ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты прав, этот сброд годится только на то, чтобы жрать и пить, а как до дела — лучше моего отряда не сыскать. Жаль только, что из-за этих негодяев я лишился славных бойцов… Ну, да ничего, отряд большой, и каждый в нем стоит троих. — Он сел и протянул слуге пустой кубок. — Налей-ка! Раз нечего есть, надо хотя бы выпить! И — обратно в Мэнору! Уж там мне придется раскошелиться, чтобы богатыми пирами заткнуть глотки дорогим гостям… Впрочем, они у меня быстро поутихнут. Не успеем вернуться, как они уже все забудут, а их языки без устали станут превозносить мое хлебосольство!

Одевшись, Ферндин решил подняться на смотровую башню. Оттуда, с высоты, хорошо просматривались все окрестности и были видны две соседние деревни — Одлер и Хланк.

Леса вдали темнели узкой синей полосой и лишь здесь, около Бенты, подступали к замку довольно близко. Всмотревшись, Ферндин увидел на пологом холме, там, где дорога светлой полосой уходила в заросли, горстку всадников, то появлявшихся, то снова исчезавших среди деревьев.

Отсюда невозможно было рассмотреть, ни сколько их там, ни как они вооружены, поэтому отряд отчаянных головорезов Ферндина снова помчался к лесу. Но теперь им было приказано не вступать в бой, а покрутиться на безопасном расстоянии, чтобы высмотреть все, что возможно.

Этот отряд уже целый год верой и правдой служил Ферндину. Акрус выпил немало дешевого вина в самых гнусных притонах Мэноры, прежде чем по одному набрал дюжину таких, какие были нужны его господину. Ферндин придирчиво осматривал каждого, проверял, как он владеет оружием, сулил золотые горы и пристально смотрел в глаза. После этого наемник становился его верным рабом, уже не помышляя о плате, а желая лишь одного — выполнять, не раздумывая, приказания хозяина.

Вот и сейчас, уже начисто забыв о погибших, они с гиканьем высыпали за ворота и помчались в сторону Бенты. Ферндин хотел было приказать, чтобы они заодно подожгли деревню, но, представив, как клубы дыма, заволакивая все вокруг, будут мешать сражению, отказался от этой мысли.

То, что сражение неизбежно, барону уже было ясно, хотя слабая надежда унести ноги без боя все же теплилась в его душе. Спустившись с башни, он велел привести управляющего и, грозно нахмурив брови, подошел почти вплотную к перепуганному старику:

— Ты, грязная свинья, отвечай! Как можно выбраться отсюда, минуя эту дорогу? Какой еще путь ведет в Мэнору?! Ну, кончай шлепать губами, говори, если хочешь жить!

— Ни… никак, господин барон, в Мэнору по… попасть нельзя, только по этой дороге… Других… других путей нет, кругом леса и бо… болота, господин барон!

— Врешь, мерзавец! — рука Ферндина потянулась к горлу старика, тот зажмурился от страха и быстро залепетал:

— Если… если на север — там есть охотничьи тропы, но они ведут к Пограничному Королевству, к нашим исконным врагам… На восток тоже нельзя, там непроходимые леса и болота… Только один человек знает тайные тропы, и он мог бы проводить господина барона куда угодно… А я леса не знаю, я леса боюсь, я всю жизнь прожил в замке!

— Говори, кто этот человек?! Немедленно привести его сюда!

— Это, господин барон, Альграс, охотник из Бенты… Прикажите за ним послать, и он вас проводит в Мэнору любой дорогой!

— Что ты несешь, скудоумный?! — Ферндин даже затрясся от бешенства. — Ты смеешь издеваться над своим господином?! Бента пуста, негодяй!

Он с такой силой отшвырнул старого слугу прочь, что тот, отлетев к огромному очагу, ударился головой о закопченный камень и, вскрикнув, рухнул на пол с разбитым черепом.

— Проклятие! Это западня! Я чувствую опасность, смертельную опасность! Где отряд, разве он еще не вернулся?! Надо разделаться с этой кучкой негодяев и вернуться в Мэнору! О, вы еще узнаете Ферндина, пожалеете, что посмели скалить зубы на своего господина!

Не глядя на труп старого управляющего, он обошел лужу дымящейся крови и с треском захлопнул дверь, стремительным шагом отправившись во двор замка. Оттуда доносились топот копыт, возбужденные голоса вернувшихся наемников.

