ЛитМир - Электронная Библиотека

Прошла не одна минута, прежде чем в темном проеме пещеры появился Нэт, на ходу застегивая штаны.

— Как ты оказался здесь? — подозрительно спросил он. — Шпионишь за мной?

— Что ты собираешься делать с Клэр? — угрожающе проговорил Мэтт.

Девушка вышла следом за Нэтом и села на большой камень у скалы.

— Ничего.

— Другими словами, ты хочешь бросить ее, как бросил двух других девушек после того, как они забеременели от тебя?

— Послушай, — раздраженно отозвался Нэт. — Почему я должен брать на себя вину за ее пузо? Клэр могли воспользоваться десятки других мужчин с перевала.

— Ты врешь, и сам это знаешь.

— Докажи.

— Если ребенок будет похож на тебя, то не потребуется никаких доказательств.

— Тогда будет уже слишком поздно, — осклабился Нэт. — Я к тому времени женюсь на Кэтлен.

Едва сдерживая себя, чтобы не наброситься на негодяя и не превратить это красивое ухмыляющееся лицо в кровавое месиво, Мэтт спросил:

— Ты и после женитьбы на Кэтлен намерен рыскать по округе в поисках женщин? Нэт небрежно пожал плечами:

— Это зависит от того, насколько Кэтлен будет удовлетворять меня в постели. Если я смогу научить ее быть такой же неотразимой как Клэр, то буду как пай-мальчик сидеть дома. Если же Кэтлен не проявит достаточно ласки и не позволит любить себя как можно чаще, тогда мне придется поискать кого-нибудь еще.

Мэтт презрительно улыбнулся:

— Ты отлично знаешь: Кэтлен никогда не превратится в шлюху. Ни одна порядочная женщина не позволит так обращаться с собой. Значит ли это, что ты не собираешься менять свое поведение?

— Не спеши делать выводы о том, какова Кэтлен в постели, — лукаво заметил Нэт. — В ней много страсти и огня.

В глазах Мэтта вспыхнул зловещий огонек.

— Откуда ты знаешь об этом?

— Это всего лишь мое предположение, — испуганно попятился Нэт, злобно косясь на брата.

Мэтту так хотелось наброситься с кулаками на Нэта, что у него от ярости даже пропал дар речи. Наконец он взял себя в руки.

— Старики Тайлеры не видят внучку неделями и сильно тревожатся за нее. Некоторые местные жители предлагают поместить Клэр в какой-нибудь приют.

Лицо Нэта потемнело от гнева.

— Клэр! — рявкнул он. — Поди сюда, черт тебя побери!

Клэр послушно встала перед ним, глупо улыбаясь.

— Разве я не говорил тебе отправляйся домой всякий раз, когда уезжал на несколько дней на перевал?! — взвизгнул Нэт.

Плечики Клэр вздрогнули, и она жалобно заплакала.

— Я не люблю оставаться дома. Они все время поучают меня.

Нэт наотмашь ударил Клэр по лицу. Удар оказался настолько сильным, что сбил девушку с ног, и теперь она лежала на земле, приложив к окровавленным губам дрожащие пальцы. Нэт снова шагнул к Клэр, и она испуганно отползла в сторону. Мэтт понял, что сводный брат не в первый раз поднимал руку на эту несчастную.

— Не смей больше трогать ее! — приказал он, разворачивая своего коня и вставая между ними.

— Давай, давай! — заорал Нэт на девушку. — Уноси отсюда свой бесполезный зад! Убирайся к своим старикам! Я не намерен за тебя отвечать!

Затравленно взглянув на Нэта, Клэр, испуганно оглядываясь, заторопилась в направлении своего дома.

— Надеюсь, Кэтлен узнает твою подлинную сущность прежде, чем выйдет за тебя замуж, — холодно проговорил Мэтт и, пришпорив Сатану, умчался прочь.

Нэт разразился ему вслед злорадным смехом.

Глава 15

Хэтти долго «пилила» мужа и, наконец, заставила его отвести их корову на случку с быком Мэтта. Кэтлен вызвалась сопровождать Питера, решив сделать передышку после утомительной работы в поле.

Теперь Кэтлен шла позади Питера, который вел корову на длинной веревке, слушала успокаивающий звон колокольчика, привязанного к шее Бонни, и думала о Нэте.

Сегодня пятница, днем Нэт должен вернуться домой. Сердце Кэтлен забилось сильнее при мысли о том, что ночью ее возлюбленный проберется в спальню и они снова будут любить друг друга.

