ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Простите, товарищ Вера, – смущенно заговорил Груздев. – Что же вы сразу не сказали! Ведь сами понимаете – война, а мы в разведке. Долго ли нам было с вами разделаться?! – и он выразительно хлопнул ладонью по автомату.

Вера в ответ кивала головой и вытирала слезы, которые от радости текли по ее лицу.

– Ну вот что, братва, – сказал Груздев своим бойцам. – Дорогу назад запомнили? Найдете?..

– Найдем, – ответили они.

– Эта девушка и ее товарищи несут нам радиостанции. Понимаете вы, что это для нас значит? – спросил Груздев.

– Ну конечно!.. Все понятно!.. – ответили бойцы.

– Так вот, вы должны доставить их целыми и невредимыми в штаб дивизии… Доведите их до второго болота. Оставьте в ельнике – ну, там, где мы портки выжимали. Основательно пронюхайте, что вокруг, и зря в болото не суйтесь! – Он обернулся к Вере: – Там, знаете ли, вода до пупа… – Груздев виновато крякнул. – Одним словом, большая вода. Как только вы там пройдете?..

– Пройду! – решительно ответила Вера.

– Тогда ладно. – И снова обратился к бойцу: – Ты смотри, Прокопий! Дело поручаю тебе большое. От него зависит жизнь всей дивизии. – Он попрощался со своими бойцами, потом протянул руку Вере. – А вы не задерживайтесь!..

Легонько свистнув, он зашагал в чащу леса.

Желание скорее добраться до дивизии так подгоняло Веру, что красноармейцы едва поспевали за ней.

Василий встретил их на опушке ельника.

– Наши? – Обрадовался он и стал крепко пожимать всем руки. – Устали? Наверно, проголодались? Идемте, там у нас есть консервы, поедите.

Голодные разведчики охотно согласились.

– Только давайте быстрее, – сказал Прокопий, назначенный Груздевым старшим этой группы. – Нам торопиться надо, чтобы засветло переправиться через это чертово болото…

Вера послала Василия за Аней, а сама расстелила на земле платок, положила на него кучку сухарей и банку с консервами.

– Подождите, я сбегаю за водой, а то сухари уж очень твердые, – сказала она и побежала к реке. Но когда, запыхавшись, вернулась обратно, платок уже висел на сучке, а солдаты, хрустя, жадно доедали последние сухари. Они запили их водой и попросили дать им закурить.

– Закурить? У нас нет! – с огорчением ответила Вера. – Мы все некурящие.

– Плохо! – вздохнул Прокопий. – Давно не курили.

Вера села подле бойцов на пенек, хотела разузнать у них что-нибудь о положении дивизии.

Но Прокопий и его товарищи были неприступны. На все вопросы они отвечали коротко: – «Придете на место и все узнаете!»

– Ну скажите хотя бы, как папа? Здоров ли он?

– Комдив?.. Полковник Железнов?.. – переспрашивал Прокопий, раздумывая, сказать ли ей правду.

На выручку ему пришел товарищ.

– Полковника Железнова я не видел, но слышал, что он здоров, – сказал он.

Вскоре пришли Василий и Аня. Сборы были недолгие, и они впятером тронулись в путь.

Прокопий вел их по лесу, петляя и минуя поляны и просеки. Грохот артиллерийской стрельбы слышался то справа, то слева, словно они обходили линию фронта. Наконец громыхание стало раздаваться прямо перед ними – они шли к фронту.

Вера обернулась к шедшей позади нее Ане. Та поняла ее взгляд и шепнула, чтобы Вера остановила Прокопия и узнала, правильно ли он ведет их. Но Прокопий и сам остановился.

– Плохо, товарищи, – грустно сказал он. – Видно, фашист наших поджал… Ну что ж, будем идти, пока можно…

– А если нам поотстать и разведать? – предложила Вера.

– Нет, надо поскорее выйти к болоту. А то, чего доброго, попадемся. – И Прокопий уверенным шагом пошел вперед.

Пройдя еще с полчаса, они вышли на широкую, поросшую молодыми деревцами просеку. Прокопий снял ушанку, вытер ею свое потное лицо, в изнеможении опустился на пень и вздохнул.

Все бросились к нему.

– Вам плохо? – спросила Вера.

– Нет, что вы! – улыбнулся Прокопий. – Вышли наконец… Я уж было того, испугался… а теперь привал пять минут – и пошли! – Он махнул шапкой в сторону просеки.

