ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Юрий Александрович, у меня греется трансформатор, — начал он.

— Сильно?

— Градусов на шестьдесят.

— Норма.

— Но он еще…

— Подожди, — прервал его учитель, — если ты на уроках Елены Федоровны будешь себя вести, как…

— Кто вам сказал?!

— Не Елена Федоровна. Я знаешь что с тобой сделаю…

— Что? — вызывающе спросил высоченный парень.

— А вот что!

Мы не успели заметить, что произошло, но «каланча» оказался прижатым к стене, а Юра каким-то изящным приемом одной рукой удерживал его в таком положении.

— Пустите, я больше не буду…

— Так что у тебя там с трансформатором? — тотчас же отпустив парня, спросил Юра.

***

Буря оваций раздавалась почти после каждой фразы ученика профессионального технического училища № 4, которые он произносил на сцене актового зала, приветствуя дорогих шефов, Александра Павловича Красикова и его жену Нину Васильевну.

— Несмотря на огромную занятость, — говорил юноша, поглядывая в бумажку, — вы, дорогой Александр Павлович, и вы, дорогая Нина Васильевна, находите время не только интересоваться всеми нашими материальными нуждами и, по возможности, удовлетворять их, но и проникаете в повседневную жизнь училища, помогая воспитанию достойного пополнения рабочего класса.

Александр Павлович и Нина Васильевна стояли навытяжку, потому что перед ними также навытяжку стояли еще два выпускника училища с подарками в руках, которые они готовы были вручить дорогим шефам, когда наступит подходящая для этой церемонии минута.

Подарки представляли собой какие-то блестящие детали — шедевры точности и чистоты шлифовки, очевидно выполненные учениками ПТУ.

Между тем юноша продолжал:

— К празднику Великого Октября благодаря вашим стараниям, Александр Павлович и Нина Васильевна, мы получили оцинкованное железо для ремонта крыши.

Зрители в актовом зале сидели тихо, но чувствовалось, что они слушают юношу только для того, чтобы вовремя зааплодировать.

Лишь один человек в актовом зале ПТУ был полон внимания — Елена Федоровна Якушева.

— На Первое мая, — продолжил было юноша, — наше ПТУ благодаря вам…

Вдруг Александр Павлович перебил оратора.

— Коля… — сказал он, — я слышал, ты на уроках давно без шпаргалок обходишься.

Юноша смутился и спрятал бумажку за спину. Потом, простодушно улыбнувшись, сказал:

— Так то на уроках…

— Это кто выточил? — неожиданно, взяв в руки одну из блестящих деталей, предназначавшихся в подарок дорогим шефам, спросил Александр Павлович. — Ты, Погореловский?

— Нет, Коля Спотыкайло, — кивнув на оратора, ответил Погореловский.

— Класс точности? — не отставал Александр Павлович.

— Первый. Плюс-минус один микрон. Можете проверить, у меня микрометр в кармане.

В зале засмеялись.

Елена Федоровна смотрела на Александра Павловича слегка подобревшими глазами.

Под гром оваций Александру Павловичу и Нине Васильевне были наконец вручены подарки.

***

Квартира Красиковых стала неузнаваемой. И дело было не только в том, что на мебели не осталось никаких следов упаковочной фанеры и картона. Благодаря стараниям Мити и Милы сейчас в ней царил такой уют, какой при нашем первом знакомстве с этой квартирой представить себе было невозможно. Свеженатертые полы сверкали, на окнах висели шторы.

Стоя на стремянке, Митя вкрутил последнюю лампочку в люстру и попросил Милу:

— А ну-ка, включи.

Мила щелкнула выключателем. Яркая люстра подчеркнула великолепие обстановки и осветила два портрета. Рядом с Корбюзье улыбался Митин дедушка.

Дедушка на портрете был моложе Александра Павловича и очень похож на Митю. Пилотка, погоны сержанта и несколько орденов на груди.

Мила долго смотрела на эти портреты. И, только убедившись, что их соседство не так уж неуместно, а скорее даже весьма закономерно, сказала:

— Вот, наверно, твои папа и мама удивятся, когда придут домой!

