ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну, милые вы мои, это же на целый месяц хватит!.. – запротестовал Яков Иванович. Но теща с Ниной действовали единым фронтом.

– Едешь на день, бери хлеба на неделю! – сказала Аграфена Игнатьевна. И Яков Иванович понял, что сопротивление бесполезно.

Когда все улеглись спать, Яков Иванович еще долго стоял у открытого окна. Он смотрел, как вдалеке в домах переливаются огни, вдыхал свежий ночной воздух.

Вдруг где-то поблизости раздались звуки рояля.

– Яша, – сонным голосом позвала жена, – тебе ведь рано вставать!

– Больно ночь хороша, Нина. Иди-ка сюда!

Нина Николаевна накинула халат, подошла к нему. Встала рядом. Он обнял ее.

Заглядывая ему в глаза, она улыбнулась:

– Непутевый ты у меня!.. Такой же, как когда-то. И годы на тебя не действуют.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Всю дорогу Польщиков за рулем мурлыкал один и тот же мотив.

На большаке, неподалеку от деревни Зломысел, из-за кустов показались два конных пограничника. Они остановили машину. Загорелый, весь в пыли сержант нагнулся с седла и попросил Железнова предъявить документы.

– Не знаете ли вы, где штаб батальона стрелкового полка? – выйдя из машины, спросил Яков Иванович.

– Знаю, товарищ полковник. Отсюда в трех километрах. Проедете по этой дороге вперед с километр, налево пойдет проселок. Как к лесу подъедете, там вас встретит патруль этого батальона. – Пограничник приложил руку к зеленой фуражке и пустил лошадь рысью по дороге.

В лесу машину действительно встретил патруль и проводил до усадьбы, окруженной густым садом.

Навстречу Железнову с крыльца сбежал сухощавый, длинноногий офицер.

– Капитан Карпов, командир батальона, – представился он.

Карпов провел Железнова в дом. Там находились начальник участка военинженер второго ранга Тихомиров и воентехник первого ранга Паршин. Оба среднего роста, поджарые, загорелые и оба лысые. Тихомиров облысел давно. Паршин же, стараясь походить во всем на своего начальника, брил голову наголо.

Отказавшись от предложенного ему обеда, Железнов приступил прямо к делу.

Работали долго. Солнце уже перешло в другие окна и, пробиваясь сквозь листву яблонь, яркими пятнами играло на полу, а они все еще согнувшись стояли над схемой укрепрайона и над чертежами фортификационных построек.

По схеме получалось, что размещение бетонных и дерево-земляных огневых точек было произведено правильно и искусно: куда бы враг ни сунулся, он сразу попадает под перекрестный огонь. Особенно понравилась Железнову отсечная позиция по реке Пульве.

Первая очередь бетонных сооружений была уже закончена, и работы второй очереди во многих местах наполовину сделаны. Значительно хуже обстояло с возведением дерево-земляных сооружений. Из-за этого и разгорелся спор. Железнову казалось, что план по этим сооружениям в срок не будет выполнен. Он высказал сомнение и упрекнул начальника участка.

– План, товарищ полковник, будет выполнен в срок, – ответил вместо Тихомирова капитан Карпов. В его голосе прозвучала обида: он ожидал, что Железнов похвалит его за перевыполнение майского плана.

– Я не хотел обидеть вас и ваших бойцов, – перевел взгляд на Тихомирова Железнов. – Но меня беспокоит, что окопы, проволочные заграждения и огневые точки между дотами делаются медленно. Почему отстаете от плана?

– Разрешите заметить, в прежнее время это возлагалось на те войска, которые будут занимать укрепрайон, – сказал Тихомиров: он не любил дерево-земляные, фортификационные постройки и считал, что сейчас зря тратят на них время и деньги, ведь они все равно через год сгниют.

– Вы сами говорите, что это было прежде. Тогда был расчет на какое-то мобилизационное время. А теперь, как мы видим, война начинается без объявления. Мы не можем этого не учитывать. Нам надо быть начеку!

– Начеку? Кто же нам сейчас грозит? – не без иронии спросил Тихомиров.

Паршин, благоговевший перед своим начальником, расплылся в улыбке.

Вместо Железнова ответил Карпов:

– Гитлер! Вот кто!.. – резко бросил он.

