ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пойдешь искать Нэта?

— Да, — кивнул Мэтт. — Думаю, на этот раз я напал на его след.

Уже через час Мэтт отправился на поиски своего сводного брата. Однако не успел он дойти до конца квартала, как его внимание привлекло жалобное, надрывающее сердце ржание лошади и чьи-то громкие ругательства. Осмотревшись, Мэтт заметил ужасно тощую клячу, запряженную в доверху нагруженную дровами повозку. Как ни старалась лошадь, она просто не могла сдвинуть повозку с места, несмотря на безжалостные удары кнута. Выругавшись, Мэтт бросился к повозке и вырвал кнут из рук бородатого извозчика. Мужчина угрожающе двинулся в его сторону:

— Что, черт возьми, ты делаешь? Положив ладонь на рукоятку внушительного ножа, Мэтт процедил:

— Я забираю у тебя это несчастное животное. Сколько ты хочешь за него?

Бородач покосился на нож и хитро проговорил:

— Конь не продается. Он отличный трудяга.

— Этот трудяга того и гляди умрет. — Мэтт шагнул навстречу извозчику, и тот в страхе попятился. — Или ты продашь его, или же я заберу коня просто так.

— Ну, хорошо, можешь взять его за пятьдесят долларов.

— Даю тебе десять, и это вдвое больше того, что он стоит. А теперь распряги жеребца, да поаккуратнее.

Злобно ворча, извозчик освободил коня от его ноши. И только тогда Мэтт узнал когда-то прекрасное животное. Это оказался жеребец Нэта, которому братец даже не удосужился дать кличку.

Каким же надо быть жестоким и бездушным, чтобы продать великолепного скакуна мужлану, превратившему его в рабочую лошадь?!

Охваченный яростью, Мэтт швырнул десятидолларовую бумажку под ноги бородачу, затем подозвал мальчишку, все это время наблюдавшего за происходящим с противоположной стороны тротуара.

— Эй, малый, хочешь заработать доллар?

— Конечно, мистер. Что я должен сделать?

Мэтт достал из кармана куртки листок бумаги и написал:

«Джейк, этому жеребцу нужна немедленная помощь. Завтра я хотел бы забрать его домой. Дай посыльному обещанный мною доллар. Мэтт».

Свернув лист, он передал его мальчишке:

— Отнеси это в платную конюшню. Знаешь ее владельца, Джейка? Мальчик кивнул.

— Когда передашь ему коня, Джейк даст тебе доллар. Смотри, не спеши, конь на последнем издыхании.

Извозчик бросал на Мэтта злобные взгляды: кто теперь потащит перегруженную повозку? «Запрягись в нее сам, бездушная скотина!» — подумал Мэтт и продолжил свой путь.

Глава 21

Вечером Мэтт заглянул в конюшню проведать вороного.

— Как? — спросил он у парнишки, расчесывавшего гриву жеребца.

— Неплохо, если учитывать, как над ним издевались.

— Его кормили?

— Да, Джейк дал ему овса, но немного, чтобы не стало хуже: в желудке жеребца давно не было ни крошки. Джейк попросил меня вымыть коня, а потом сам наложил заживляющую мазь на его исполосованную шкуру.

Мэтт посмотрел в карие глаза животного. Недавний затравленный взгляд бесследно исчез.

— Как себя чувствуешь, дружок?

В ответ раздалось тихое ржание. Мэтт погладил шелковистую звездочку на лбу коня.

— Хлыст больше никогда не коснется твоей шкуры, — пообещал он.

— Бог свидетель, этого жеребца очень часто били, — заметил, входя в стойло, Джейк. — На нем много старых шрамов.

«Нэту придется ответить и за это, когда он захочет попасть на небеса», — мрачно подумал Мэтт, а вслух спросил:

— Сможем мы взять жеребца с собой после аукциона?

— Если только будете ехать очень медленно, не спеша. Его нужно поберечь некоторое время. Он очень слаб и не сможет пока бегать.

Мэтт вернулся в гостиницу как раз к ужину. Питер и для него занял место за длинным столом. Отведав ростбифа, картофельного пюре с подливой, стручковой фасоли, салата из шинкованной капусты и пудинга друзья пошли в свой номер, мечтая побыстрее отправиться на боковую.

— Ты нашел Нэта? — ужа раздеваясь, спросил Питер.

Мэтт покачал головой, затем рассказал о жеребце.

