ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Канун Всех Святых
Человек из дома напротив
Ярослав Умный. Первый князь Руси
МозгоПрав. Научитесь мыслить и самореализовываться
Психология на пальцах
Счастливая Россия
Русич. Бей первым
Любовь по рецепту
Проклятие нуба (Эгида-6)
Содержание  
A
A

Ли Као сразу смекнул, что это может нам дать. Он попросил Хо не обращаться к нам более как к «Повелителям», а называть просто Ли Као и Десятый Бык и при первом же удобном случае спросил Хо Вэня, что тот знает о женьшене. Глаза Хо загорелись, но прежде, чем он начал лекцию, которая бы длилась недели, Ли Као спросил, слышал ли он что-нибудь о Великом Корне Силы. Даже Хо Вэнь призадумался, а затем медленно и обдумывая слова произнес:

— Когда мне было четыре года, я посещал Великое книгохранилище у кузины в Лояне.

И на третьем этаже, в пятом ряду слева, на второй верхней полке, за Математикой Чу Би я отыскал книгу Чан Чи. Она называлась «Тиф и другие болезни». За ней стояли шестнадцать томов в пятидесяти двух свитках «Фармакопеи»  Ли Шичжэня, за которыми находилась мышиная нора. Я как раз хотел поймать мышь и, просунув руку в норку, отыскал клочок бумаги с красивой картинкой, на котором было написано «Великий Корень Силы». Но, к сожалению, бумага была так сильно изжевана, что я не смог определить, к какому виду относится корень.

Он прищурился и поджал губы, пытаясь вспомнить рисунок.

— Это был очень странный корень. У него имелись два маленьких усика под названием «ноги силы»; два других назывались «руки силы», и пятый — «голова силы».

Центральная часть была «сердцем силы»  и, судя по всему, являлась главной, основной частью. К сожалению, все пояснения съела мышь. Но я сильно сомневаюсь, что этот корень был женьшенем, потому что никогда в жизни не видел подобного женьшеня.

Женьшень у Хо Вэня вызывал особый интерес, и причина была таковой. Как-то раз на семейном кладбище рыли могилу, и лопата случайно наткнулась на что-то твердое. Это оказались осколки глиняных табличек, на которых виднелись древнейшие иероглифы. Хо Вэнь попросил могильщиков вырыть все осколки и задался невероятной целью. Собрать текст воедино было сродни сумасшествию, но он все равно решил его расшифровать. Хо Вэнь просто сиял от гордости, когда показывал нам свою мастерскую. Крошечные глиняные черепки каким-то хитрым математическим способом были сложены воедино и представляли собой часть текста. Хо работал над этим шестнадцать лет, и ему удалось расшифровать целых десять предложений, оказавшихся отрывком древней сказки. Еще через шестнадцать лет он надеялся разобрать уже четыре абзаца и, быть может, тогда разгадать тайну древнего послания.

Собственных денег у Хо не было. По своей наивности я полагал, что он настолько умен, что выше тех, чье положение определялось кошельком. Его должны были уважать и называть не иначе как господин Хо, или почтенный Хо, или второй из мудрейших. Но, как всегда, я оказался не прав. Хо Вэня называли Хо Размазня, и он до смерти боялся прародительницы, равно как и своей жены, ее семерых жирных сестер и собственной дочери, В этом дворце мудрец по рангу считался чуть выше мальчика, выносящего ночные горшки. Что же до моей невесты, она нисколько не походила на своего отца. Принцесса была ослепительно красивой девушкой, ее звали Падающая Звезда. Я полагал, что столь необычное имя взято из какой-нибудь поэмы, но все оказалось куда проще.

В нашу первую прогулку по саду нас сопровождали Ли Као и ее отец.

— Смотри! Кукушка! — крикнула девушка и остановилась, показывая пальцем на дерево.

— Нет, моя возлюбленная, это сорока, — усмехнувшись, ответил я.

Девушка бросила на меня обиженный взгляд и топнула маленькой ножкой.

— Кукушка!

— Нет, дорогая, это сорока подражает кукушке, вон, смотри, — ответил я, указывая на сороку на дереве.

— Нет, кукушка!

— Свет очей моих, — вздохнул я, — это сорока.

Тут «свет моих очей»  покраснела, потом побледнела, пошатнулась, схватилась за сердце и с криком «ты убил меня»  сделала несколько шагов влево, попятилась и грациозно шлепнулась в обморок.

— Шесть чи влево и два назад, — вздохнул Размазня Хо.

