ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нигде не реализовывался чистый рынок. Всегда экономика подчиняется задачам государства. У государства, вне зависимости от действующей в нём экономической системы, существуют свои собственные интересы. Представьте себе человека, у которого стоит задача выжить в разных климатических условиях. Для этого он использует различную одежду. Вот этот человек — государство, а одежда — экономические отношения. Поэтому не рынок определяет структуру и функции государства, а наоборот. А то, что без государства рынок вообще невозможен, должно быть ясно каждому. Поддержание рынка немыслимо без определённой правовой системы.

«Либерализм» — это не более чем попытка развитых стран установить колониальные взаимоотношения с менее развитыми странами. Ни в США, ни в Англии, главных апологетах «либерализма», нет свободного рынка. Тем или иным образом государство вмешивается в экономику и играет в ней не последнюю роль. Как иначе рассматривать протекционистские меры к своим сталеварам в США, или их же военный бюджет на 2003 год в 500 миллиардов долларов? Ведь это прямые государственные инвестиции в национальную экономику.

Учение неолиберализма включает в себя некоторый набор базисных мифов (рыночные отношения, нормальная рыночная экономика, магистральный путь развития, правовое государство, демократия и др.), а также экономические модели Фридмена (чикагская школа), которые имеют крайне ограниченные пределы применимости. Главной особенностью мифов неолиберализма является их наукообразие.

Никакого свободного рынка не существует — это миф.

Более того, большинство наших экономистов можно назвать поборниками статики — они ведут свои расчёты, исходя из того положения, что существует рыночное равновесие, при фиксированных параметрах. Неравновесные процессы рассматриваются преимущественно вблизи равновесия, когда результат процесса предопределён.

Они считают, что рыночное равновесие достигается в результате балансов спроса и предложения, а также доходов и расходов. Однако эти функции меняются со временем в связи с развитием науки, техники, моды и рекламы, и ещё много чего. Поэтому равновесие никогда не наступает, хотя система постоянно стремится к нему. Такой подход можно назвать эволюционным.

Сегодня показано, что эволюция сложных развивающихся систем, к которым относится и экономика, происходит не равномерно. Периоды плавной эволюции чередуются с кризисными этапами. В течение плавных периодов происходит совершенствование структур за счёт отбора наиболее приспособленных к внешним условиям. В кризисных стадиях образуются новые формы, и происходит переход в другое стационарное состояние.

Для описания этих стадий используются модели различных типов. Так, при описании плавных стадий используется так называемое адиабатическое приближение. В этом случае принимается, что система находится вблизи одного и того же устойчивого состояния, но параметры его медленно меняются со временем. При описании кризисных явлений строится модель, описывающая ветвление исходной траектории развития, то есть её переход в другое устойчивое состояние.

И всегда оптимальное состояние определяет государство, исходя из наличных ресурсов, структуры общества, социально-культурных традиций, природных условий. Более того, на разных этапах развития государства эти приоритеты могут и должны меняться.

Согласно же монетаристическому учению, государство должно обеспечивать действие экономических законов и не вмешиваться в реальную экономику. Но куда приведёт страну такой подход к экономике? Скорее всего, к краху. Что мы, впрочем, все и наблюдаем в своей стране. А бездарные наши «либералы» говорят, что неудача происходит из-за того, что государство время от времени вмешивается в экономику, вот, мол, ничего не получается. На самом деле, если бы этого вмешательства не было, то уже и государства бы не было, а голодные банды из бывших граждан нашей страны воевали бы друг с другом.

Многочисленные попытки «либералов» доказать единственность рыночного равновесия не увенчались успехом. Тем не менее, подспудная уверенность в том, что оно единственно и верно, есть главный предрассудок ныне господствующей экономической теории.