– Не наводите панику, капитан, – обрезал его Тихомиров. – Гитлеру сейчас невыгодно с нами воевать. Он прекрасно понимает, что наша страна не Франция и не Польша…

– Да только пусть сунется, мы его так чесанем, аж пух полетит! – Паршин замахал руками, словно врезается в самую гущу врага и крошит его направо и налево.

Железнов не сразу остановил Паршина. Его заинтересовало настроение этих инженеров. Однако он все же не выдержал и перебил:

– Не знаю, выгодно или невыгодно воевать с нами Гитлеру, но известно одно: на границе находятся войска противника более опасного, чем панская Польша.

Тихомиров пожал плечами.

– Что вы, товарищ полковник! Разве вы не читали в газете заверения немецкого командования? Там ясно сказано, что немецкие войска выведены из Франции на нашу границу для отдыха. Разве они могут сейчас с этими войсками наступать?

– И вы верите? – спросил Железнов.

– Как вам сказать? В эти сообщения – не совсем, – Тихомиров снова пожал плечами. – Но я исхожу из одной исторической аналогии. Мне кажется, что Гитлер идет по стопам Бисмарка. А Бисмарк был противником войны с Россией.

– Эх! – Карпов выразительно взглянул на Тихомирова. – Тоже сравнили ежа с рашпилем!..

– Выбирайте выражения, товарищ капитан! – вскипел Тихомиров. – Все же мы командиры!

– Да что же вы чепуху-то несете? – разгорячился Карпов. – Лучше полезайте на вышку да поглядите за Буг! – Он протянул руку в сторону леса, где среди зеленых пирамидок елей виднелись перила вышки. – Тогда вам сразу все станет ясно. Вчера красноармеец Кочетов, – он повернулся к Железнову, – после дежурства на вышке сказал: «Там, за Бугом, товарищ командир, пылит война». – И кивнул Тихомирову: – А вы говорите – Бисмарк!

– Ну и что ж? Относительно Бисмарка я говорю правильно, – явно подчеркивая свое превосходство, ответил Тихомиров и перевел самодовольный взгляд на Железнова.

– Нет, товарищ Тихомиров, вы говорите неверно, – спокойно возразил тот.

Паршин ахнул: в вопросах истории он считал авторитет своего начальника непререкаемым.

– Как так? Бисмарк… – стараясь сохранить самообладание, начал было Тихомиров, но Железнов перебил его:

– Вы сказали: «Бисмарк был против войны с Россией». Но надо знать, что Бисмарк был за союз с Россией лишь до поры до времени. Он проводил свою политику объединения Германии железом, огнем и кровью. Союз с Россией заключил не из любви к русским, а потому, что Германия тогда не могла воевать с Россией: она была еще слаба. Бисмарк толкал Австро-Венгрию и Англию на войну с Россией. Немало приложил он сил, хитрости и ума, чтобы и русских, в свою очередь, вызвать на войну с турками. Так что первое ваше утверждение, как видите, неверно. Неверно и сравнение Бисмарка с Гитлером. Это разные эпохи Германии. Бисмарк вел политику объединения Германии в интересах немецких помещиков и юнкерства. Гитлер же в интересах крупного капитала осуществляет империалистическую политику мирового господства, господства Германии над всеми народами. Он добивается установления фашистского строя не только в своей стране, но и в других странах.

Паршин повернулся к Тихомирову, ожидая, что тот ответит вескими возражениями. Но Тихомиров промолчал.

Сначала осмотрели командный пункт, расположенный на отметке 196,3. Маленькая роща возвышалась над ближайшими холмами. Отсюда видны были даже далекие селения по ту сторону Буга.

Когда все вышли из бетонного убежища КП[1], Карпов предложил пройти на сторожевую вышку.

Железнов поднялся с ним на верхнюю площадку вышки. Проверяя, как маскируются производимые бойцами работы, Яков Иванович внимательно всматривался в каждый бугорок и кустарник. По черным теням щелей и амбразур определял, где находятся огневые точки.

– Хоть маскировка и хорошая, но амбразуры заметны, – сказал он. – Смотрите, как резко они выделяются на зеленом фоне.

вернуться

[1]

Командный пункт.

5
{"b":"1184","o":1}