ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марк рассказывает о занятиях по интенсивной программе в Нью-Йорке: "Я вошел, сел и неожиданно упал. Меня угостили сладостями, я почувствовал тепло и утешение, увидел дружеские лица. Потом я поднялся вверх по лестнице и выполнил ритуал, полив голову водой. Я колебался между ужасом и экзальтацией. В зале, когда ко мне подошел Муктананда, я начал трястись. Он ударил меня по правому боку павлиньим пером, и я припал к земле, как животное". Ему понравилось пение и музыка, входящие в программу, и временами ему казалось, что он находится в волшебном дворце, но когда он вышел на улицу, его снова охватили страх и тревога. Хотя в то время Муктананда проводил даршан только с детьми, Марк стал умолять координатора впустить его, и она позволила ему войти. "Когда я стоял в очереди за детьми, меня поразила мысль: "Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в царство небесное". И когда я дошел до Муктананды, я больше не боялся. Я встал на колени и поднял над головой правую руку. Муктананда сказал подойти ближе и несколько секунд смотрел мне в глаза. Потом я вернулся на свое место на полу и начал ощущать интенсивные внутренние движения, похожие на дрожь. От кончиков пальцев стало подниматься мягкое успокаивающее ощущение, и мое возбуждение растаяло; я протянул руки в стороны, чтобы взяться за руки с людьми, сидевшими рядом, чернокожим и белым, стремясь найти свою семью. Белый свернулся в клубочек, чтобы избежать моего прикосновения, и к нам подошли несколько служителей. Но я громко сказал, что Муктананда хотел, чтобы я сделал это, и они удалились. Потом рука моя прекратила двигаться, я заплакал и сказал: "Я старался, но смог спасти только одного из них".

Возвращаясь из ашрама домой на автобусе, Марк старался прикоснуться к каждому, и считает, что это его стремление происходило из желания помочь людям. Он так же вел себя на улицах Нью-Йорка, прикасаясь к прохожим и благословляя их. "В тучах над городом я видел ужасные лица. Когда в такси, на котором я ехал в аэропорт, внезапно поднялся капот, я сделал странную вещь — отдал водителю все мои деньги и оставшийся путь прошел пешком. В аэропорту я пришел в страшное замешательство, купил не тот билет, а у билетной кассы упал в обморок. В конечном итоге стюардесса взяла мне билет и отвела меня в салон первого класса".

Когда самолет взлетел, у Марка возникло чувство, что к нему «пристают» люди, одержимые злыми духами, каждый раз, когда они что-то направляют на него, т. е. локоть, колено или палец. У него с собой была библия, и он открыл главу о трех соблазнах. Он стал рисовать изображение Муктананды и скинии из рассказов о евреях, и это дало ему чувство защиты. Чтобы остановить злых духов, он сделал рукой «кобру» и наклонился к девушке, сидящей рядом, а также к мужчине, сидевшему за ним, и еще к одному, с газетой. Потом он наклонился и произвел удар карате в пах одному из мужчин. Когда появилась стюардесса, он пожаловался ей как ребенок: "Я медитировал, а они меня подслушивали". Внутренний голос сказал ему, что его арестуют за нападение или задержат для медицинского освидетельствования. Когда ничего подобного не произошло, его представления о том, как должно быть устроено общество, развалились, и это напугало его еще больше. "Я не знал, что мне делать в мире, в котором все могло случиться".

После того как в аэропорту его встретил друг, Марк успокоился. Поддержка этого человека была очень важна, так как, как предполагает Марк, в то время он решал свои эмоциональные проблемы. На протяжении последующих нескольких дней он спал по два часа в сутки и прошел через ряд психотических эпизодов. Один из них произошел между двумя и тремя часами ночи. "Я проснулся и начал отделять в доме хороших от плохих. Я сортировал туфли, записи и другие вещи. К десяти часам утра все в доме было разделено, и я расправился с плохими". В другой раз он проснулся и вышел в шортах на балкон. Он "помогал умирать Муктананде". Он записал время карандашом на бетоне. Все, что двигалось, воспринималось как враг. Он выполнял различные ритуалы до пяти часов пополудни, когда у него был назначен обед. В один момент он услышал свой голос, звучавший, как голос мальчишки: "Ну, давай, друг, помирай, — у меня еще есть дела".

