ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не можешь же ты проскакать десять миль на голодный желудок, — резонно заметила женщина, когда Мэтт принялся бранить ее за столь ранний подъем, затем отвесила ему легкий подзатыльник и приказала: — Ешь давай.

— С тех пор как умерла мама, меня никто не шлепал так по голове, — улыбнулся Мэтт, усаживаясь за стол.

— Уверена, тебе это только пошло бы на пользу, — добродушно улыбнулась в ответ Руби, наливая себе чашку кофе.

— Ты права. В детстве я был сущим дьяволенком.

— Однако же ты стал хорошим парнем. Именно это… — Руби замолчала, услышав шлепанье по полу босых ножек.

Вслед за этим детский голосок произнес:

— Тетушка Руби, я хочу есть.

Мэтт и Руби ласково засмеялись удивлению и радости, отразившимся на лице ребенка. Заверещав, маленький Сэмми бросился в распростертые объятия Мэтта.

— Дядя Мэтт! — воскликнул мальчик, крепко обняв дядюшку за шею и целуя его в щеку влажными губами. — Я видел во сне, что ты приехал ко мне. А мы пойдем сегодня на рыбалку?

— Боюсь, нет, сынок. — Мэтт усадил малыша к себе на колено. — Этой ночью был сильный дождь, и на улице сейчас мокро и скользко. Но обещаю, когда я приеду в следующий раз, мы обязательно отправимся к реке и наловим кучу рыбы. А тетушка Руби потом пожарит нам ее на ужин.

Сэмми поначалу расстроился, затем быстро утешился и, взяв ложку, начал уплетать за обе щеки завтрак Мэтта. Когда тарелка опустела, Мэтт допил вторую чашку кофе, чмокнул мальчика в кудрявую голову и опустил его на пол.

— Мне уже пора идти, сынок, — ласково проговорил он. В голубых глазах ребенка блеснули слезы.

— Но я приеду снова, и очень-очень скоро, — заверил Мэтт.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Ну, ступай, деточка. — Руби ласково погладила Сэмми по голове и легонько подтолкнула к двери. — Поиграй с кубиками, пока тетя Руби приведет себя в порядок.

Мэтт молча наблюдал, как розовощекий малыш послушно зашагал к двери. С каждым разом ему становилось все труднее и труднее покидать Сэмми. Тяжело вздохнув, Мэтт поднялся из-за стола, поцеловал Руби в щеку и направился к выходу.

Через пятнадцать минут Мэтт уже мчался по направлению к перевалу. После дождя было прохладно, и он пустил Сатану галопом, быстро покрыв расстояние в десять миль от Городка до своей фермы. Мэтту хотелось верить, что Нэт проверил табачные плантации, подсчитал причиненной непогодой ущерб и уже начал сажать новые растения вместо погибших. «Но Нэта, скорее всего, даже нет на ферме, — с горечью подумал Мэтт. — Наверное, опять проводил время с какой-нибудь женщиной и не ночевал дома».

Но в одном Мэтт был пока уверен: эта женщина, конечно же, не золотоволосая синеглазая Кэтлен Баррет. О, нет, с ней-то братец будет очень осторожным и осмотрительным, правда, до поры до времени.

Глава 7

Кэтлен разбудил громкий лязг ударившейся об пол металлической посуды. Девушка резко подскочила в кровати и заморгала, потирая красные, воспаленные веки. Этой ночью она очень плохо спала. Дождь, не переставая, барабанил по крыше, и Кэтлен долго лежала с открытыми глазами, глядя в темноту и беспокоясь за свой урожай.

За окнами было все странно тихо и спокойно. Значит, дождь прекратился, обрадовалась Кэтлен. Вмиг соскочив с постели, она на ходу стащила ночную сорочку, затем надела старые штаны Питера и рубашку, прислушиваясь к доносящимся из кухни голосам. Судя по всему, Хэтти за что-то вычитывала мужа. «Они уже здесь. Который же час?» — забеспокоилась Кэтлен, вдыхая проникающий в ее комнату аромат жареной ветчины. Сунув ноги в тяжелые, высокие, до щиколоток, ботинки и завязав шнурки, она подошла к окну и распахнула шторы. За окном было хмуро и темно: несколько звезд все еще мерцало на небосклоне. «Скоро рассветет, — подумала Кэтлен. — Значит, после завтрака можно будет выйти в поле, посмотреть, что с саженцами».

Войдя на кухню, Кэтлен поняла, что Смиты тоже провели бессонную ночь: супруги выглядели не более отдохнувшими и бодрыми, чем она сама. Впрочем, беспокойство Хэтти и Питера было вполне объяснимо. Они ведь тоже участвовали в прибыли от продажи будущего урожая табака, решив все делить поровну с Кэтлен.

