ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О печальной истории деревни Пески частенько любил поговорить дед Сергея. Большую часть таких историй Сергей, разумеется, пропускал мимо углей. Вот рассказы старших пацанов были куда интереснее. От них Сергей узнал о старом кладбище, которое забросили после того, как сгорела деревня. Конечно же, присутствовали в этих рассказах у вечернего костра и вылезающие из могил мертвецы, и призраки, и мальчишки, которые отважились найти это кладбище и пропали навсегда. Обычные истории, от которых ночью по спине бегут мурашки, а утром – разбирает смех. Но одно в этих рассказах было правдой – кладбище существовало. Подтвердила это бабушка Сергея, баба Нина. И подтвердила после того, как Сергей, пристав с расспросами к деду, получил хороший подзатыльник и строгий наказ никогда больше даже не заговаривать на эту тему. Реакция деда Сергея не столько обидела, сколько удивила. Обычно тот чуть ли не расцветал, когда любимый внук проявлял интерес к прошлому этих мест.

Получив свое от деда, Сергей отправился к бабушке, которой задал тот же вопрос. Но и она отделалась лишь невнятным бормотанием. При этом старалась не смотреть в глаза внуку, и боязливо косилась на дверь – не идет ли дед. Исчерпывающей информации Сергей не получил, но уяснил главное – кладбище действительно было, и больше ни к кому из взрослых с этим вопросом лучше не обращаться. Услышав топтание деда в сенях, последнее предупреждение бабушка произнесла четко и внятно.

Все это было настолько не похоже на старичков, как их называл про себя Сергей, что ему, десятилетнему мальчишке, читавшему запоем Стивенсона, Лондона и Буссенара, стало совершенно ясно – старое кладбище окружает какая-то мрачная тайна. Самая настоящая тайна! Что может быть круче? Даже новый велосипед, о котором он тогда мечтал – небесно-голубой «Орленок», большой, почти взрослый велик – не мог сравниться с таким подарком судьбы.

Если он сможет найти это кладбище и разгадать его загадку, будет о чем порассказать осенью Витьке с Андрюхой. Елки-палки, да они умрут от зависти, когда узнают о его приключениях. Быть может, придется столкнуться с каким-нибудь привидением…

От этих мыслей дух захватывало, но делиться ими с кем бы то ни было он не спешил. Нужно было все как следует обдумать, составить план, подготовиться к экспедиции. Ведь это самая настоящая экспедиция. Не на Остров сокровищ, конечно, но тоже ничего себе. А может, и круче – там были обычные пираты, а здесь – призраки.

Сергей осторожно, чтобы не дошло до деда, принялся наводить справки о кладбище. К взрослым он обращаться опасался, помня наказ бабушки, но от ребят смог узнать, что кое-кто из молодежи уже пытался добраться до забытого погоста, но все заканчивалось петлянием по болоту. Причем, один смельчак так и утонул там. Или, в другой версии, не утонул, а добрался до кладбища, где и был съеден заживо мертвецами. Первый вариант казался Сергею более вероятным, но сбрасывать со счетов второй он тоже не спешил.

Подготовка к рейду длилась почти месяц. Для начала нужно было сколотить команду. Отправляться на таинственное кладбище в одиночку не хотелось. Удалось подбить на дело трех ребят, приехавших так же, как и он, на лето из города. Все трое были младше его на год – два, и он чувствовал себя настоящим предводителем команчей. Мудрым и опытным вождем краснокожих.

Первый рейд закончился плачевно. Они без приключений дошли по дороге до базы отдыха, потом свернули в лес, и вскоре обнаружили себя посреди мрачного болота, чуть ли не по пояс увязшими в болотной жиже. С огромным трудом они все-таки выбрались на твердую землю, и не солоно хлебавши вернулись в деревню. Дед, увидев понуро плетущегося по дороге Сергея, с ног до головы покрытого грязью, сразу понял, что к чему. Бенджамена Спока Николай Афанасьевич не читал, и при воспитании внука обычно пользовался проверенным веками средством, после применения которого Сергей некоторое время предпочитал спать на животе.