— И всегда точно так? — с неподдельным интересом спросил Ли Као.

— Плюс минус цунь. А так почти точно. Теперь, мой родной, тебе надо живо принести холодный компресс и, положив его на сей нежнейший лобик, на коленях просить прощения за свою грубость. Моя дочь никогда не бывает не права, и должен признаться, за всю жизнь ей никто ни в чем ни разу не отказал.

Мои почтенные читатели, если среди вас есть кто-нибудь, кто задумал жениться по расчету, я расскажу вам одну сцену из нашей жизни. Я ясно помню этот солнечный денек.

Слуга объяснял мне правила этикета, принятые во дворце, дражайшая супруга Хо Вэня и ее семь толстых сестер пили чай в саду Сорока Тончайших Ароматов, моя будущая супруга в галерее Павлинов смеялась над невежеством своих прислужниц, а прародительница орала на слугу, который нечаянно уронил чашку на террасе

Шестидесяти Блаженств.

— Гостю дают палочки и подставку для них, которая кладется с западной стороны от перечницы, — нараспев объяснял слуга. — Гость берет палочки правой рукой, ладонью внутрь, и кладет их на подставку.

— Голову с плеч! — орала прародительница.

— Затем, — продолжал слуга, — гость поворачивается на восток, будучи по-прежнему к западу от перечницы, и принимает угощение, которое соответствует его рангу. Первым признаком ранга является зонт, который держат его слуги.

— Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла! — болтали без умолку жена Хо и семеро ее толстых сестер.

— Зонт господина первого и второго ранга обшит желто-черным газом снаружи и красным шелком изнутри, имеет три яруса и серебряное острие. У зонта господина третьего и четвертого ранга острие красное, в остальном они схожи.

— Простите меня, о моя повелительница, конечно же, «Руководство по обращению с иголкой»  написал Конфуций! — причитала одна из приближенных моей будущей жены.

— Зонт господина пятого ранга, — не уставал слуга, — обшит синим газом снаружи и красным шелком изнутри, у него два яруса и серебряное острие. Начиная с шестого и по девятый ранг, верхняя обшивка голубая, из синего промасленного шелка, зонт имеет один ярус и серебряное острие.

— Выкиньте труп в свинарник! — кричала прародительница.

Думаю, этого довольно.

Глава 8, в которой рассказывается история любви Яркой Звезды и молодого офицера, о танце с мечами и о том, как доброе сердце Хо Вэня обрело покой

Однажды мы с Ли Као зашли в мастерскую Хо и застали его в слезах. Он держал в руке простой серебряный гребешок и громко рыдал. Успокоившись, он попросил выслушать его, сказав, что мы единственные, с кем бы он мог поделиться. Ли Као налил ему вина, и Хо Вэнь поведал нам о своей боли;

— Несколько лет назад я угодил прародительнице, и она милостиво позволила мне иметь наложницу, — начал свой рассказ Хо. — Но у меня не было денег, и претендовать на знатную даму или хотя бы ее служанку я, разумеется, не мог. Поэтому я выбрал танцовщицу из Ханчжоу. Ее звали Яркой Звездой, и это была самая прекрасная и отважная девушка из всех, кого я знал. Я очень любил ее; она же, естественно, нет, потому что я — старый уродливый червяк. Но я ни в чем не принуждал ее, и, думаю, она была счастлива со мной. Этот гребень я подарил ей в знак моей любви. Это простой гребешок, но я не мог купить другого, и она носила его в волосах, чтобы порадовать меня. Прежде я никогда никого не любил и по своей глупости полагал, что эта любовь будет длиться вечно.

Но однажды прародительница пригласила к себе во дворец нескольких воинов и среди них молодого капитана из столь знатной семьи, что все прочили его в мужья моей дочери.

Но разговор зашел о боевых искусствах, кто-то упомянул о Яркой Звезде, и капитан сразу оживился. Он сказал, что она необыкновенная девушка. Яркая Звезда стала легендой в Ханчжоу благодаря своему мастерству в танце с мечами; и молодой капитан, сам весьма известный фехтовальщик, был готов отдать что угодно за встречу с таким противником.

Поскольку в танце с мечами разница в общественном положении не имеет значения, прародительница приказала позвать девушку. Она повиновалась, и когда я увидел, как загорелись ее глаза, то все понял. В этом и был смысл ее жизни, ее счастье и свобода. Она взяла мечи, я натер ее тело маслом, и она гордо вышла к зрителям, юная и прекрасная как богиня.

12
{"b":"117435","o":1}