Однажды ему позвонила бывшая жена и посоветовала походить на массаж и посетить лечебный центр в горах. Он отправился туда и пробыл там несколько дней, где расслаблялся на лоне природы, плавал в бассейне и купался в горячих ваннах. Люди поняли его потребность ощущать прикосновения и делали ему массаж. Одна из женщин сделала ему массаж Трагера, который, как он чувствует, открыл его сердце.

После этого Марк стал все яснее понимать, что хочет работать руками, и увидел, как несчастлив он был, работая учителем. Он осознал свое желание прикасаться ко всему, а также находиться на природе с людьми и работать с телом. Он все еще боялся происходящего с телом, но на другом уровне начал больше принимать происходящее. Он начал избавляться от запретов и принимать эстетические и сексуальные потребности тела вместо того, чтобы осуждать их. Он решил изучать массаж и терапию по методу Трагера. Сначала это оказалось довольно сложно, так как его тело, особенно правая сторона, непроизвольно начинала двигаться и он не мог себя контролировать. Он на несколько лет перестал посещать занятия, сознавая, что ему нужно прочнее встать на ноги, найдя место для того, что он испытывает, в своем целостном жизненном опыте. С этой целью Марк обращался к медиумам и психотерапевтам, но чувствовал, что ни те, ни другие не могут оказать ему ощутимой помощи и что ответы ему нужно искать внутри себя.

За этими первыми симптомами у Марка стали возникать самые разнообразные физиологические проявления, из-за которых он часто проходил обследования в больнице. Ему казалось, что если он докажет, что причина в физиологии, врачи помогут ему устранить ее. Неврологи наблюдали за его непроизвольными движениями, но результаты их тестов ничего не прояснили. Один из врачей назвал эти движения миелоническими (непроизвольные движения, причина которых вызывается физиологическими изменениями в мозге) и направил Марка на сканирование мозга. Однажды его направили к онкологу, потому что при рентгене у него обнаружили темное пятно в правом легком. Хирург, который должен был делать биопсию, решил, что для ее проведения нет достаточных показаний. Марку наконец сказали, что у него проблемы эмоционального плана, и прописали халдол. Он принял одну дозу, и ничего не случилось, поэтому он пришел к выводу, что ему потребовалась бы ударная доза, если бы он захотел получить какой-то эффект, и перестал принимать лекарство совсем.

Было время, когда у него стали возникать проблемы с сердцем. Он просыпался ночью с убеждением, что не дышит, и не мог ощутить биение сердца. Он топал ногами по полу и бил себя по груди, думая, что умирает. У него возникали боли и стеснение в груди, а когда он занимался легким бегом, грудь его больно сжималась. Он прошел обследование в больнице, но врачи снова не смогли поставить диагноз.

Другие проявления, которые у него возникали, включали в себя:

* Возбуждение и ощущение жжения в большом пальце правой нога, при этом стопа его выворачивалась наружу и давила на землю; чувство, что вниз по ноге бьет молния.

* Постоянное внутреннее давление, которое вызывало боли и спазмы. Иногда он дрожал с головы до ног.

* Зуд или ощущение, словно по нему ползают муравьи.

* Поднятие рук и прослеживание кистями движения энергии, вращающейся в его теле по спирали.

* Части черепа начинали болеть и, кажется, становились такими мягкими, что он мог проткнуть их пальнем.

* Залипание в трансовом состоянии, пока кто-то или что-то не выводило из него. Иногда, когда Марк находился за рулем, взгляд устремлялся прямо перед собой, и глаза на несколько мгновений «стекленели».

* Онемение и сильный холод в пальцах рук и ног, особенно с правой стороны. Кончики пальцев становились желтыми или белыми и могли быть такими на протяжении трех часов, а потом краснели и возвращались в нормальное состояние. Из-за большой разницы в температуре правой и левой сторон тела его подвергли обследованию по поводу заболеваний лимфатической системы. Марк также чувствовал ощущение жжения в стопах, особенно в большом пальце правой ноги, а иногда демонстрировал необычную выносливость к высокой температуре. Однажды он обжег кожу горячей грелкой и не почувствовал этого.

64
{"b":"117437","o":1}