Но мы видим, что сегодня ВВП современной России примерно вдвое ниже дореформенного уровня. Если равновесное состояние всегда единственно, то экономика России должна сама, постепенно достичь дореформенного уровня без вмешательства государства. Но этого не происходит. Значит, перейти от низкопродуктивного в высокопродуктивное хозяйство без вмешательства государства невозможно.

Те, кто предлагают уменьшить роль государства, как говорилось выше, работают в интересах более сильного соперника, желающего «загнать» страну в условия, оптимальные не для её развития, а для достижения целей её соперника. Почему они это делают — другой вопрос. Либо по безграмотности — тогда почему им разрешают высказываться публично? Либо они преднамеренно работают не в интересах России. И если власть терпит это, тогда что это за власть?

Проблемы России и мира

Сегодня главный источник кризисов в мире — рост населения при сокращении и без того ограниченных ресурсов. Природа Земного шара не может обеспечивать не только рост жизненного уровня, но и поддерживать растущее народонаселение в нынешних рамках из-за недостатка ресурсов окружающей среды.

И в этих условиях Америка, потребляя до 40 % всех мировых запасов, не стремится себя ограничить! Но вот у неё появился конкурент: это Китай, экономика которого вот уже в течение 20 лет растёт на уровне 8 % в год. Очень скоро Китай станет главным потребителем земных ресурсов, ведь китайцев — полтора миллиарда человек. Что же останется Америке, не говоря уж об остальном мире?

Западные аналитики называют 2016 год как момент, когда Китай сможет не только защитить себя, но и активно вступит в борьбу за новый передел мира. Наступит глобальное столкновение между США и Китаем. Нынешние игры вокруг Афганистана, Ирака и Ирана — это начало создания нового мирового порядка.

Кроме того, с военным бюджетом, в 2003 году превышающим 500 миллиардов долларов, США, по сути, делают огромные государственные инвестиции в собственную экономику. Где там наши либералы? Смотрите: вот он — «новый либерализм»! Это для других стран, совсем не для себя ваши учителя разрабатывают проекты ухода государства из экономики.

Американское общество уже находится вне рамок демократии, там установилась тоталитарная система, особенно в области информации, которая не позволяет гражданам Америки выслушивать разные точки зрения на те или иные проблемы.

Иракский кризис разделил Европу, и это тоже входило в планы США. Америке нужна слабая и разделённая Европа. Планы относительно России сформулированы в докладе корпорации РЭНД «Заключение о степени упадка России. Тенденции. Последствия для США и военно-воздушных сил США». Главное в этих планах — «оседлать» ресурсы России, для чего там указано с десяток возможных предлогов.

Подробнее об этом докладе мы поговорим ниже, а пока расскажем об анализе состояния ресурсов земли в настоящий момент, проведённом украинским учёным В. Пономаренко. Вот некоторые его данные.

К 1800 году в распоряжении человека было примерно 7,4 миллиарда гектаров сельскохозяйственных угодий, представленных разнообразными почвами. Их плодородие существенно различалось, причём хороших земель было (и остаётся) относительно немного. Так, например, общая площадь чернозёмов составляет 240 миллионов га, или всего лишь 3,2 % от всей площади. За последние 200 лет разрушительное воздействие человека на природу и, в частности, на землю, по своим результатам во много раз превзошло всё то, что происходило в течение предшествующих тысячелетий. Только за XX век из-за размывания и выветривания выведено из строя более 2 миллиардов га (27 %) земель, пригодных для обработки.

В 1960-м, при населении 3 миллиарда человек, оставалось 1,5 миллиарда га пашни. На каждого жителя в мире приходилось по 0,5 га, что было приемлемо для жизнеобеспечения по нормам, принятым в США и в Европе. К 2000 году, вследствие быстрого прироста населения, на каждого жителя приходилось уже по 0,27 га, то есть почти в 2 раза меньше, чем требуется по нормам развитых стран мира. Сегодня размер пашни составляет 1,4 миллиарда га, и нет тенденции к увеличению полезной площади.

128
{"b":"119101","o":1}