ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она так и не пришла ни к какому решению, когда явился дворецкий, чтобы сообщить ей, что у дверей ее ожидает коляска. Она хотела было отослать экипаж, но не сделала этого потому, что вспомнила: долг вежливости обязывает ее нанести визит на Аппер-Беркли-стрит, чтобы справиться о здоровье заболевшей знакомой.

На обратном пути Нелл велела кучеру ехать на Бонд-стрит, где ей нужно было сделать несколько мелких покупок; там она увидела своего брата, прогуливающегося в лихо заломленной на золотистых кудрях фетровой шляпе и в ядовито-желтых панталонах, обтягивающих стройные ноги.

Виконт и сам-то никогда не умел выпутываться из многочисленных затруднений, не говоря уж о том, чтобы помочь кому-то другому, но обожающей его сестре он казался могущественным союзником. Она попросила кучера остановиться, и когда Дайзарт, в ответ на ее знак, перешел улицу, наклонилась вперед и, схватив его за руку, с благодарностью произнесла:

– О, Дай, как хорошо, что я тебя встретила! Не мог бы ты проводить меня до дома? Мне нужно тебе кое-что сказать!

– Если ты хочешь втравить меня в какую-нибудь жуткую заварушку, – с подозрением начал Дайзарт, – то будь я проклят…

– Нет, нет, обещаю тебе, ничего подобного! – перебила она. – Мне… мне нужен твой совет!

– Ну, против этого я не возражаю, – милостиво заявил виконт. – В чем дело? У тебя что-то случилось?

– Боже сохрани! – сказала Нелл, ни на секунду не забывая о присутствии кучера, соскочившего с облучка и открывшего дверцу коляски. – Входи же, Дай! Я сейчас тебе все расскажу!

– Ну хорошо! – сказал он, входя в экипаж и располагаясь рядом с ней на сиденье. – В конце концов, я все равно ничем не занят. – Он критически оглядел ее и заметил с братской бесцеремонностью: – Ну и шляпа!

– Это ангулемский капор, самый последний крик моды! – с подъемом возразила Нелл. – И раз уж на то пошло, Дай, до чего же ты нелепо выглядишь в желтых панталонах!

– Дьявольски, правда? – согласился виконт. – Это Корни заставил меня купить их. Сказал, что это гвоздь сезона.

– Я бы на твоем месте не стала его слушать!

– Ну, не скажи! Корни всегда знает, что к чему. А если у тебя нет проблем, то зачем тебе мой совет?

Она толкнула его локтем, чтобы он замолчал, и они начали болтать на отвлеченные темы, что (как он сообщил ей, когда они прибыли на Гросвенор-сквер) заставило его пожалеть, что он вышел в то утро на Бонд-стрит.

– Уж меня-то ты не проведешь, говоря, что у тебя все в порядке, – сказал он. – Я заметил, что ты бледная, но подумал, что это из-за капора.

Нелл провела его по лестнице в свой легкомысленный будуар, сбросила злосчастный головной убор и жалобно сказала:

– У меня страшная неприятность, и если ты не поможешь мне, Дай, я даже не знаю, что делать!

– Боже, – сказал несколько перепуганный виконт. – Ну, не впадай в панику, Нелл! Конечно, я помогу тебе! По крайней мере, если сумею, хотя, будь я проклят, если знаю… Впрочем, смею думать, что все это ерунда на постном масле!

– Нет, – сказала она таким трагическим тоном, что он начал всерьез беспокоиться. Крепко сжав пальцы, она с заметным трудом произнесла: – Дайзарт, у тебя… еще есть… те триста фунтов, что я дала тебе?

– Ты что, хочешь забрать их назад? – спросил он.

Она кивнула, не сводя с него встревоженного взгляда.

– Вот так история! – сказал виконт.

У нее упало сердце.

– Мне очень жаль, что я вынуждена просить об этом!

– Милая сестренка, я бы отдал тебе их сейчас же, если бы они у меня были, – заявил он. – Зачем тебе? Карточный долг? Ты что, проигралась в пух и прах, Нелл?

– Нет, нет! Это бальное платье из кружева шантильи, и я не могу… не могу… сказать об этом Кардроссу!

– То есть как? Ты хочешь сказать, что он оказался скрягой?! – вскричал виконт.

– Нет! Он был потрясающе щедр, только я оказалась такой дурочкой, и мне казалось, что у меня столько денег… Мне и в голову не приходило, Дай, что в конце концов я могу оказаться в долгах!

