ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Великое отступление повлекло за собой дальнейшие кризисы. Охранения горных егерей по главному хребту были сняты. Оборону на высокогорье, которая с наступлением зимы ограничивалась охранением нескольких перевалов, обеспечивала группа полковника Ле-Сюра (2-й и 3-й батальоны 99 гсп, 94-й запасный батальон, 2-й высокогорный батальон, 94-й разведывательный батальон, 1-й дивизион 79-го горно-вьючного артиллерийского полка и 2-й дивизион 94-го горно-вьючного артиллерийского полка), в которую входили подразделения 1-й и 4-й горнострелковых дивизий. Четвертого января группа Ле-Сюра покинула высокогорные перевалы Хотю Тау, Клухор, Домбай-Ульген и Марух.

Горные егеря начали трудный марш по горным долинам. Горные орудия часть пути пришлось нести на себе, затем их везли на салазках, потом — на вьючных животных. Прощай, Микоян-Шахра, прощай, Черкесск. Позади остались величественный Эльбрус и прекрасная горная цепь. Следуя по течению рек, группа Ле-Сюра присоединилась к отступлению 1-й танковой армии. Севернее Черкесска один раз пришлось пробиваться через позиции противника.

1-я танковая армия продолжала отступление. Измотанные и усталые полки двигались по степи. Часть сил высылалась вперед для занятия новых рубежей, на старых позициях оставлялись прикрытия. С озабоченностью наблюдали штабы за ритмом отхода. Они были вынуждены поторапливать свои части и соединения. И гренадеры шли и шли, несмотря на усталость и крайнее напряжение физических сил. Лишь мысль о том, что их преследуют русские, заставляла делать невозможное.

Взрыв моста через Куму у Солдатско-Александровского ненадолго задержал русских. Уже в тот же день (9 января) 111-я пехотная дивизия была атакована во фланг. Соседние дивизии пришли на помощь.

На рубеже по реке Солка путь русским на Георгиевск преграждал 3-й батальон 123-го полка, которым командовал майор Беренфенгерс. Севернее, у станции Кума, 2-й батальон 394-го мотопехотного полка поспешно строил оборонительные позиции, на которые должен был прийти 50-й гренадерский полк.

В ночь на 10 января 1943 года русские форсировали Куму в нескольких местах. Дальнейшая оборона немецких войск на этом рубеже потеряла смысл. 50-я пехотная дивизия в ту же ночь отошла на рубеж по реке Подкумок и была встречена там 13-й танковой дивизией. 50-я пехотная дивизия продолжила марш дальше через Георгиевск, Подгорную, на Александрийскую.

В ту же ночь слабые дозоры 13-й танковой дивизии по Подкумку были опрокинуты или обойдены. Советские войска двинулись маршем на Георгиевск. Одно из соединений повернуло на юг, на Минеральные Воды, другое — на Обильное. Пути отхода 50-й пехотной и 13-й танковых дивизий оказались под угрозой. Советская книга «Битва за Кавказ» сообщает об этом так: «Во время боев за Георгиевск фашисты пытались отвести свои главные силы в направлении Минеральных Вод. Чтобы опередить их войска, отходившие из Георгиевска и Пятигорска на Минеральные Воды, в 10.00 11 января танковый батальон под командованием капитана Петрова и несколько стрелковых рот в качестве передового отряда боевой группы подполковника Филиппова переправились через Куму и пробились к восточной окраине Минеральных Вод, а затем дальше к железнодорожной станции, где стояли два военных эшелона. Сразу же были подбиты оба их паровоза. Еще четыре эшелона, шедшие от Георгиевска, были заблокированы и вынуждены были остановиться. Перед станцией Минеральные Воды было перехвачено еще два эшелона с танками и боеприпасами. В это время немецкие войска отходили из районов Воронцово, Александровское и Георгиевск. Они пытались любой ценой пробиться в Минеральные Воды. Для этого они бросили пехотный полк и 30 танков. Вечером 11 января Минеральные Воды были в наших руках. После этого наши войска гнали врага до Канглы».

Действительно, 13-я танковая дивизия в предгорьях часто оказывалась в кризисной обстановке. Она была главной опорой 3-го танкового корпуса, шедшего по дороге Нальчик — Пятигорск — Минеральные Воды. 13-я танковая дивизия должна была помогать 2-й румынской горнострелковой дивизии.

