ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ему хочется и дальше сидеть на этой должности, ничего не меняя. А что менять-то, — он этого и не знает, поскольку вообще не отягощен особыми знаниями. Однажды, выступая перед журналистами, он с серьёзным видом заявил, что НАТО было создано в ответ на создание Варшавского Договора, хотя всё было с точностью до наоборот. А на вопрос: «Что случилось с подводной лодкой «Курск»?» — радостно заявил, что она утонула.

Государство и школа

Каждый год 1 сентября страна отмечает День знаний — школьники отправляются в школы. Для чего? Дети об этом не думают, их отправляют в школу родители. А для чего она нужна родителям? Может быть, как камера хранения, чтобы сдать туда ребёнка на полдня и не волноваться? Или научить читать и писать? Для этого не надо ни одиннадцати, ни двенадцати лет, хватило бы трёх.

Так для чего нужна школа гражданам, обществу и государству?

Проблема образования для России ключевая. Образование — это процесс, результаты которого скажутся более чем через двадцать лет. От того, как и чему мы учим своих детей, будет зависеть, в каком обществе мы будем жить. А значит, система образования существует не сама по себе, она выполняет государственный заказ.

Откуда же берёт свою задачу образование? Многие думают, что задачу формулируют самые продвинутые учителя, хорошо знающие детскую психологию и своё ремесло. Нет, всё начинается с осознания приоритетов общества и государства. А поняв их, государство разрабатывает стратегическую цель на будущее. Кстати, когда говорят о государственной идее, то это она и есть.

Исходя из осознанной цели, формируется программа её реализации, которая требует вполне определённого уровня развития страны, в том числе технического и научного. А для его достижения необходимы подготовленные кадры. Вот отсюда и возникает «заказ» для системы образования, внутри которой — несколько ступеней. Высшая школа прислушивается к запросу непосредственных «потребителей» специалистов — науки, промышленности и армии, и сама, в свою очередь, ставит задачу для школы и контролирует качество образования через приёмные экзамены. Школьная программа по предметам должна создаваться вузами, исходя из потребностей страны.

И у нас есть опыт, когда школа адекватно отвечала этим потребностям. Например, в 1950-е годы, когда стране срочно потребовались специалисты для развития атомной и ракетной промышленности, в школах немедленно усилилось преподавание физики и математики. И мы первыми в мире вышли в космос, создали атомную энергетику. Такой задел позволил России ещё долго опережать весь мир в этих областях. Но когда в конце 1980-х наступила эра информационных технологий, государство уже перестало понимать свои приоритеты и отказалось от роли главного заказчика системы образования. Не прошло и двадцати лет, как стало ясно: нет у нас своей электронной промышленности, и уже не будет никогда.

Сегодня очевидно, что следующий научный прорыв — в области биотехнологий. Развитые страны вкладывают в это громадные средства. Чтобы через десять лет не оказаться на обочине, отстав и в этом случае навсегда, нужно срочно готовить будущих абитуриентов, усиливая в школе преподавание естественнонаучных дисциплин.

Если смотреть с этой точки зрения, кризис средней школы очевиден. Она существует будто вне интересов общества — сама себе ставит задачу, сама себя контролирует, выпадая из общей системы подготовки специалистов. В вуз практически невозможно поступить без дополнительной подготовки либо с репетиторами, либо на различных курсах, а это значит, что школа не выдерживает проверку на качество образования, и нужен не косметический ремонт, а радикальная смена образовательной стратегии.

Нынешняя система образования невольно демонстрирует, что несмотря на множество красивых и правильных слов, в планы власти не входит реальная модернизация страны. Если бы не так, то первое, что надо было делать, так это вкладывать в модернизацию образования под текущие задачи. Наши же первоначальные реформаторы делать этого не стали, хотя и уверяли население, что имеют какую-то «стратегию развития». Но без образования никакой «стратегии» и никакого «развития» не может быть!

