обеспечивала охранение участка на нижнем Фиагдоне. Ардон — опорный пункт на выступе линии фронта Рассвет— Дзаурикау, обозначился уже как главный район предстоящих боев. Туда одна за другой направлялись части 13-й танковой дивизии, лишенные заслуженного отдыха.

84
{"b":"117427","o":1}