— Хотя бы Нэт сгорел в аду! — в сердцах воскликнул Питер.

Через пару минут оба уже крепко спали.

На следующее утро Мэтта разбудил шум и возня внизу. Он потянулся за своими часами, лежавшими на маленьком прикроватном столике: половина седьмого.

— Просыпайся, Питер, — растормошил Мэтт напарника. — Давай позавтракаем и поспешим на аукцион. Торги начнутся через час.

Признаться, и Мэтт, и Питер немного волновались и нервничали. Никто не мог заранее знать цен на табак, которые менялись каждый год. Иногда рынок оказывался переполнен товаром, и фермеры не получали большой прибыли от выращенных тяжелым кропотливым трудом урожаев. А в иные времена, после чрезвычайно жаркого, засушливого лета, цены, наоборот, стремительно взлетали.

Большое значение имело, разумеется, качество табака. Впрочем, Мэтт не беспокоился на этот счет. У него был самый лучший табак во всем Теннесси, с более душистым листом, чем у остальных фермеров. Еще в 1610 году Джон Рольф привез первые семена в штаты из Тринидада. С тех пор они переходили из поколения в поколение, от отца к сыновьям. Мэтт великодушно поделился с Кэтлен своими семенами. Если цена окажется вполне приличной, они с Питером получат хорошее вознаграждение за тяжелый труд.

Впереди Мэтта и Питера выстроилась длинная вереница повозок: а у открытого навеса уже поджидали начала торгов покупатели и аукционист.

На табак первых трех фермеров, прибывших с другой стороны перевала, была предложена невысокая цена. Следующие три повозки, с низовья реки, оценили гораздо лучше. Когда настала очередь Мэтта везти под навес свой товар, покупатели заметно оживились: Мэтт пользовался славой фермера, выращивавшего превосходный табак. Аукционист поднял несколько стеблей с крепкими, хорошо сформированными листьями. Накал торгов сразу усилился, и Мэтт в конечном итоге получил за свой товар цену, которой не видал за все предыдущие годы.

Пока Мэтт дожидался чека от покупателя, выигравшего торги и теперь взвешивавшего купленный табак, Питер подогнал под навес свой груз. Покупатели снова навострили уши, заметив, что этот товар ничем не уступает по качеству предыдущему. С лица Питера не сходила широкая улыбка.

— Ну, как, стоило ради этого потрудиться? — похлопал Питера по плечу Мэтт, когда негр выехал из-под навеса.

— Еще бы! В следующем году посажу табака в два раза больше!

Мэтт одобрительно улыбнулся:

— Пошли в банк, получим по чекам деньги и отправимся за покупками. Уверен, наши женщины ожидают, что мы приедем не с пустыми руками.

— Представляешь, впервые за нашу с Хэтти совместную жизнь я могу купить ей подарок, — взволнованно сказал Питер.

— Теперь все будет по-другому, — заверил его Мэтт, взбираясь в повозку. — Отныне ты многое сможешь купить ей. Давай-ка отгоним повозки на стоянку и прогуляемся до банка пешком.

Спустя час, уже с деньгами в карманах, они направились в самый большой магазин Нэшвилла.

— Видишь вон то красное платье? — Питер указал на висевшие на вешалках разноцветные наряды. — Это будет моим подарком жене. Моя истосковавшаяся по ярким сочным цветам Хэтти будет страшно довольна. Всю свою жизнь ей приходилось носить только невзрачную серую одежду.

Для Сэмми Мэтт выбрал в подарок маленький резиновый мячик, который умещался бы в его маленьких ладошках, и набор оловянных солдатиков. Следующей покупкой была голубого бархата шляпка для Полли. Сложнее всего оказалось выбрать подарок для Кэтлен. Внимание Мэтта привлекли ночные рубашки. Большинство из них были фланелевыми, с длинными рукавами и глухими воротничками. Но среди них он заметил несколько воздушных, ажурных, с более смелыми вырезами. Особенно ему понравилась одна: из чистейшего муслина, розовая, воздушная и полупрозрачная, она, несомненно, не скрывала бы прелестей женского тела. Мэтт не пожалел бы половины вырученных денег ради того, чтобы увидеть ее на Кэтлен. Но, увы, это было совершенно невозможно, и он купил Кэтлен коробку шоколадных конфет, а для Хэтти, в тон новому платью, выбрал пару красных чулок.

42
{"b":"11889","o":1}