Значит, они с самого начала вели страну в никуда, — и сегодня мы стоим на том же пути. Министр образования, продолжая традиции своих предшественников, затевает реформы ради реформ. С одной стороны, министерство как бы занято очень важным делом, с другой — можно требовать из бюджета деньги на реформу, которые спокойно оседают в недрах министерства. А кадры стране не нужны ни для чего.

Президент Путин для образования тоже не делает ничего, как всегда ограничиваясь пустыми речами. Для примера рассмотрим его выступление 6 декабря 2002 года на Съезде ректоров России.

Вот фрагменты его выступления; мы даём их курсивом, а свои комментарии — в скобках.

«Хотел бы сразу сказать, что высокий уровень российского образования — это один из немногих факторов, которые позволяют нам находиться в числе ведущих государств мира…

…В России выросла и состоялась своя система, свои модели образования. Как видим, они выдержали проверку временем, оказались вполне достойного качества. И при всей необходимости модернизации нашего образования, этот факт сегодня не оспаривается ни внутри страны, ни за рубежом…»

(Развал и модернизация — вещи разные. Его правительство с усердием разрушает именно эти хорошие «свои модели образования». А ведь в зале как раз собрались послушать президента люди, которые протестуют против бездумных реформ.)

«…Российские граждане должны получать такие знания, которые нужны им не только сегодня, но и в будущей жизни. Причём речь идет не только о прикладных дисциплинах, но и о фундаментальных познаниях в сфере социальных наук, международной и общественной жизни…». (А не кажется ли вам, что доклад для Путина списали со старых докладов, примерно, тридцатилетней давности? Именно эти задачи, которые теперь как новинку «ставит» Путин, и решало советское образование.)

«…Про Россию часто говорят, что она продолжает оставаться страной с сырьевым и энергетическим экспортом. Конечно, в значительной степени это так, однако странно было бы не пользоваться теми богатствами, которые априори есть у нашей страны. Некоторые страны с благоприятным климатом и хорошими землями традиционно являются сельхозстранами, даже при хорошо развитой науке и современной индустрии, промышленности, например, как Франция. И ничего — они гордятся тем, что это сельскохозяйственная страна. Здесь стесняться нечего».

(Неужели президент не знает разницу между ситуацией, когда страна имеет дополнительный доход ещё и от сырья, и ситуацией, когда ничего другого у неё нет?)

«Уже сейчас мы завоевали серьёзные позиции на рынках энергоносителей. И прямо скажем, не следует их сдавать, мы не намерены это делать.

Между тем, сегодняшняя задача в том, чтобы не только с выгодой для себя использовать природные ресурсы, но и не отстать при этом от основных тенденций мирового экономического развития.

Также очевидно, что даже самая эффективная эксплуатация природных ресурсов не принесёт России определяющих позиций в мировой экономике. В наши дни всё большую долю на мировых рынках занимают высокие технологии. В том числе—в столь важных для России отраслях как транспортная и энергетическая…»

(Правильные слова сказал президент. Но что же делается, чтобы «не отстать»? Уничтожается всё, что не связано с сырьём и его продажей за границу. Он здесь говорит то, что от него хотят услышать, а что происходит на самом, деле, и знать не хочет. Так, в промышленности на электроэнергетику и экспортно-ориентированные топливно-сырьевые отрасли приходится почти 80 % всех капиталовложений. А доля инвестиций в перерабатывающих отраслях — машиностроении, лёгкой и пищевой промышленностях не превышает 15 %. Вот и ответ, что за страну мы строим.)

«Несмотря на огромное число студентов, наши государственные организации и предприятия испытывают колоссальный дефицит профессионалов. Кроме того, частные российские компании всё ещё вынуждены импортировать квалифицированные кадры из-за границы. Это означает, что на таких специалистов в стране есть спрос. Есть рынок. И, безусловно, этот рынок — ваш. Полагаю, что сегодня в общих интересах — помочь отечественным компаниям не только подготовкой современных управленцев, но и инженеров, техников, рабочих самой высокой квалификации…»

106
{"b":"119101","o":1}