Кэтлен плеснула на лицо воды из умывальника, пригладила щеткой волосы, стянула их на затылке широкой лентой и только после этого уселась за стол.

Хэтти подала обильный, сытный завтрак: сегодня предстояло немало хлопот и волнений. Все ели молча, не желая тратить время на разговоры. Наверное, впервые за всю свою жизнь Хэтти не помыла посуду, а лишь сложила ее в чан с горячей водой; Кэтлен не стала заправлять постель. Не было даже времени покормить Рингера: когда все вышли во двор, уже значительно посветлело.

— Если ты голоден, найди себе что-нибудь сам, — посоветовала Хэтти крутившемуся под ногами псу.

Спускаясь к полю по размытой, изрезанной колеями дороге, Кэтлен буквально дрожала от страха. К сожалению, оправдались ее самые худшие опасения. Она издала сдавленный стон при виде представшей перед ними картины разрушения. Хэтти обхватила подругу за талию, и так они стояли, молча глядя на поникшие, прибитые к сырой земле нежные саженцы.

— Что нам делать, Питер?! — запричитала Кэтлен. — Столько труда, и все напрасно?

Питер лишь растерянно заморгал в ответ. Но что они могут сделать? Да ничего. Половина урожая потеряна, и им не хватит средств, чтоб прожить эту зиму…

Одна Хэтти, как всегда, постаралась не терять присутствия духа. Впрочем, даже если в том, что она собиралась предложить, мало толку, это хотя бы займет Кэтлен делом и немного отвлечет от горестных мыслей.

— Сейчас мы пройдем вдоль рядов, посмотрим, есть ли растения, которые еще можно спасти, и подберем погибшие. Вместо них мы посадим сахарный тростник и сделаем потом из него сорго на продажу.

Кэтлен и Питер уныло, без особого энтузиазма взяли по ведру и последовали примеру Хэтти, которая уже умчалась на середину поля, пробираясь вдоль рядов и время от времени нагибаясь к земле, чтобы подобрать погибшие растения.

Чем больше погибших саженцев находила Кэтлен, тем сильнее слезы отчаяния затуманивали ее взор. В конце концов, не имея больше сил сдерживать свое горе, она упала на колени и, закрыв ладонями лицо, разрыдалась.

В таком положении и застал ее Мэтт. Боль пронзила его сердце при виде этой поникшей, склоненной в отчаянии головы. Он поспешил навстречу и, подхватив Кэтлен под руки, поднял с колен. Посмотрев на ее перепачканное землей, залитое слезами лицо, Мэтт обнял Кэтлен и ласково проговорил: — Не плачь.

Кэтлен непроизвольно прильнула к нему, уткнувшись в мускулистое плечо. Слезы еще обильнее полились из ее глаз, насквозь пропитывая рубашку Мэтта.

«Господи, как же сладостно держать ее в объятиях. Так бы никогда и не отпускал», — думал Мэтт.

«Мне так хорошо и спокойно в этих сильных, крепких руках. От него веет такой же свежестью и чистотой, как от этих просторов», — пронеслось в голове Кэтлен.

Внезапно она осознала, что поддается нежному объятию Мэтта. Кэтлен смущенно взглянула на его мужественный, жестко очерченный подбородок, решительный рот. Мэтт ласково посмотрел в глаза девушки, не выдав ни одного из бередивших его душу чувства.

— Тебе лучше? — улыбнулся он.

— Нет, совсем нет, — беспомощно проговорила Кэтлен. — Я потеряла половину своих саженцев.

Мэтт достал из кармана чистый носовой платок и бережно вытер слезы, катившиеся по выпачканным землей щекам Кэтлен.

— Я как» раз собирался проредить у себя на поле несколько рядов. Думаю, этих саженцев будет достаточно, чтобы восстановить твою плантацию.

— О, ты уверен?! — с надеждой воскликнула Кэтлен, совершенно забыв, что Мэтт все еще держит ее в объятиях.

— Я займусь этим прямо сейчас, не откладывая, — заверил он, но, заметив, что Смиты с любопытством смотрят на них, выпустил Кэтлен и начал отрывисто давать указания: — Питер, пока меня не будет, пройди вдоль рядов и на месте погибших саженцев сделай углубления. Хэтти, займись тем же. Кэтлен, — голос Мэтта заметно смягчился, — сядь вон под то дерево и успокойся, а то кажется, что ты сейчас упадешь в обморок.

12
{"b":"11889","o":1}