ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо, — кивнула Кэтлен, намазывая бисквиты толстым слоем масла, а сверху — принесенным Грейс Кук медом.

Кэтлен надеялась по дороге встретить Нэта. Он не любил приходить на ферму из-за Хэтти. Кэтлен очень огорчало, что эти двое просто невзлюбили друг друга. Что же будет, когда они с Нэтом поженятся?

Наконец в дверях показался Питер. Он тоже занял место за столом, с удивлением взглянув на гору бисквитов на тарелке Кэтлен.

— Однако же и разыгрался у тебя аппетит, — улыбнулся Питер. — Наверное, тебе снилось прошлой ночью, что ты усердно трудилась?

Щеки Кэтлен залила легкая краска смущения. Да, она действительно усердно трудилась, но совсем не так, как предполагал Питер.

Впрочем, Питер вовсе не ожидал ответа, поэтому Кэтлен благоразумно промолчала.

После завтрака она нарезала целый букет благоухающих роз, завернула стебли во влажную ткань и бережно уложила цветы в корзину. Прихватив с собой банку с водой, Кэтлен отправилась на кладбище. Ей предстояло пройти две мили, но утренняя прохлада и свежий горный воздух превращали долгую дорогу в приятную прогулку.

Кэтлен сразу же нашла могилы бабушки и дедушки. Она пришла бы сюда еще раньше, в день церковного собрания, но тогда за ней наверняка увязался бы кто-нибудь из женщин, а Кэтлен хотелось побыть здесь одной, рассказать бабушке и дедушке, как сожалеет о том, что никогда не видела и не знала их и как благодарна, что они оставили ей дом в столь трудное для нее время. На кладбище, в этом царстве тишины и покоя, росло лишь несколько одиноких деревьев, да траурный мирт обвивал могильные камни.

Поставив банку с розами между двумя могилами, Кэтлен повела негромкий разговор с дорогими ее сердцу людьми.

Она очень устала с дороги и присела под деревом, под сенью которого покоились ее предки. В это время из-за церкви показался Мэтт. На его плече висело ружье, а в руке он держал двух убитых белок — Мэтт возвращался с охоты. Кэтлен в который раз поразилась грациозности и легкости движений его сильного мускулистого тела.

— Решила навестить могилы деда с бабкой? — улыбнулся Мэтт, присаживаясь рядом; положив ружье и добычу на землю, он устроился поудобнее. — Твои старики были чудесными людьми. Все их очень любили. Правда, Руф был немного жестковат и суров, но на перевале все знали: что бы ни случилось, к нему всегда можно обратиться за помощью. Они близко дружили с Личем. Теперь его очень не хватает.

Немного помолчав, Мэтт спросил:

— Ты уже видела Нэта?

Кэтлен отвернулась, чтобы скрыть краску смущения, залившую ее лицо.

— Нет, я еще не видела Нэта.

И это было правдой: она лишь чувствовала его.

— Наверное, Нэт зайдет к тебе чуть позже.

— Да, наверняка, — кивнула Кэтлен, вспомнив, что ей нужно побыстрее вернуться домой, чтобы успеть к приходу Нэта привести себя в порядок.

Она поднялась, отряхнула юбку и улыбнулась:

— Пожалуй, мне пора. Ты идешь со мной?

— Нет. Я еще немного побуду здесь. Мне хочется проведать могилы родителей. Не жди меня. Я пойду другой дорогой, через водопад.

— Ну, тогда пока. Еще увидимся.

Мэтт долго смотрел вслед Кэтлен, с волнением наблюдая за мерным покачиванием ее бедер и проклиная себя за глупость. И зачем он только спросил о Нэте? Ведь следовало ожидать, что при упоминании о нем Кэтлен сразу заторопится домой.

Мэтт тяжело вздохнул, впервые в жизни пожелав оказаться на месте своего сводного брата. Нужно разыскать Нэта, прежде чем этот негодяй заявится к Кэтлен и затащит ее в постель, решил он.

Глава 13

Вернувшись через час домой, Мэтт обнаружил там Нэта, который плескался в лошадином корыте. Вода лилась в узкую деревянную лохань из трубы, подведенной к источнику под домом.

— Как долго ты собираешься задержаться на этот раз? — отнюдь не вежливо поинтересовался Мэтт.

— Не знаю. Думаю, с неделю, — с безразличным видом ответил Нэт. — А какая тебе разница? Кажется, в данный момент на ферме нет никаких неотложных дел?

