ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Волчьи игры
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Кот и король
Ложные приговоры, неожиданные оправдания и другие игры в справедливость
Гиблое место в ипотеку
Жизнь в лесу. Последний герой Америки
Размышления мистика. Ответы на все вопросы
Кровь на Дону
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Содержание  
A
A

— Десятый Бык, скорее подними нас!

Я схватил обоих в охапку; мастер Ли взял медальон, висевший у меня на шее, и быстро нашел то место, где мы остановились в прошлый раз.

— Мне стоило сразу догадаться, что это место — продолжение лабиринта.

Поворачивай на второй улице направо, и скорее!

Теперь я тащил двоих, но все равно летел, как ветер. Да что там два человека? Я был готов нести хоть тибетского снежного барса, лишь бы убежать от этой проклятой руки. Но вот это как раз было не так легко. Рука двигалась ничуть не медленнее меня, ее пальцы были по двадцать чи в длину, и расстояние между нами только сокращалось.

— Первая улица налево! — кричал мастер Ли. — Вторая налево! Четвертая направо!

Третья налево! Первая направо!

Я несся, как лань, перепрыгивая через кипящие рвы и канавы, и вскоре увидел верхушки зеленых деревьев. Дракон вел нас к оазису. Спасение близилось. Но тут…

— Милосердный Будда, спаси наши бедные души! — простонал Скряга Шэнь.

Прямо перед нами лежал прекрасный зеленый оазис, но его окружал раскаленный дымящийся ров. Вдалеке находился мост, слишком тонкий, чтобы рука перешла по нему, но было слишком поздно. Рука отрезала нас от переправы и сейчас неминуемо приближалась к нам. Невидимые пальцы скребли землю, и клубы соли вздымались позади.

Я в панике огляделся. На краю рва стояла старая, наполовину обвалившаяся башня. От нее остался практически один столб, но это было то, что надо. Особо не церемонясь, я сбросил наземь Скрягу Шэня с Ли Као и, подбежав к столбу, навалился плечом. Я старался изо всех сил, и в конце концов башня поддалась. Она накренилась, я налег еще больше и услышал треск. Вначале мне показалось, это треснул мой позвоночник. Но, к счастью, все обошлось треск исходил от плиты, поддерживающей столб. Он разломился, башня рассыпалась на множество камней и с грохотом рухнула в ров.

Кипящая лава была достаточно твердой, и камни тонули медленно. Я схватил Ли Као и

Шэня, подбежал к краю и прыгнул. Толчок, еще… Я скакал, как серна, убегающая от леопарда, Сандалии дымились, я задыхался от испарений серы, но вот впереди остался последний камень. Правда, он уже практически скрылся в огне. Я послал молитву Великому Небесному Владыке и прыгнул. Наверное, Нефритовый Император благоволит чудакам, а потому и в этот раз он услышал мою молитву и дал мне хороший пинок. Я перелетел через ров и плюхнулся лицом в траву.

Какое-то время я еще видел, как мастер Ли и Скряга Шэнь кричали мне в уши и стучали по спине. Но вскоре мир вокруг закружился, и меня поглотила приятная прохладная темнота.

Глава 19, в которой становится ясной дальнейшая цель путешествия, великий Чжан Хэн обретает достойных учеников, а «Бамбуковая Стрекоза»  отправляется в полет

Когда я очнулся, Ли Као улыбался, а Скряга Шэнь пытался напоить меня чистой родниковой водой из тыквы. Живительная влага моментально привела меня в чувство. Я поднялся и с любопытством огляделся по сторонам. Маленький оазис представлял собой прекрасный парк. Здесь росли кусты и деревья со всех уголков империи, и в таком количестве, что разбегались глаза. Когда-то на ветках висели серебряные колокольчики, издавая волшебный звон; бумажные фонарики мерцали в ночи, как светлячки, и влюбленные, держась за руки, гуляли среди благоухающих цветов. А потом… Потом случилось землетрясение и появилась невидимая адская рука. Я думал, что сделали жители города, чтобы заслужить столь ужасную судьбу, но понял, что лучше мне этого не знать. На другом берегу дымящегося рва невидимые пальцы яростно скребли соль. Рука выжидала. Здесь же среди диких цветов пролегала тропинка. Она вела к пагоде с бронзовой крышей, и мы пошли в ее сторону. Подойдя ближе, я с удивлением заметил, что пагода не пострадала от огня благодаря каменным стенам. Лишь деревянные двери прогнили и отвалились. Солнце уже скрылось за горизонтом, в небе ярко светила луна, и ее лучи, освещая проход в пагоду, выхватывали внутри что-то, мерцавшее таинственным слабым светом. Когда же мы зашли внутрь, Скряга Шэнь разрыдался. Груда сокровищ была даже больше той, что мы видели в подземном лабиринте Циней.

