ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К счастью, «девятка» оказалась на месте. Даже дверцы распахнуты настежь. Незнакомца, видимо, не интересовали автомобили. Или он решил, что постоит и так – хозяин упакован надежно.

Вокруг было тихо и темно, только из подвала дома слышался приглушенный треск, но огня с этой стороны еще не было видно. Скоро языки пламени пробьются наружу, и тогда теперешний сторож, или кто он там на самом деле, увидит, что горит его дом. Но пока время есть.

Виктор нырнул в машину и осторожно прикрыл двери. Снаружи его будет непросто заметить, если не подойти вплотную к «девятке». Правда, и он сам не видел ничего дальше нескольких шагов. Что ж, подумал Виктор, шансы почти равны, все по-честному.

Первым делом он отыскал телефон. Тот лежал под пассажирским сиденьем. Как он туда попал, Виктор не знал, но не стал забивать себе этим голову. Лежит и лежит, и слава богу. Виктор обожженными пальцами схватил прослуживший верой и правдой шесть лет Nokia в видавшем виды титановом корпусе, и зашипел от боли. Все равно, что схватить горячую картофелину. Несколько секунд он потратил на то, чтобы нажать распухшими как сосиски пальцами на боковые клавиши, выдвигающие корпус телефона из титановых доспехов. Наконец, у него это получилось. Щурясь в темноте и матеря вполголоса финских дизайнеров, не догадавшихся сделать нормальную подсветку клавиатуры, он отыскал кнопку вызова и нажал на нее. Первым в списке стоял номер Сергея.

Сети не было. Это Виктор понял только после того, как попытался дозвониться еще по нескольким номерам, но в ответ услышал лишь тишину.

Несколько минут он просидел, обдумывая дальнейшие действия. Звонить бесполезно. Если даже он побегает по территории базы и найдет-таки сеть, не факт, что у ребят телефоны возьмут.

Ехать в деревню? Полчаса туда, полчаса обратно, если гнать как следует… Если повезет, и он не увязнет где-нибудь. Если не пробьет колесо. Если не встретит на дороге этого психа. Если, если, если… Слишком их много. Что за это время может случиться с Андреем и Катей? Да все, что угодно. Виктор вдруг понял, как сложно принимать решения, зная, что от них, возможно, зависит жизнь человека. Вот уж точно – семь раз отмерь, один отрежь. Было бы только время отмерить эти чертовы семь раз.

Нет, все это никуда не годится. Нужно попытаться отыскать ребят самому. Если не выйдет – тогда да, тогда брать ноги в руки и ехать в деревню. Там поднимать Серегу и на его «Ниве» дуть до ближайшего пункта, где есть телефон. Но сначала надо осмотреть базу.

В доме что-то затрещало, грохнуло, и окна первого этажа осветились призрачным красноватым цветом. В комнате прогорело и обвалилось перекрытие. С минуты на минуту комната займется, полопаются стекла, и пожар будет виден за многие километры. И тогда обязательно пожалует хозяин. Вряд ли он обрадуется увиденному. Скорее всего, сразу сообразит, кто все это устроил. Надо быть полным идиотом, чтобы не сообразить. Вопрос в другом – что он предпримет, когда поймет, что к чему? Как станет действовать? Попытается отыскать беглеца-пироманьяка? Как-никак, а он, Виктор, свидетель. Он видел труп в подвале, видел, как этот псих напал на Андрея, разглядел, пусть и не очень хорошо, лицо незнакомца. Если у этого парня есть хоть чуть-чуть мозгов, он попытается добраться до Виктора раньше, чем тот доберется до милиции.

Мысль показалась не очень веселой. Виктор прекрасно помнил, как этот псих схватил Андрея, весившего девяносто с копейками килограммов, и поднял, будто тот был не тяжелее пластмассовго пупса. Ага. И при этом ухитрился отправить в глубокий нокаут самого Виктора. С таким парнем встречаться лишний раз на узкой дорожке не хотелось. Если бы не Андрей с Катей, Виктор не стал бы строить из себя героя-одиночку. Прыгнул бы в машину и гнал до самого города без передышки. А там еще подумал бы десять раз, обращаться в милицию, или постараться забыть всю эту историю, как дурной сон.

Но все было так, как есть. Машина брошена, Андрея с Катей поблизости нет, и последнее, что он помнит – болтающийся в руках незнакомца, как тряпичная кукла, друг. А значит…

– Да, дружба хуже работы, – сказал Виктор вслух. – На работу хоть иногда можно наплевать.