— Мне действительно нет никакой разницы, сколько ты здесь пробудешь. По мне, не приходи домой хоть месяцами. Но предупреждаю: не смей принуждать Кэтлен спать с тобой. И не пытайся заставить ее прямо сейчас выйти за тебя замуж. Если узнаю, что ты навязываешься ей, я тебя кастрирую.

Ответом был полный ненависти взгляд Нэта.

— Ты меня понял? — со злостью спросил Мэтт.

— Да, черт побери, я тебя понял! — Нэт выронил из рук кусок мыла и поднялся.

Мэтт направился в дом. Если Нэт внял угрозе, значит, еще не все потеряно. Возможно, Мэтту удалось выиграть немного времени: он решил сам жениться на Кэтлен.

Кэтлен вернулась на ферму, взмокшая и разгоряченная быстрой ходьбой. Однако здесь все пошло не так, как она предполагала. Время уже близилось к обеду, а Питер только пригнал к амбару мула. Он с самого утра вспахивал участок земли под поздний сорт кукурузы. Лич объяснил ему, что кукуруза — отличный корм для скота в зимнее время.

Питер распряг серого мула и передал Кэтлен поводья.

— Ступай с ним к реке, пусть напьется, а потом выведи его на пастбище. Сегодня я уже больше не пойду в поле. Становится слишком жарко.

С этими словами Питер стянул с головы старенькую ветхую шляпу и вытер каким-то лоскутком потный лоб.

Кэтлен хотела было отказаться, сославшись на другую срочную работу, но Питер выглядел крайне усталым и измученным.

Когда Кэтлен вернулась, напоив мула и отправив его пастись в загоне, на столе уже стоял обед. Кэтлен пообещала себе, что после обеда сразу же, не откладывая, примет ванну и переоденется.

Но едва она успела допить ягодный компот, как Хэтти заявила:

— Кэтлен, ты нужна мне сегодня до самого вечера. Нужно успеть нанизать стручковую фасоль, которую мы с Питером собрали утром. Поэтому давай побыстрее управимся с посудой и, не откладывая, приступим к делу.

— Но я хотела принять ванну. Я вся липкая от пота.

— Бесполезно принимать ванну прямо сейчас. Ты будешь точно такая же, когда мы разделаемся с фасолью. Искупаешься после ужина, и тогда свеженькой и чистенькой отправишься в постель.

Кэтлен понимала, что Хэтти права. Но как объяснить, что она ждет Нэта и хочет хорошо выглядеть к его приходу? Ведь Хэтти не любит Нэта и не доверяет ему.

Кэтлен сдержала готовый вырваться у нее тяжелый вздох. Может, удастся побыстрее справиться с работой? Тогда останется время, чтобы все-таки успеть до ужина принять ванну.

Однако, когда они с Хэтти устроилась в прохладной тени крыльца, Кэтлен поняла: нанизывание фасоли — очень кропотливый труд. Стручки были твердыми, и протыкать их иглой следовало осторожнее, не спеша, чтобы они не лопнули и не высыпались бобы.

Когда Кэтлен испортила первые восемь стручков, Хэтти недовольно проговорила:

— Ты ведь не кусок ткани наживляешь. Эта работа требует усидчивости и терпения. Поэтому не спеши и осторожнее обращайся с иглой.

Солнце уже клонилось к закату, когда корзина наконец опустела, а у ног Хэтти и Кэтлен лежали гирлянды фасоли.

— Пойду развешу фасоль на чердаке, а ты пока сходи в огород и нарви к ужину немного салата, — распорядилась Хэтти, бережно наматывая на руку гирлянды.

Из груди Кэтлен вырвался вздох недовольства. Видно, ей так и не удастся принять ванну. Разве только после ужина? Взяв пустую корзину, она побрела в огород.

Там и застал ее среди гряд Нэт. По лицу Кэтлен текли струйки пота, влажные волосы прилипли к щекам.

В этот момент ей хотелось исчезнуть, как по волшебству фокусника превратиться в облако дыма. С пылающими от стыда и смущения щеками, Кэтлен поднялась с колен, откинув со лба прядь мокрых волос.

— Я, наверное, выгляжу просто ужасно! — воскликнула она.

— Ты не можешь выглядеть ужасно, Кэтлен Баррет, — как всегда очаровательно улыбнулся Нэт в ответ. — Даже если твое лицо будет перемазано грязью, а волосы превратятся в крысиное гнездо, ты все равно останешься самой прекрасной женщиной.

27
{"b":"11889","o":1}