Отдохнув, он взялся за лямки ранца, в котором лежала рация, но Вера, хоть и сама устала, отстранила его руки и проворно вскинула ранец себе на спину. Аня тоже не отдала своей ноши.

Просекой они шли долго, и постепенно стрельба стала раздаваться позади них. Справа лес начал редеть, потом мельчать, и наконец появилось болото с чахлым березняком. Идя по старому следу, Прокопий ловко прыгал с кочки на кочку. У москвичей же к этому не было сноровки, они часто срывались и окунались в болото. Прокопий не вытерпел, подошел к Вере и силком стащил с нее рацию; то же сделал и его товарищ, отобрав ранец с аккумуляторами у Ани. Вера, стараясь облегчить Прокопию ношу, хотела взять у него автомат.

– Разведчик оружия никогда не отдает, – запротестовал он.

Вышли на островок, поросший березой и сосной. Все были уже мокрые и очень усталые.

– Пришли, – сказал Прокопий и, сняв ранец, опустился на землю. – Теперь надо подумать: там, – он показал вперед, – вода… Мой приказ такой: сидите здесь и ждите меня. Мы подгоним сюда плот и перевезем вас.

– Раз вы пройдете, так и мы пройдем, – в один голос сказали Вера и Василий.

Прокопий поглядел на них.

– А если станции утонут?.. Нет, вам надо сидеть здесь! – ответил он.

Прокопий вошел в воду и, высоко держа в одной руке автомат, а другой разгребая тину, пошел напрямик, то поднимаясь, то проваливаясь в воду по грудь. Чем дальше он шел, тем все ниже и ниже над болотной порослью опускалась его голова в меховой шапке.

– А вы хотели идти. – Сказал оставшийся с разведчиками солдат. – Давайте теперь будем сушиться.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Наступила ночь, тихая и довольно теплая. Подперев ладонями подбородок, Вера лежала на душистых сосновых ветках и смотрела на мерцающие в воде яркие звезды. Пригревшись около нее, спокойно спала Аня. Сбоку похрапывал боец.

Вера не доверяла этой тишине и уже не в первый раз шепотом спрашивала сидящего у самой воды Василия:

– Васек, почему так тихо? Что это значит?

– Спи и ничего не бойся, – отвечал Василий. Но его самого тоже тревожила эта тишина. Стороной с шумом пролетела птица, и вскоре громко раздался ее гогот.

В детстве он слышал от бабушки, что в такой птице живет нечистая сила и ее можно убить только медной копейкой. И сейчас ночью в лесу вспомнил эту бабушкину сказку. В нечистую силу он, конечно, не верил. Но уж очень зловеще прозвучал ее гогот после того, как замолкла канонада. И в голову от этого полезли плохие мысли. Василий невольно уверился, что канонада смолкла оттого, что дивизия отступила.

– Василек, ты не спишь? – зашептала Вера.

– Ну что мне с тобой делать? – тихо отозвался Василий. – Выдержки у тебя нет, вот что!.. Если ты мне не доверяешь, тогда дежурь сама!..

– Не могу я спать, Василек… Все о них думаю, – оправдывалась Вера. – Что с ними там? Почему стало тихо? – Она приподнялась и села, обхватив колени руками.

Василий укоризненно покачал головой.

– Раз не спишь, так становись на вахту! – И, прикладывая ладонь то к одному, то к другому уху, стал вслушиваться в тишину.

Где-то далеко позади скрипучим голосом прокричал коростель. Василий насторожился. Не разведка ли? В такую темень легко подкрасться!..

Василий слышал, что гитлеровцы, идя в разведку, особенно в лес, берут с собой собак, которые легко находят партизан… Ему даже стало казаться, что там, где в отблеске звезд рябила вода, сверкнули глаза ищейки. Он схватился за автомат, но тут же выругал себя за трусость.

– Ты чего? – опять спросила Вера.

– Да вот, мерещиться стало!.. – Василий опять насторожился: там, где ему померещились фосфорические огоньки, послышался всплеск, и на темной поверхности воды показались силуэты людей. «Почему с той стороны? – спросил себя Василий. – Неужели фашисты?» Люди во весь рост возвышались над болотом – наверно, стояли на плоту.

Вера тоже заметила людей и разбудила бойца и Аню.

97
{"b":"1184","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Принц Дома Ночи
Врачебная ошибка
Рубикон
Соблазню тебя нежно
Подсказчик
Любовь: нет, но хотелось бы
Успокой меня
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Августовские танки