– Господи, было бы из-за чего приходить в такое отчаяние! – с облегчением сказал виконт. – Просто объясни ему, как это получилось, я уверен, что он не удивится, он же знает, что ты не привыкла обращаться с деньгами. Тебе, скорее всего, влетит как следует, но долги твои он уплатит как миленький.

Она упала в кресло и закрыла лицо руками:

– Он уже уплатил их!

– Э-э? – не понял Дайзарт.

– Давай я лучше все тебе объясню, – сказала Нелл.

Нельзя сказать, чтобы это сбивчивое и невнятное объяснение помогло Дайзарту до конца осознать ситуацию, но он все-таки понял, что дело гораздо серьезнее, чем он предположил поначалу. Он был достаточно умен, чтобы понять, что ему рассказали далеко не все, но, поскольку ему не хотелось очертя голову бросаться в омут чужих семейных дел, не стал настаивать на более подробном рассказе. Совершенно очевидно, что замужество сестры идет не так гладко, как он предполагал; а раз так, то он понимал ее нежелание сообщать Кардроссу еще об одном долге.

– Что мне делать? – спросила Нелл. – Ты ничего не можешь придумать, Дай?

– Что может быть проще! – обнадеживающим тоном отозвался Дайзарт. – Беда в том, что ты еще неопытна. Тебе нужно заказать у этой мадам Лаваль еще одно платье.

– Заказать еще одно? – ахнула Нелл.

– Вот именно, – кивнул он.

– Но тогда долг увеличится!

– Но она на время отстанет.

– А потом потребует, чтобы я уплатила за оба! Дай, ты сошел с ума!

– Милая моя девочка, да все так делают!

– Только не я! – заявила она. – У меня же не будет ни минуты покоя! Только подумай, что будет, если об этом узнает Кардросс!

– Пожалуй, ты права, – согласился он. С нахмуренным лицом он обошел комнату, пытаясь найти решение. – Беда в том, что я не в ладах с процентщиками. Я бы мигом решил твою проблему, да только эти акулы прекрасно знают, каково наше положение.

– Ростовщики? – спросила она. – Я уже думала об этом, только не знаю, как к ним подступиться. А ты знаешь, Дай? Расскажи мне.

Виконт был не из тех молодых людей, чью совесть обременяют соображения морали, но он без колебаний отмел это предложение.

– И не подумаю! – сказал он.

– Я знаю, что нехорошо занимать у ростовщиков, но в таком случае, как этот… и если бы ты пошел со мной, Дай…

– Хорош бы я был! – с негодованием перебил он. – Черт возьми, я не святой, но и не так испорчен, чтобы отдать этим кровопийцам собственную сестру!

– Это так плохо, да? Я и не знала, – сказала она. – Конечно, я не пойду к ростовщику, раз ты говоришь, что нельзя.

– Да, говорю. И более того, если бы ты пошла, а Кардросс узнал об этом, вот тогда было бы шуму! Так что лучше бы ты набралась мужества и рассказала ему все прямо сейчас.

Кровь прилила к ее щекам, и она покачала головой.

– Знаешь, мне так странно все это слышать, – строго сказал Дайзарт. – Похоже, ты с ним поссорилась и разозлила его. Это не мое дело, но, по-моему, ты натворила глупостей!

– Да нет же… все совсем не так! – пролепетала она.

– Что-то ты наверняка натворила! – настаивал он. – Я-то думал, он любит тебя!

Она быстро взглянула на него:

– Правда, Дай? Ты правда так думал?

– Ну конечно же! Господи, да что еще можно подумать, если не успел он взглянуть на тебя и – тут же ринулся делать предложение? Об этом же весь город говорил! Старый Кулинг сказал мне, что никто еще не видел, чтобы он так быстро таял перед какой-либо шляпкой. Я и сам подумал, что у него с головой не в порядке, – серьезно сказал виконт. – Не скажу, конечно, что ты не красотка, но будь я проклят, если понимаю, что в тебе необыкновенного, что заставило такого человека, как Кардросс, породниться с нашей семейкой!

– О, Дайзарт! – вся дрожа, выдохнула Нелл. – Ты… ты меня не разыгрываешь?

Он недоуменно уставился на нее.

– У тебя что, тоже с головой плохо? – спросил он. – Какого же черта он, по-твоему, женился на тебе, если не был по уши влюблен? И не говори мне, будто не знаешь, что свела его с ума!

13
{"b":"11756","o":1}