Поначалу Кэтлен опасалась, что Хэтти или кто-нибудь из соседей случайно заметят Нэта. Иногда его желание иссякало лишь под утро, и он оставлял ее на рассвете. Но, судя по всему, Нэт был очень осторожен. Кроме того, если бы Хэтти каким-то образом узнала об этих визитах, она бы разразилась такой бранью, от которой бы рухнула крыша дома.

Наконец впереди показался дом Мэтта.

— Дальше ты не пойдешь, — неожиданно заявил Питер.

— Это почему же? — удивилась Кэтлен.

— Тебе незачем находиться рядом, когда Бонни подведут к быку.

— Христа ради! Я вовсе не собираюсь на это смотреть! — возмутилась Кэтлен.

— Я не это имею в виду. Просто иногда требуется время, чтобы корова приняла быка. Поэтому лучше отправляйся домой.

— Но, Питер…

— Никаких «но», — нетерпящим возражений тоном ответил тот. — Ты не пойдешь со мной.

— Ну, хорошо, — кивнула Кэтлен и медленно побрела обратно.

. Признаться, ей не хотелось сейчас возвращаться домой. Она вспомнила о водопаде Мэтта и решительно повернула направо.

Кэтлен не прошла и нескольких метров, как вдруг услышала чудесное пение. Кто эта певунья, удивилась она, ускоряя шаг.

Вскоре Кэтлен увидела Элис Спенсер, которая с двумя старшими сыновьями тащила через лес большой сук дерева к груде уже собранных ими сухих веток и обломков.

Элис было чуть больше сорока, но выглядела она гораздо старше, родив десятерых детей подряд. Заметив Кэтлен, она прервала пение и, отряхнув с рук прилипшие листья, улыбнулась ей приветливой улыбкой.

— Мы с ребятишками как раз собирались отдохнуть и перекусить. — Элис кивнула в сторону стоявшего на пеньке оловянного бидона. — Пообедаешь с нами?

Помня разговоры соседей о том, как тяжело живется Спенсерам, Кэтлен хотела отказаться. Но она знала, как горды обитатели гор. Элис наверняка оскорбится, если не разделить с ними трапезу.

— Я недавно съела огромное яблоко, — придумала отговорку Кэтлен, — и не очень-то голодна. Но немножко перекусить можно.

Элис открыла крышку бидона, и Кэтлен обнаружила, что весь обед состоял из пяти тонких ломтиков маисового хлеба, намазанных медом. Раздав по ломтику детям, последний кусок Элис разломила пополам и протянула половинку Кэтлен.

— О, нет, я не съем так много! — воскликнула та, разделив половинку еще надвое. — Я уже наелась яблоком.

Когда все уселись, поглощая скудную пищу, Кэтлен взглянула на гору сушняка, собранного Элис и ее детьми.

— А где Элам? — спросила она.

— Думаю, в Городке, проводит время с друзьями. Он в основном бывает именно там.

— Но разве Элам не должен сейчас помогать тебе и детям собирать дрова? — удивилась Кэтлен. — Те три сука кажутся довольно тяжелыми, чтобы вы смогли даже впятером дотащить их.

Элис вздохнула.

— Да, конечно. Но Элам — мечтатель. Он просто не замечает, что нужно сделать по хозяйству.

— Мечтатель! — ехидно заметил самый старший из ребят. — Лентяй — вот он кто.

— Джонни Спенсер, закрой рот, — резко приказала Элис. — Женщины больше думают о будущем, чем мужчины. Твоему папе просто нужно напомнить, что пора заготавливать к зиме дрова, — принялась она защищать мужа.

— Ага, — презрительно скривил губы Джон. — Тогда он пойдет и срубит молодые деревца. А между прочим, сырая древесина очень опасна. Она мало дает тепла. Ведь древесный сок тушит пламя. Так можно и дом подпалить: искры так и сыпятся из камина.

— Почему же твой отец использует такую древесину? — поинтересовалась Кэтлен.

— Потому что гораздо легче пройти всего несколько шагов и срубить живое дерево, чем рыскать по лесу в поисках сушняка.

— Джонни! Еще раз повторяю: закрой рот! — Элис бросила на сына сердитый взгляд.

Юный Спенсер, не говоря больше ни слова, направился к поваленному дереву и принялся рубить толстый сук.

— Он просто не понимает, насколько его отец отличается от большинства остальных мужчин, — вздохнула Элис. — Джонни не замечает, как Элам добр к нам. Я ни разу не слышала, чтобы с его губ слетело грубое слово, он ни разу не ударил никого из ребятишек.

31
{"b":"11889","o":1}