Надо было идти. Туда, в промозглую сырую темноту, где, вполне возможно, затаился псих, обладающий чудовищной силой. Здоровый, как черт, отморозок, уже убивший как минимум одного человека. Почувствовавший вкус крови придурок в сером дождевике.

Виктор подумал, что в каком-нибудь триллере главный герой уже давно сделал бы зверское лицо и вприпрыжку бросился на поиски злодея. В кино герои никогда не испытывают страха. Он никогда не копошится прохладной скользкой дрянью в их кишках. Бравые парни отпускают пару шуток, обещают красотке скоро вернуться и выходят в темноту, насвистывая рок-н-ролл. В жизни такому героизму места нет. В реальной жизни не будет следующего дубля, если недостаточно ловко увернешься от бутафорского топора или ножа с уплывающим в рукоятку лезвием. И поэтому в реальной жизни ты сидишь, сжимая в кулаки обожженные ладони, чтобы острая боль заставила тебя выйти из оцепенения, а не насвистываешь рок-н-ролл.

Прошло не меньше пяти минут, прежде чем Виктор, кое-как забинтовав руки, собрался с духом и вышел из машины. К тому времени окна дома светились так, что можно было подумать, кто-то там включил иллюминацию на полную катушку. Изо всех щелей валил едкий дым, напоминая о минутах, проведенных в горящем подвале.

Фонарь отыскался сразу. Он лежал в багажнике рядом с сумкой Андрея. Хороший увесистый маг-лайт, дающий достаточно света, чтобы ослепить любого психа метров с десяти. Но Виктор больше рассчитывал не на мощную лампу, а на тяжелую длинную рукоять фонаря, которой можно проломить голову и бегемоту. С маг-лайтом он почувствовал себя увереннее. Хотя предпочел бы найти в багажнике АК-47, выплевывающий со скоростью сто выстрелов в минуту свинцовые пилюли калибром 7,62 миллиметра. Вот это было бы самое то.

Прежде, чем идти к жилым корпусам, Виктор еще раз проверил телефон. Связи по-прежнему не было. Он сунул бесполезную пока трубку в карман, включил фонарь и направился к коттеджам.

Отойдя от машины на несколько шагов, Виктор остановился. Луч фонаря выхватил на земле какой-то предмет. Бейсболка Андрея. Виктор поднял кепку, и мрачное предчувствие шевельнулось внутри скользкой жабой. С бейсболкой Андрей не расставался ни на минуту, как сам Виктор с телефоном. Должна была найтись очень веская причина, чтобы он оставил кепку валяться в грязи. Что-нибудь вроде ядерной войны или нападения инопланетян.

Виктор повертел в руках кепку и с ужасом заметил, что она оставляет следы на белых бинтах. Грязно-розовые пятна. Не нужно было быть специалистом-почвоведом, чтобы понять – бинты окрашиваются в розовый цвет не из-за особенностей местного грунта. То, что Виктор сначала принял за грязь на бейсболке, на самом деле было грязью, смешанной с кровью. Дождь, конечно, как следует прополоскал ее, но полностью избавить ткань от вцепившихся в волокна эритроцитов, лейкоцитов и всяких там красных кровяных телец, не смог. И теперь они, совсем недавно деловито транспортировавшие к клеткам живого существа по имени Андрей кислород и питательные вещества, высадились розовым десантом на бинтах.

«Только не паникуй, – сказал себе Виктор, пытаясь унять нервную дрожь. – Он мог просто содрать кожу на голове. У него могла быть разбита бровь… Да с чего ты вообще взял, что это кровь Андрея. Что если он все-таки намылил шею этому психу? Разнес ему башку и дело с концом. А бейсболку не стал надевать потому что она была в крови. Логично? Логично».

Но тут же внутренний голос, так любящий задавать ненужные вопросы, вкрадчиво спросил: «Но тогда скажи-ка, умник, куда же они с Катей отправились после этого? Бросили машину и решили прогуляться пешком по колено в дерьме? Ты и правда так думаешь? А самое главное – кто засунул тебя в подвал? Тоже они? Чтобы ты не простудился, пока они будут совершать моцион? Может, хватит прятать голову в песок? Почему бы не посмотреть на ситуацию, сняв идиотские розовые очки?»

26
{"b":"1179","o":1}