ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того как узел Брахмы преодолен, в центре психической жизни индивида оказывается то, что психотерапевты называют «действительным», подлинным или осуществленным я. Те, кто исходят в своей жизни из того, что они ощущают своим «действительным» я, живут в согласии и благополучии. Они сознают себя, их отличает гибкость и творческий подход к решению проблем. В своей жизнедеятельности они задействуют все энергии тонкого тела. По мере того как энергии системы чакр уравновешиваются, человек «индивидуализируется», что предполагает, помимо хорошего функционирования в этом мире, также проблески высшего Я. На поверхность сознания могут выходить символические образы, благодаря которым он сознает, что реальность представляет собой нечто большее, нежели мир зримых вещей, сознает реальность всеобщих принципов. Психология, предполагающая существование подлинного я, неизбежно связана с осмыслением материала тонкого тела, ибо это субстанция нашей психической жизни, которую нужно пробудить, чтобы личность обрела целостность. Грубое тело — это лишь носитель жизни; тонкое тело оживляет его, наделяя воспоминаниями, эмоциями, мыслями, стереотипами и возможностями. Преодоление узла Брахмы раскрывает нас всему своему человеческому потенциалу, утверждает нас в нашей целокупности

Когда преодолевается узел Вишну, психика настраивается на фундаментальные принципы существования и ее взаимодействие с Я становится таким, как это описано в йоге. Я проникает в мир психики, зримый мир и мир архетипов, и в то же время превосходит их. Полный опыт пробуждения Кундалини включает в себя процесс осознания причинного тела, существующего за пределами личностно очерченных границ тонкого тела. Это сравнимо с тем, что китайцы называют жизнью в Дао, — не жизнью эго, но чистым присутствием. Переход этот почти невыносим для личности, так как предполагает отказ от каких бы то ни было попыток отстаивать свое действительное я, свое право быть «собой», самостоятельным и неповторимым существом, контролирующим среду своего обитания. Для отождествления с этим глубинным или первичным «Собой» необходимо избавиться от иллюзии контроля и ввериться потоку высшей энергии и сознания, сделав его единственной побуждающей и направляющей силой своей жизни.

Когда разворачивается процесс такого сознавания, сознание испытывает давление, направленное на завершение индивидуации или на окончательный выход за пределы санскар тонкого тела. Тот, кто готов к переходу на более высокие уровни причинного опыта, исходит в своей жизни уже не из ощущения обособленности, а из сознания всеобщности, и действует во благо других всякий раз, когда ощущает коллективную потребность в той единственной в своем роде связи с глубинами Себя, которую он собой представляет. Поэтому просветленные вроде Ауробиндо, Рамакриншы, Йогананды, Кришнамурти, Ма Анандамайи и других побуждаются к действию как бы внешней силой и создают, подобно всем великим духовным учителям, определенные движения во всеобщем сознании. Это состояние недвойственности называется Рудрой.

Ясно, что Иисус Христос действовал не из обретенного им опыта индивидуации, а из гораздо более глубокой точки сознания. Проблема следования такого рода образцам состоит в том, что копируемый образ жизни не может явиться актом выбора эго и не может поддерживаться последним. Любая попытка эго воспроизвести этот оригинал искажает его. Поэтому, когда человек пытается подражать в жизни какому-то духовному лидеру или святому, это вовсе не означает, что он достиг состояния недвойственности; на самом деле такое подражание зачастую приводит к помраченности и раздуванию эго. Подобный уровень развития становится возможным лишь в результате длительного процесса пробуждения и преобразования личного я человека и приходит в свое время. Большинство из тех, кто пробудил Кундалини, не собираются включаться в данный процесс и выходить за пределы эго настолько, насколько это необходимо для полного перехода на новый тип сознания, что, несомненно, свидетельствовало бы о преодолении третьего узла, или грантхи. Но я подозреваю, что в некоторых случаях причиной их психических проблем служат именно энергии, толкающие человека в данном направлении.