Сергею было строго-настрого запрещено даже близко подходить к базе отдыха и к лесу вообще. Дед, который обычно бывал невозмутим и хладнокровен во время экзекуций, на этот раз разозлился по-настоящему. Таким Сергей его еще ни разу не видел. Если бы он слушал чуть-чуть внимательнее, он бы уловил в голосе деда помимо злости и кое-что другое. Нечто, очень похожее на страх преступника, долгие годы успешно скрывавшегося от наказания и оказавшегося вдруг на грани разоблачения. Но ремень, гулявший по спине (не сильно, но все же чувствительно), не давал сосредоточиться на таких мелочах.

После экзекуции Сергей успокоился ровно на две недели. Потом он предпринял еще одну попытку. На этот раз все было иначе. Его команда уменьшилась с четырех человек до двух, но зато парень, сохранивший верность идее, был, также как и Сергей, готов идти до победного конца. Вдвоем им удалось прорваться через болото, и выйти на едва заметную тропинку, ведущую в сторону реки. И вот там-то они столкнулись с препятствием, оказавшимся посерьезнее трясины.

Сначала все шло хорошо. Стоило им преодолеть полосу заболоченной земли, лес преобразился. Чахлые елки сменились раскидистыми липами, высокими могучими соснами и густыми зарослями орешника. Пропитанный водой мох тоже исчез. Теперь они ступали по твердой земле, усыпанной пружинящей под ногами хвоей. Несмотря на солнечный день, лучи света с трудом пробивались сквозь кроны, и в лесу царил полумрак. Они словно оказались в огромной пещере, где стенами были шершавые стволы деревьев, а сводом – темно-зеленая листва.

Поначалу все это казалось Сергею очень красивым, загадочным, а потому приятно волнующим. Но буквально через несколько десятков шагов он вдруг понял, что обычные лесные звуки – пение птиц, шорох ветра в ветвях, стрекот насекомых, начали стихать. Сначала смолкли птицы. Только вдалеке раздавался дробный стук дятла, но и он через какое-то время оборвался.

По мере приближения к тому месту, где по расчетам Сергея должно было находиться кладбище, в лесу становилось все тише и темнее, будто они действительно уходили вглубь гигантской пещеры. Даже комары куда-то делись. Тишину нарушали только приглушенные хвоей шаги мальчишек. И шаги эти были уже не столь уверенными, как в начале пути. Звенящая тишина и мрачный зеленоватый сумрак, укутавшие ребят как толстым одеялом, заставляли их сердца биться быстрее. И один и другой были в лесу не первый раз, но такой мертвой тишины им слышать не приходилось. Казалось, лес замер, внимательно следя за непрошенными гостями. И это ощущение, тягостное, давящее, усиливалось с каждым шагом. Мальчишки шли молча, настороженно глядя по сторонам, и каждый про себя уже не раз пожалел, что забрел в этот лес. Выпорхни сейчас из кустов какая-нибудь пичуга, они побежали бы без оглядки.

Но заставила их обратиться в бегство не птица. Сначала до них донесся едва уловимый сладковатый запах гнили. В следующий момент дунул легкий ветерок, и вонь вроде исчезла, но через несколько шагов ударила в нос, уже не оставляя сомнений на свой счет. Мальчики переглянулись, поморщились, но останавливаться не стали, ноги будто сами собой несли их вперед, хотя оба чувствовали, что ничего хорошего их впереди не ожидает. Хорошее просто не может пахнуть так

Тропинка очередной раз вильнула в сторону, и за поворотом им открылось зрелище, которое, как показалось тогда Сергею, он не забудет никогда.

К стволу дерева была прибита дохлая собака. Обычная дворняга, разве что довольно крупная, размером с немецкую овчарку. Задранные вверх передние лапы были приколочены, задние болтались сантиметрах в двадцати от земли. Под ними темнела лужа запекшейся крови с какими-то крупными сгустками. Это было первое, что бросилось в глаза Сергею. Размеры собаки и огромное количество крови под деревом.

Брюхо у собаки было вспорото от одного бока до другого. Острый нож чуть не рассек позвоночник. Из разреза свисали кишки, облепленные мухами и сосновыми иглами. Пасть была распахнута, между белых клыков свешивался неправдоподобно длинный язык. В ране ползали черви. В шерсти тоже копошилась какая-то гадость.

22
{"b":"1179","o":1}