Увидев хозяина, они примолкли, и один из них, почти до глаз заросший клокастой бородой, с поклоном выступил вперед.

— Ну, что вы там увидели? Этот сброд всерьез надеется отрезать нас от Мэноры? — сохраняя напускное спокойствие, Ферндин приподнял брови и презрительно усмехнулся.

— Господин барон, их там около полусотни, кто пеший, кто верхом, все с луками и короткими мечами! Но ни кольчуг, ни панцирей у них нет — сразу видно, охотники, а не воины! — Бородатый тоже позволил себе ухмыльнуться, отчего вся растительность на его лице пришла в движение, — Они только в лесу прятаться и умеют, вот в поле мы бы их погоняли!

Ферндин сверкнул глазами и хлопнул бородача по плечу:

— Ну, так и надо выманить их в поле! Лучше сюда, поближе к замку, но, на худой конец, можно и там, около деревни! Ты прав, Орлуф, это в лесу они как у себя дома, а здесь, где негде спрятаться… Ха-ха-ха, простофили, я отплачу вам за свою тревогу и беспокойство! А когда все будет кончено, я устрою себе знатную потеху, клянусь Сетом! — И он решительно двинулся в трапезную, где шумели у пустых столов недовольные гости.

ГЛАВА 18

Смотри, смотри, мост опускается! Ах ты, нергалий коготь ему в печенку, не выдержал! Бёрри, держа под уздцы свою лошадь, возбужденно приплясывал в кустах рядом с киммерийцем. Отсюда, из густых зарослей ольшаника, отлично просматривалась дорога, ведущая к замку. Конан, сжав кулаки, молча смотрел, как из ворот следом за наемниками Ферндина пестрой толпой выезжают его гости.

— Вон он! Смотри, Конан, вон его доспехи с позолотой! Ха-ха, барон Ферндин, проголодался? Ну, они, небось, думают, что в два счета разделаются с деревенскими бунтовщиками! Лишь бы только Мергит не подвела, а, Конан?!

— Тихо ты, Рыжий, не тряси куст и не толкай меня в спину! Я ведь тоже не слепой, сам вижу! Ну, Ферндин! — Он до боли сжал зубы и прищурил глаза. — Давай-давай, подъезжай поближе! Ага, Бёрри, гляди, они попались! Видишь, его слуги едут с факелами — значит, хотят выманить охотников из леса! Все, как я и говорил! А теперь пора бы Альграсу двигаться к деревне… Глянь, тебе не видно, как они там?

— Суетятся, бегают, садятся на коней… Альграс впереди… Скачут, еще немного — и будут здесь… Ну, Конан, сейчас начнется! Только бы Мергит…

— Да хватит тебе! Мергит, Мергит! В конце концов, без нее обойдемся! Псы у нее, конечно, страшенные, но что могут собаки против рыцарей в полном вооружении? Разве что устроят сумятицу среди этой своры, что тоже будет нелишним, но очень-то на их помощь не рассчитывай! Держись рядом, прикрывай мне спину, как договорились, понял?!

Отряд вооруженных рыцарей приближался к мосту через узкую речку, за которым начиналось широкое поле, облюбованное Ферндином для схватки. Его наемники ехали впереди с зажженными факелами, словно намереваясь поджечь деревню. Ферндин посмеивался в усы: конечно, как он и думал, эти глупцы высыпали из леса и, боясь остаться без крова, помчались навстречу своей смерти. За его спиной громко переговаривались гости, обозленные тем, что и вечером, и утром на столах, кроме вина, ничего не было:

— Ого, сколько их там, этих деревенских боровов! Ну, они у меня побегают по полю, не хуже зайцев!

— Славная будет потеха! Надо помочь нашему щедрому хозяину разделаться с этим сбродом, а уж он нас отблагодарит!

— Эх, прямо руки чешутся! Второй день ничего, кроме вина! Да я их сейчас, как баранов…

Ферндин с удовольствием прислушивался к голосам рыцарей, возбужденных выпитым вином и близостью боя. Прекрасно! Они говорили и делали то, что ему было нужно, не хуже верных наемников, слепо исполнявших хозяйскую волю.

Поглядывая из-за широких спин скачущих впереди слуг в сторону леса, он ясно видел, что все преимущества на его стороне. Теперь, окончательно успокоившись, он даже удивлялся тому, что утром поддался приступу слабости и тошнотворного страха. Такого с ним еще никогда не было!

45
{"b":"117439","o":1}