— Наконец-то! — плакал от радости Шэнь. — Я не был уверен до конца, но теперь знаю. Я излечился! Меня больше не интересует богатство, кроме разве жемчуга и нефрита для любимой.

Конечно, он ничего не знал. Мы же с Ли Као пригляделись получше и тут же увидели на верхушке горы драгоценностей тень призрака. У меня уже хорошо получалось видеть привидения, и вскоре теплое одеяло окутало мое сознание. Передо мной стоял все тот же призрак! Нет, возможно, не тот же самый, но одетый в точности так же и с той же смертельной раной в сердце. Я опять почувствовал, каких усилий требовалось девушке появиться перед нами и сколько скопилось боли в ее бедной усталой душе.

— Сжальтесь над бедной доверчивой девушкой, — плакала она, — Разве не достаточно тысячи лет? Клянусь, я не знаю, в чем моя вина! Сжальтесь и возьмите это в обмен на перья. Птицы должны прилететь. Через миг она исчезла.

Скряга Шэнь не видел ничего и потому удивленно смотрел на наши ошеломленные лица. Я недовольно поморщился и полез на гору сокровищ.

Там лежала такая же в точности шкатулка. Я открыл крышку.

Сердца силы внутри не было. Там лежали лишь еще два крохотных усика, судя по всему, «руки силы». Главный же корень — «сердце силы»  — был спрятан, очевидно, где-то еще. Что же до «рук»… Если «ноги»  не смогли вынести детей из забытья, я сомневался, что «рукам»  это под силу. От отчаяния и крепкого аромата женьшеня у меня заслезились глаза, и я перевернул шкатулку. Маленький предмет выпал на землю.

Ли Као нагнулся и поднял крохотный хрустальный шар, размером с нашу волшебную флейту.

— Скряга Шэнь, советую тебе сесть, ты станешь свидетелем весьма необычного явления, — с серьезным видом сказал старик. Затем поплевал на ладони, взял шар и осторожно потер его.

Шар засветился странным мерцающим светом, исходившим как будто изнутри. И тут…

Шар начал расти. Он быстро увеличивался, пока не достиг нескольких чи в диаметре.

Внутренний свет усилился, и мы вскрикнули от удивления. Внутри появилась картинка и раздались звуки.

Перед нами возник небольшой сельский домик, внутри которого на стуле дремала старая женщина. Мы слышали ее мирное похрапывание, во дворе кудахтали куры и хрюкали свиньи. Где-то журчал ручеек. Пели птицы, в залитом солнцем воздухе сонно жужжали пчелы, и листья деревьев шелестели на ветру.

И вдруг в поле зрения появился муравей. Он тащил крошку хлеба, когда непонятно откуда взялся таракан и бросился за ним. Из своей норки показалась крыса и кинулась за тараканом. Крысу заметил кот. Он выгнул спину, припал к земле и погнался следом, но его увидела собака и также побежала за котом. Вся процессия пробежала под стулом, на котором мирно спала женщина; он опрокинулся; старуха, кряхтя, поднялась, громко выругалась и, схватив метелку, пустилась в погоню за собакой, которая гналась за котом, что преследовал крысу, пытающуюся поймать таракана, бегущего за муравьем, на спине которого лежала крошка хлеба. Это сложно описать словами, но сиена, разворачивающаяся перед нашими глазами, выглядела чертовски смешной. Все бегали друг за другом, описывая круги, выбегая из двери и вбегая обратно через окно, пробивая хрупкие стены и возвращаясь через дырку в потолке. Они разнесли мебель в щепки, и всевозможным вариациям этой сумасшедшей погони не было конца. Мы покатывались со смеху, а неутомимые охотники, как назло, все больше подливали масла в огонь. В какой-то момент женщина взмахнула метлой, и вся посуда, полетев на пол, упала так, что из разбитых осколков сложилась статуя Будды. Потом все выбежали во двор и с разбегу ухнули в пруд; когда мы увидели их снова, на голове старухи сидела большая жаба и бесстыдно квакала на всю округу.

Мы со Скрягой Шэнем, наверное, умерли бы со смеху, если бы Ли Као вовремя не спохватился и не коснулся диковинного шара. Картинка пропала, свечение погасло, звуки затихли, и шар снова вернулся к своим прежним размерам.

32
{"b":"117435","o":1}