ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кстати, в фантастическом художественном фильме, съемки которого должны были состояться на станции «Мир» с участием актера Владимира Стеклова, речь идет о паре влюбленных, которые, чтоб зачать ребенка, отправляются с «грязной» и заполненной мутантами Земли в космос. Однако реальнее будет выглядеть иная ситуация. Человек, зачатый в космосе, будет уродливым мутантом, а не богочеловеком или гигантом!

В освоении космоса есть всё-таки много положительного. И самое главное — мы взглянули на нашу Землю со стороны и ещё сильнее полюбили её!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из всего сказанного выше можно сделать следующие выводы:

1. Феноменальный возраст некоторых археологических находок свидетельствует об очень древней истории человеческого рода. По всей видимости, общая история человечества насчитывает сотни миллионов лет. Причем надо учитывать, что извлеченное из земли является несоизмеримо малой толикой того, что когда-то было. Кроме того, кости приматов и людей плохо сохраняются. Об этом свидетельствует очень малое число останков кроманьонцев, которых отделяет от современного человека всего несколько десятков тысяч лет, что уж говорить о миллионах и сотнях миллионов лет. Изделия рук человеческих не имеют и таких шансов, как кости. Они рассыпаются в прах ещё быстрее.

2. Цивилизация людей как отдельный вид человека разумного, так же как и отдельная особь, проходит различные стадии своего развития. Мы можем предположить, что наши предшественники: сторукие, титаны, боги-люди, великаны — являлись самостоятельными видами людей. При этом вполне вероятно, что ствол человечества (генеалогическая преемственность) не прерывался от титанов до нас с вами. Русский ученый Д. Соболев предположил, что любой вид живых организмов, также как и особь, зарождается, развивается, проходит стадию становления, оставляет после себя потомство, стареет и вырождается. У одних организмов процесс жизни видов растянут на сотни миллионов лет (головоногий моллюск кораблик), у других крайне быстротечен (штаммы микроорганизмов). Что касается видов человека, то, вероятно, их зарождение происходит от нескольких десятков человек — в начале и до миллионов, миллиардов и даже триллионов людей — в конце своего существования.

3. По мере развития очередной цивилизации люди накапливают знания и опыт, развивают науку, технику, культуру, совершенствуют социум. Но предельный технократизм сопутствует завершающей стадии человеческой цивилизации отнюдь не всегда. Хотя в долгой истории человеческого рода, несомненно, были технократические цивилизации, во много раз превосходящие нашу, в прошлом преобладали цивилизации, делающие упор на развитие собственных способностей человека. Некоторые из этих способностей в ослабленном виде встречаются и у современных людей как своеобразный атавизм, доставшийся нам от наших богоподобных предков.

4. Наша современная цивилизация характеризуется тем, что техносфера постепенно начинает вытеснять и заменять биосферу. К сожалению, новые технологии не в силах остановить распад психики у отдельных индивидов. Они лишь отодвигают во времени это событие, маскируя симптом. Под фасадом всеобщего технологического бума у некоторых людей зреет совсем иное отношение к жизни и окружающим. Получив в свои руки технические орудия, они пытаются ими воспользоваться для корыстных и бесчеловечных целей.

Помимо этого, техника является своеобразным «эрзацем» собственных возможностей человека. Вместо того чтобы пройтись пешком, человек садится в машину, вместо того чтобы подумать головой, он включает компьютер. При этом врожденные способности человеческого организма с раннего детства не развиваются. И что совсем плохо, человек уже сам не верит, что способен не только творить чудеса, но и просто недолго обходиться без телевизора, компьютера, машины и т. д. В результате появляется новый тип человека, приспособившийся к окружающей его технической реальности, — человек технический. Случись, к примеру, глобальная техногенная катастрофа (не дай бог, конечно), он просто не сможет прожить в новых условиях без привычных технических «костылей».

