ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Катастрофически упал жизненный уровень населения.

Вот мнение о проведённых в России реформах лауреата Нобелевской премии профессора Колумбийского университета Джозефа Штиглица (Joseph Stiglitz), высказанное им в газете «The Guardian» 9 апреля 2003 в статье «Разрушение России» («The ruin of Russia»):

«Длящийся два десятилетия переходный период, в течение которого значительно увеличиваются бедность и социальное неравенство, когда немногие богатеют, а все остальные нищают, нельзя назвать победой капитализма или демократии. Более того, прогнозы на более долгосрочную перспективу далеки от розовых: при уровне инвестиций всего 10 % от уровня 1990 года, даже если эти инвестиции и будут лучше распределяться по отраслям, как можно обеспечить устойчивый рост экономики?

Неолибералы по типу тех, что сидят в Международном валютном фонде (МВФ), пытаются сейчас интерпретировать нынешнюю ситуацию как запоздалую победу. По их мнению, период экономического спада, наблюдавшийся до 1998 года, отражал затормозившийся процесс перехода, тогда как рублёвый кризис, наконец, пробудил власти к действию, и в результате претворения в жизнь далеко идущих реформ наступило оздоровление экономики.

Однако действительное объяснение заключается в другом — и оно гораздо проще. До 1998 года цена рубля была завышенной, в силу чего внутренние производители были лишены возможности конкурировать с зарубежными. МВФ не хотел, чтобы Россия девальвировала свой рубль, и давал миллиарды долларов, чтобы поддержать обменный курс рубля. МВФ и министерство финансов США опасались, что любые изменения обменного курса приведут к новому витку инфляции, потому как у России практически не было резервных производственных мощностей».

Это — достойное свидетельство зарубежного специалиста. Получается, что чиновники МФВ и Минфина США вели целенаправленную политику разрушения экономических возможностей России — и вели они её через российских чиновников-«реформаторов». Они игнорировали данные микроэкономики, из которых следовало, что фактически имеется избыток производственных мощностей; они также игнорировали анализ Всемирного банка (ВБ), показывавший, что новые займы МВФ не приведут к восстановлению темпов экономического роста, а лишь увеличат внешний долг страны. Что, как пишет далее Джозеф Штиглиц, и произошло:

«Эти результаты были вполне предсказуемыми: попытки финансового вливания в 1998 году ни к чему не привели, а вот девальвация рубля дала результат. Оказалось, что в России существуют огромные излишки производственных мощностей, и вскоре началось замещение импорта, хотя финансовые волнения ещё не успели улечься. Через год после девальвации показатели импорта упали почти на 50 %, поскольку потребителей вынудили покупать продукты питания и товары российского производства».

Иначе говоря, советы МВФ были в течение долгого времени прямо противоположными тому, которые следовало давать. Случайно ли это?.. Позднее возросшие мировые цены на нефть обеспечили дальнейший бум в экономике, позволив создать фонды для инвестиций и расширения производства. В целом хоть какого-то экономического роста удалось достичь только благодаря таким переменам в экономике, которые Россия осуществила сама, не прислушиваясь к советам иностранцев.

Но у власти оставалась всё та же элита, строившая свой собственный капитализм вопреки всему, что известно мировой экономике.

Джозеф Штиглиц видит это:

«…Имеется и другой взгляд на рыночную экономику, базирующийся на большем равноправии, использовании силы рынков для того, чтобы обеспечить процветание не немногим гражданам, но всему обществу. То, что Россия в переходный период не сумела этого достичь, не должно вызывать удивления. Эта цель реформаторами и не ставилась. Величайший парадокс в том, что их взгляды на экономику были настолько неестественными, настолько идеологически искажёнными, что они не сумели решить даже более узкую задачу увеличения темпов экономического роста (выделено нами. — Авт.). Вместо этого они добились чистейшего экономического спада. Никакое переписывание истории этого не изменит».

Если так оценивают деятельность наших «экономистов-либералов» их западные коллеги, что же это за экономисты, и в интересах какой страны они работали?] Очевидно, что не России.

Их деятельностью исторический путь России, описанный нами как «русские горки», был искусственно прерван. Необходимость перехода к мобилизационному периоду ради рывка в постиндустриальный мир, в эру информационных технологий совершенно очевидно назрела, но российская государственность не состоялась — она закончилась как российская, перейдя к колониальному типу правления, обслуживающему интересы иностранных государств.

При отсутствии достойной власти идёт быстрая деградация и дегуманизация общества. Его широко захлёстывают потрясающее невежество, преступность, наркомания, алкоголизм, всеобщая апатия.

Но, на наше счастье, единственный ресурс социально-политической устойчивости этой системы — высокие мировые цены на нефть и газ. Упадут эти цены — возможно, изменится и наша жизнь: власть, потеряв источник дохода, сбежит; народ воспрянет и выберет новую власть; после некоторого периода нестабильности появится возможность возрождения России как великого государства. К такому развитию событий есть и социальные предпосылки, свидетельством чему — всё чаще практикуемое народом голосование на всяческих выборах во власть «против всех». Народ осознаёт, что голосовать «за» представителей элиты, «за» высосанные из пальца программы партий, созданных элитой, — не только безнравственно, но и опасно.

Однако такой вариант может иметь положительные результаты, только если переход к нему произойдёт не слишком поздно. Основные фонды промышленности на грани истощения; стремительно падает квалифицированность кадров; идёт старение основы обороны — ракетно-ядерного оружия; к избирательным урнам с каждым годом идёт всё больше равнодушной молодёжи и всё меньше людей ответственных, понимающих, что происходит: они просто вымирают.

Если сложившееся в стране положение просуществует ещё 10–15 лет, с Россией будет покончено.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Хронотроника

Общество — более сложный объект изучения по сравнению с объектом естественных наук. Специфическая особенность его познания обусловлена тем, что люди сами творят свою историю и сами познают её. Общество постоянно изменяется, произошедшие перемены влияют и на процессы познания, поскольку анализируемые процессы весьма скоро становятся историей, а её изучение находится под влиянием настоящего. Таким образом, теории прошлого с необходимостью переосмысливаются в свете настоящего.

Методы наук, изучающих простые формы движения (например, динамики), сами собой распространяются на исследование более сложных объектов, составляющих предмет других наук (например, астрономии). Объясняется это тем, что сложные формы движения материи содержат в себе в качестве «побочных», превзойдённых в ходе развития действительности, более простые формы, поскольку первые исторически возникли и развивались из вторых. Поэтому изучение простых форм движения позволяет раскрыть не только структуру, но и генезис этих более сложных форм, а тем самым их сущность, следовательно, познать их полнее и глубже.

Между тем, непонимание взаимосвязанности и взаимопроникновения научных методов обусловливает различные проявления односторонности во взглядах на предмет исследования. Типичными являются отрицание применимости методов одних наук при изучении объектов других наук, или, напротив, отрицание специфики и даже самого существования предмета одной науки на том основании, что он может быть подвергнут изучению методами других.

Но мы должны помнить, что предметное и методологическое единство познания природы и общества определяется предметным единством мира, из чего также следует принципиальное единство логической структуры естественных и общественных наук. Но, разумеется, Природа достаточно сложна, чтобы её можно было бы изучать всю сразу. В этом причина того, что её познание осуществляется системой наук, каждая из которых занимается лишь одной стороной единого целого — ведь изучается-то единая Природа. А это значит, что наряду с тенденциями дифференциации наук (анализа) должен идти процесс и их интеграции (синтез).

114
{"b":"119101","o":1}