— Если они что-нибудь заметят, — ответил Митя.

— А ты не боишься, что они будут очень беспокоиться?

— Ничего, я им оставлю записку, — сказал Митя.

А Лена уже сидела в кабинете завуча ПТУ Веры Георгиевны Кротовой. У дверей толпилось несколько выпускников училища.

— Вот, Лена, это как раз те, с кем вы хотели познакомиться: бывшие ученики вашей школы. Спотыкайло, Харитонов, Погореловский. Историю этих ребят вы знаете. А сейчас мы их выпускаем с отличными аттестатами.

— Может быть, здесь требования ниже? — спросила Лена.

Этот вопрос молодой учительницы был встречен сдержанными смешками и снисходительными улыбками компании, стоявшей у дверей.

— Мне кажется, — ответила Вера Георгиевна, — кое в чем даже повыше. Спотыкайло, например, явно будущий математик. Пойдет в институт.

— Может быть, ваши успехи объясняются тем, что ребята живут в интернате и таким образом находятся под постоянным надзором педагогов? — предположила Лена.

— В общежитии у нас в основном живут только иногородние, — ответила Вера Георгиевна. — Остальные ребята — в семьях.

— Но при нынешней занятости родителей…

— На поверку такая уж неимоверная занятость всегда оказывается мнимой.

— Ах, так… — сказала Лена, и в ее тоне послышалось некоторое злорадство. — А скажите, ваши шефы, Александр Павлович и Нина Васильевна, действительно уделяют вам много внимания? Или они больше насчет оцинкованного железа?

— Что вы! — возмутилась Вера Георгиевна. — Вот, например, недавно по собственной инициативе они совершили весьма своеобразный рейд — объездили всех начальников предприятий, где работают родители наших учеников.

— Зачем? — поинтересовалась Лена.

— А чтобы прекратились посягательства на свободное время их подчиненных. Оно — для семьи.

— Подумать только! — воскликнула Лена и записала что-то в свой блокнот.

— Ведь многим было невдомек, почему мы в общежитиях оставили только иногородних. Пришлось объяснить, что продолжительное отсутствие ребенка в семье разваливает ее.

— И начальство послушалось Александра Павловича?

— А как же. Он нашел очень убедительный аргумент: зачем нам теперь два выходных в неделю дали?

Злорадство Лены достигло апогея.

— Действительно, зачем? — подхватила она. И неожиданно спросила: — Скажите, а где находится начальство самого Александра Павловича — главный архитектор города?

***

Митя вывел из гаража отцовский мотоцикл. Сейчас к мотоциклу была привинчена коляска, в которую быстро уселась Мила.

— Отец думал, я его замок не разгадаю, — усмехнулся Митя и, закрыв дверь гаража, сел за руль.

Машина медленно тронулась и осторожно выползла на улицу. Здесь она тоже не набирала особенно большую скорость. Не в пример отцу, Митя вел мотоцикл очень осторожно.

— Давай побыстрей! — попросила Мила.

Митя отрицательно покачал головой.

— Мить! А ты записку не забыл оставить? — вдруг спохватилась Мила.

— Нет.

— А что ты написал?

— Ничего особенного. Ну, что уехал по делу… Ну, что не волнуйтесь: когда надо, вернусь. В общем, котлеты в холодильнике, целую, Митяй.

Так началось это странное путешествие Милы и Мити.

***

Пока машина ехала по городу, ребята молчали. Но вот остались позади все загородные строения. Шоссе шло вдоль берега моря. По временам машину обгоняли электрички, а вот на самом шоссе машин было мало — не сезон. Но когда они попадались, Митя тут же уступал им дорогу.

— Ты не устала? — часто спрашивал он Милу.

— Нет, — каждый раз отвечала Мила.

Но через некоторое время Митя все же остановил машину у обочины.

— Отдохнем, — сказал он.

— Митя, а мы с тобой такие же, как все, или нет? — спросила мальчика Мила.

— Нет, мы не такие, как все, — ответил Митя.

11
{"b":"117429","o":1}