В случае незавершенной индивидуации психотерапевт может помочь навести мосты между реальностью обыденного мира, в которой всем нам предстоит жить, и приоткрывшимися клиенту сторонами мира причин. Люди, которые преодолели этот третий грантхи и чья жизнь покоится на более глубоком опыте, не обращаются к психотерапевтам и не нуждаются в них.

С точки зрения описанной трехъярусной модели развития сознания мы можем предположить, что страдающие религиозными иллюзиями люди с психическими или личностными нарушениями могли каким-то образом (возможно, благодаря слабым границам эго или природному психическому потенциалу) соприкоснуться с этим третьим уровнем, с причинным телом, и получить из него мощный заряд энергии и прозрения. Однако полученное искажается и становится опасным, так как отсутствует действительное я, способное привносить в самодисциплину чувство меры, способное к целеполаганию, последовательности, творческой активности — всему тому, что требуется от действительного я для успешного включения энергий тонкого тела в ткань повседневной жизни. Стадию развития действительного я просто невозможно миновать, ее нужно пройти так или иначе. В противном случае мы получим нечто вроде первобытного сознания, заряженного энергией, которую оно не может ни распределять, ни видоизменять, и отождествляющего себя со вселенскими силами, которые оно не в состоянии освоить ни на йоту.

По-видимому, в сходном положении оказываются и некоторые из тех, кто сообщает о глубоких духовных переживаниях под действием ЛСД. Те, у кого нет ни повода, ни практики отслеживания эго и чья индивидуация недостаточна для того, чтобы поддерживать этот процесс, могут увлечься наркотиком как таковым и последовать за ним как за Мессией, вновь и вновь погружаясь в испытываемые переживания без какой-либо надежды усвоить их содержание. Их взгляды могут изменяться, вызывая изменения в образе жизни и жизненных целях, но никакой надежды на просветление наркотики им не дают.

Я не думаю, что пробуждение Кундалини может стать причиной психоза, но оно связано с таким мощным выходом материала из миров коллективного и божественного, что выдержать его может лишь устойчивая психика (это относится также к применению ЛСД). Фактически, задача психотерапевта при работе с клиентами, у которых пробудилась Кундалини, сводится к тому, чтобы помочь им создать психическую структуру, способную воспринять, вместить и поддерживать открывшийся им новый уровень сознания. Им необходим, так сказать, более вместительный психический сосуд. Полезные для этого средства можно обнаружить в арсенале тех психологических школ, которые признают способность личного я выступать в качестве объединяющего центра личности, а также и существование энергий более глубокого Я, запредельного личному, — например, в юнгианском анализе и психосинтезе. Йогическое или тантрическое мировоззрение создает хорошую основу для такой работы, так как предлагает картину мира, достаточно широкую для того, чтобы вместить все многомерные реалии Себя.

Видения и голоса

Процесс пробуждения Кундалини может сопровождаться многочисленными видениями и мысленными образами, многие из которых уже описывались в предыдущих главах этой книги. Их ни в коем случае нельзя считать свидетельством психоза. Йоги и тантрические буддисты широко используют эти образы, и обширная йогическая и тантрическая иконография, развившаяся вокруг изображения различных чакр, включает символы элементов, богов и богинь, пугающие изображения демонов и разрушительных сил, которые появляются в состоянии медитации. В тантре это реальные силы и энергии, встреча и соединение психики с которыми является частью духовного пути.

Некоторые образы, общие для йоги, искусства и видений тех, кто прошел через процесс пробуждения Кундалини, были интерпретированы Юнгом в связи с процессом индивидуации. Они соединяются с коллективным бессознательным, часто отражающим архетипы. Такие связи вовсе не означают, что индивидуация и пробуждение Кундалини являются идентичными переживаниями, это лишь свидетельствует о том, что реакции психики на интенсивные изменения сопровождаются сходными образами смерти и возрождения.

87
{"b":"117437","o":1}