Упоминаемая в советской военной литературе атака боевой группы Филиппова отмечена также в документах 50-й пехотной дивизии. 10 января 50-я пехотная дивизия оставила рубеж по реке Солка. Последние охранения 13-й танковой дивизии еще держались на рубеже по реке Подкумок. Ночью 50-я пехотная дивизия прошла через Георгиевск на Александрийскую и устроилась там на привал. Но отдых был слишком коротким. В это время русская боевая группа Филиппова отрезала путь отхода на Минеральные Воды.

С привала в Александрийской 50-я пехотная дивизия была поднята по тревоге. Измотанные, только начавшие отдыхать роты удалось поднять с большим трудом. Наконец, дивизия была готова к выходу. К изнурительному ночному маршу прибавился убийственный дневной марш. По хорошей дороге на Минеральные Воды идти уже было нельзя.

Несмотря на все превратности, генерал-майор Фридрих Шмидт хотел вывести свою дивизию на линию «Миттенвальд». Дорога была каждая минута! Коротко и ясно он отдал следующий приказ:

«50-й пехотной дивизии отходить на линию «Миттенвальд». В случае атаки вражеских танков занимать оборонительные позиции прямо на дороге. Пехоту прикрывать огнем артиллерии. Маршрут движения становится главной линией обороны!» ,

Шмидт медленно выехал в своем «кюбеле» вперед, разведывая дорогу. За ним, в полной готовности принять бой, следовала его дивизия. Преследуемые забыли об усталости и мучениях ночного марша, железная воля и самообладание были сильнее. После форсированного марша вечером 11 января 50-я пехотная дивизия заняла определенную для нее 15-километровую полосу на линии «Миттенвальд» между 13-й танковой и 111-й пехотной дивизиями.

Одиннадцатого января последние немецкие прикрытия оставили рубеж на Подкумке. Снова длинные маршевые колонны двинулись по всем дорогам на северо-запад. Следующей целью был рубеж по реке Калаус. К нему предстояло выйти через многочисленные промежуточные остановки. Реки являются преградами только тогда, когда их обороняет сплошной фронт. Как показали события на рубеже Солка, Кума, об этом можно было больше не думать. Теперь для своих войск и для противника речь шла о том, как найти хорошую дорогу, которая позволила бы быстрее продвигаться вперед. А хорошие дороги почти на 60-километровом участке шли вдоль северного подножья гор в северо-западном направлении. Русская книга о битве за Кавказ критически замечает по этому поводу: «Главные усилия Северной группы Закавказского фронта были сосредоточены вдоль железной дороги Прохладный — Минеральные Воды — Невинномысская. Это было неправильно, поскольку таким образом противника вытесняли из предгорий, вместо того чтобы сковать его там и уничтожить. В связи с этим направление главного удара было перенесено на северное крыло, чтобы прижать противника к горам. Чтобы охватить северный фланг и отрезать ему пути отхода, была создана смешанная группа из кавалерийских и танковых соединений.

Наступление затруднялось разрушенными мостами, дорогами и нарушением связи между штабами и войсками, в то время как в распоряжении немцев была исправная дорожная сеть и линии связи. Так, штаб Северной группы полностью потерял связь с действовавшим на северном крыле смешанным кавалерийско-танковым корпусом».

Главная тяжесть сдерживания противника лежала на подвижных частях 3-й и 13-й танковых дивизий. В решении этой обширной задачи их поддерживали мелкие моторизованные подразделения пехотных дивизий. Северный фланг 1-й танковой армии прикрывали быстрые казачьи эскадроны кавалерийской группы фон Юнгшульца, которые действовали самостоятельно на степном бездорожье. Выполняя эту задачу, 3-я танковая дивизия 11 января предотвратила многие кризисы. На пути отхода по маршруту Воронцово — Зальба — Александровское ее преследовали крупные силы противника. Генерал-майор Вестхофен был вынужден перед отступлением предпринять атаку, чтобы облегчить пеший марш «медленной» 111-й пехотной дивизии. В атаке участвовали последние танки 6-го танкового полка и 2-й батальон 394-го мотопехотного полка. Произошли танковые дуэли. Противник был задержан.

93
{"b":"117427","o":1}