Несмотря на все надежды на биогенную инженерию, «киборгизацию» и другие способы «переделывания» людей, постепенное или катастрофическое разрушение социума по причине того, что «люди портятся», является таким же запрограммированным явлением, как смерть отдельного человека или любого другого существа. Техника дарует людям личное могущество, раскрывает перед каждым право на свободу выбора, которая была весьма ограничена в начальном процессе развития общества. Тогда трудности и лишения заставляли людей из-за малого их числа и неустроенности быта думать о том, как выжить. В таком первичном небольшом коллективе действовал закон: надо делать то, что нужно, а не то, что хочется. В начале зарождения общественных отношений каждый и не стремился особо декларировать свое личное желание. В условиях развитого общества благодаря накоплению знаний, умений, опыта, общественного богатства и с ростом самого народонаселения появилась возможность удовлетворять все возрастающие потребности личности. И более того, это стало залогом дальнейшего развития самого общества. Спрос рождает предложение. Вот здесь и коренится основное противоречие современного мира: все больше стремясь удовлетворить личные потребности, мы все более их развиваем и изощряем и тем самым пилим сук, на котором сидим. Противоречия между людьми в постиндустриальном обществе поэтому нарастают и обостряются. В конце концов они достигают такой силы, что могут привести к разрушению всей конструкции технократического общества.

Ведь потребности у всех, оказывается, разные, и их становится все больше и больше! Однако остановить этот процесс нам вряд ли удастся, точно так же как трудно остановить надвигающуюся старость организма, так как это тоже процесс закономерный. Одним из признаков дисбаланса в обществе является все возрастающая дифференциация на профессиональные, субкультурные и этнические группы. Дальнейший ход «прогресса» неумолимо диктует, что люди должны быть разными. С развитием техники возникает потребность в узких специалистах. Обособление людей по профессиональному, культурному признаку ведет к появлению совершенно новых сословий и каст.

Многие ученые начинают всерьез говорить о том, что настало время выводить новые породы людей с заданными свойствами: идеальных солдат, математиков, рабочих, служащих и т. д. Так, американский футуролог А. Тофлер в книге «Последняя волна» пишет: «Не попробовать ли нам совершить биологическую перестройку людей в соответствии с профессиональными требованиями — скажем, создавать пилотов с более быстрой реакцией или сборщиков, не реагирующих на монотонную сборку у конвейера?»

5. Сторонники катастрофизма, первым из которых был Ж. Кювье, считают, что виды животных и людей гибли на Земле под действием внешних причин: геологическая катастрофа, падение кометы или астероида, распространение эпидемий и т. д. Мы считаем, что гибель человеческих видов, так же как и видов животных, процесс закономерный, хотя катастрофы на Земле периодически случаются. Психические, а затем и биологические различия исподволь подтачивают вид длительное время. Это происходит до тех пор, пока изменения не станут столь очевидными, что дальнейшее единое существование вида становится проблематичным. Единственный выход — это самоизоляция отдельных групп. При этом неизбежно теряется весь накопленный единым человечеством потенциал науки, техники, культуры, религии. Люди скоро или постепенно опять водворяются к «каменному веку» своего существования, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Причем, вероятно, сохраняется группа людей, которая составляет костяк будущего человечества. Остальная же часть под действием тяжелых условий существования, а главное — не желая отказываться от своих эгоистических устремлений, предпочитает деградацию. И очередная человеческая цивилизация вступает в стадию своего распада. Отдельные популяции людей, сохраняющие в условиях замкнутого существования признаки человеческой цивилизации, до какой-то степени сдерживают негативные тенденции. Но через некоторое время и они начинают распадаться на отдельные группы, раздираемые противоречиями. После такого основательного разделения уже ничто «не мешает» людям в разной степени, но в целом закономерно деградировать в сторону животных. Катастрофы, если они случаются, катализируют этот процесс.

137
{"b":"118224","o":1}