ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Именно в механизме регресса от более совершенных существ скрыт и секрет живучести микроорганизмов, заполонивших сегодня Землю. О том, что микроб — это совсем неразвитый, и главное, нежелающий развиваться дальше одноклеточный человек, было уже сказано раньше. О том же, что клетки тела могут переходить к автономному существованию, без связи с остальным телом, свидетельствует такая патология, как раковая опухоль. Она состоит из колонии клеток, пренебрегших своей специализацией и функцией в организме. Раковые клетки плохо связаны друг с другом, зато они усиленно питаются и очень активно размножаются. Порой этих дегенеративных клеток становится так много, что они образуют опухоль, выходящую за границы человеческого тела. Советский ученый, доктор медицинских наук, начальник клинической лаборатории госпиталя Черноморского флота в Севастополе Д. Финько показал, что такие переродившиеся клетки тела могут быть очень похожи на клетки примитивного гриба-паразита — кандиды или аспергиллиса. Внутри некоторых раковых опухолей формируется грибница (мицелий), пронзающая опухоль, и зреют споры в специальных сумках-асках. Все обстоит точно так же, как это происходит у микрогрибов, размножающихся с помощью спор. Ученый и его помощник исследовали тысячи опухолей животных, чтобы убедиться в правильности наблюдений. К сожалению, это открытие оказалось невостребованным советской наукой.

О том, что раковые клетки могут жить своей самостоятельной жизнью уже после смерти человека, свидетельствует феномен Генриэтты Лаке. Эта женщина из США умерла в Балтиморе от рака 50 лет назад. С тех пор её клетки живут и успешно делятся, представляя из себя аморфное образование, ни сном ни духом не напоминающее человеческое тело, а вернее, тот его орган, от которого они произошли. Во многие лаборатории мира переданы для опытов образцы этой «бессмертной» ткани. Все это может свидетельствовать, что клетки тела, «вывалившись» из организма человека, могут самостоятельно жить, но уже в другом качестве.

Вы только представьте себе удивление биологов, обнаруживших где-нибудь в благоприятных природных условиях аморфное существо округлой формы. Не зная, что клетки этого «существа» — выходцы из человеческого тела, биологи скорее всего объявят о существовании нового животного, неизвестного науке, а быть может, пойдут еще дальше, записав это животное в предки человека. Так, И. И. Мечников, модернизируя теорию Э. Геккеля, утверждал, что предком многоклеточных животных была колония простейших, сбившихся в кучу для удобства существования (фагоцителла). Нечто похожее недавно было исследовано А. В. Ивановым в природе. В Красном море обитает рыхлое существо уплощенной формы — трихоплакс, состоящее из более-менее однородных клеток и размножающееся бесполым путем: делением и почкованием. Кто может поручиться, что трихоплакс не имеет своим предком человека?

Самыми маленькими живыми обитателями планеты по праву считаются вирусы, они представляют из себя куски клеточной ДНК и РНК, перешедшие к свободному существованию. Вирусы не дышат, не питаются, не размножаются самостоятельно, как все остальные живые организмы, а при неблагоприятных условиях умеют превращаться в кристаллы. Единственный шанс существования вирусу дает живая клетка. Пробравшись внутрь ее, вирус избавляется от своей одежды — белкового скафандра. И нить ДНК или РНК, содержащая наследственную программу вируса, встраивается в ДНК или РНК клетки, которая сама начинает усиленно штамповать копии вируса — своего врага. Затем эти копии одеваются в белковую одежду внутри клетки и, скапливаясь в цитоплазме клетки, разрывают ее оболочку и выходят наружу. По 100, 1000, а иногда по 10 тыс. экземляров одновременно. Клетка, приютившая их и давшая им жизнь, естественно, гибнет. Поскольку эти самые маленькие существа не могут жить без клетки, своей родительницы, то закономерно предположить, что появились они после того, как появилась клетка, но никак не раньше ее! В этом примере ясно прослеживается дальнейшая инволюция не только многоклеточного существа, но и отдельных элементов клетки.

Считать же, что человек сложился сам по себе из множества одноклеточных микроорганизмов, а те в свою очередь из молекул ДНК и белков, притом что наукой накоплены Гималаи фактов, по меткому выражению А. Любищева, опровергающие саму такую возможность, было бы сегодня верхом невежества. Появление самого первого живого существа из «мертвой» материи опровергается всякой логикой, и вероятность такого хода событий равна громадному нулю!

Вы только представьте, что при рождении человека появляются на свет сначала руки и ноги, затем тело, а потом голова, а уже затем из всего этого каким-то образом монтируется целый человек. Так и вся биосфера планеты есть единый организм, присутствующий как целое на самых ранних стадиях появления жизни. Само его наличие есть непременное условие существования разных видов организмов. Из этого следует, что так называемых эпох скрытой жизни (криптозой) и явной жизни (фанерозой) как отдельных эпох рыб, амфибий, рептилий, млекопитающих просто-напросто не было. По всей видимости, механизм создания биосферы подобен механизму развития организма из одноклеточного яйца. Вместе с появлением новых животных, изменяющих соотношения в мире природы, меняется вся единая экосистема планеты. Живые существа, поддерживающие ее равновесие, могут замещаться со временем другими, похожими и имеющими в своих предках «других людей». Но сама экосистема при этом остается неизменна. Ведь от ее целостности зависит жизнь отдельных видов, включая и самого человека, чье существование, кстати, тоже преходяще… Каждый вид в общем мире живого занимает свое место, в том числе и человек. В различные периоды времени биосфера обновляется, тогда на смену одним живым существам приходят другие. Этим определяется разнообразная и самобытная флора и фауна различных эпох.

Вообще надо отметить, что в учебнике палеонтологии сплошь и рядом в отношении разных видов живого встречаются термины «тупиковая», «слепая», «полностью вымершая ветвь эволюции». Странно! Создается впечатление, что живые существа появляются на планете, являя удивительное многообразие форм, лишь для того, чтобы в один прекрасный день превратиться в «слепую» ветвь и без остатка вымереть.

Как же нам примирить столь непримиримое и выйти из замкнутого круга бессмысленности бытия? А между тем выход есть. И он, как все гениальное, прост! Достаточно только принять положение о цикличности мироздания, и все встанет на свое место! Один цикл сменяет другой, и жизнь словно идет по кругу, но не выше и выше, по спирали, как то утверждал классик, а именно по кругу. Колесо мироздания Сансары крутится, и с каждым его поворотом рождается цивилизация. Еще поворот — и цивилизация приходит к своему упадку и гибели. Еще одно вращение — и от некогда могущественной цивилизации людей остаются лишь жалкие её остатки в виде зверей, скорее прозябающих, чем живущих. Именно эти особи не захотели с окончанием своего цикла перейти в иные сферы бытия, будучи сильно привязанными к земной жизни.

111
{"b":"118224","o":1}