ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это, кстати, лишний штрих к картине «консолидации» общества.

Наконец была создана Комиссия Академии наук по изучению естественных производительных сил России (КЕПС) под председательством академика В.И. Вернадского с участием таких крупных учёных как химики Н.С. Курнаков, Л.А. Чугаев, агрохимик Д.Н. Прянишников, минералог А.Е. Ферсман, геолог В.А. Обручев, экономико-географ В.П. Семёнов-Тян-Шанский и другие.

На Всероссийский союз земств и городов была возложена задача организации среди кустарей производства одежды, обуви, сбруи и некоторых боеприпасов для армии.

Кризис боеснабжения армии вынудил царское правительство приступить к созданию государственной системы экономического регулирования, что было необходимо для перевода народного хозяйства на военные рельсы и удовлетворения нужд фронта. Основу этой системы составили образованные в августе 1915 года четыре чрезвычайных высших государственных учреждения: Особые совещания по обороне, перевозкам, продовольствию и топливу. Их главами стали министры — военный, путей сообщения, главноуправляющий землеустройством и земледелием, а членами являлись чиновники различных ведомств, а также депутаты Думы и Государственного совета, члены Центрального военно-промышленного комитета и разных ведомств.

Наиболее важная роль в системе Особых совещаний отводилась Особому совещанию по обороне, которое вело надзор за работой соответствующих промышленных предприятий, содействовало образованию новых заводов, распределяло военные заказы, контролировало их выполнение и т. п.

Меры по переводу экономики страны на военные рельсы принесли хорошие результаты: производство вооружений росло очень высокими темпами. В августе 1916-го винтовок было изготовлено на 1100 % больше, чем в августе 1914 года. Производство пушек калибра 76 мм и горных с января 1916-го по январь 1917-го увеличилось более чем на 1000 %, а 76-миллиметровых снарядов — на 2000 %. Выработка пороха и взрывчатых веществ возросла на 250–300 %. Снабжение фронта, таким образом, существенно улучшилось.

Однако преимущество германских войск в артиллерии, особенно тяжёлой, сохранялось, что оборачивалось для русской армии сравнительно большими потерями в живой силе. Так, на каждую тысячу солдат английская армия потеряла в войну 6, французская — 59, а русская — 85 человек. Удовлетворить в полном объёме потребности фронта в вооружении (особенно повышенной технической сложности) отечественная промышленность не могла. Русская армия зависела от военных поставок союзников.

К началу 1917 года Россия потеряла убитыми 2 миллиона, ранеными — около 5 миллионов, пленными около 2 миллионов человек. В стране начали быстро нарастать антивоенные настроения.

По мере того как война затягивалась, ухудшалось финансовое положение страны. Золотое обеспечение кредиток на 1 марта 1917-го составляло примерно 14–15 %. Внешняя задолженность России возросла (Англия предоставила во время войны займы на 4,5 миллиарда рублей, Франция — на 2,5 миллиарда), а вместе с ней и зависимость царизма от зарубежных кредиторов.

Быстрый рост военного производства происходил за счёт интенсивной траты основного капитала промышленности и транспорта, что привело к кризисному состоянию важнейшие отрасли. Прокат чёрного металла в последние пять месяцев перед Февральской революцией колебался в пределах от 50 до 80 % потребности, выплавка металла с октября 1916 по февраль 1917 года упала с 264 до 152 тысяч тонн. Недогруз угля к зиме 1917-го достиг 39 %, что грозило остановкой даже некоторых оборонных предприятий. Нехватка рельсового металла, подвижного состава и топлива не позволяла железным дорогам справиться с объёмом перевозок.

Германия превосходила Россию по общему уровню военных расходов, в том числе по производству новейших видов вооружения (аэропланы, пулемёты) вдвое — втрое.

Милитаризованное более чем на 70 % хозяйство испытывало острый ресурсный голод: потребность в стали и цветных металлах была вчетверо больше их выплавки. Чувствительным Ударом для экономики стали захват немцами Домбровского

Однако дальше, сообщая, что экономические условия в деревне благоприятны и крестьяне спокойны, он делал вывод: «Между тем, как показал революционерам опыт возбуждения частичных вооружённых восстаний, подобного рода выступления без участия в них крестьянских масс не могут достигнуть поставленных целей и неизбежно повлекут за собой лишь новый и на этот раз окончательный, по их мнению, разгром революции. Такое положение вещей в революционном лагере, в связи с неимением в распоряжении революционеров оружия для вооружения боевых дружин, и делает близкие революционные выступления неосуществимыми…»

Итак, менее чем за четыре месяца до февральских событий 1917 года один из высших чиновников полиции, признавая внутриполитическую напряжённость и возможность рабочих беспорядков в крупных городах, вместе с тем напрочь отрицает наличие в стране конкретных условий для осуществления революции.

Февральский переворот

В конце 1916 года в высших сферах власти сложилось два политических течения, а в начале 1917 они уже вовсю действовали. Приверженцы первого (консервативного) считали, что выход из революционной ситуации — в ужесточении репрессивных мер, чтобы подавить не только социалистов, но и буржуазную оппозицию. Соответственно этому мнению были значительно увеличены штаты полиции (по одному городовому на четыреста жителей), полиция в городах была вооружена пулемётами. Готовился роспуск Думы.

Сторонники второго течения, состоявшего как раз из буржуазных оппозиционеров, а именно из депутатов Думы (в основном кадетов и октябристов) и генералитета, видели выход в дворцовом перевороте, и они нашли сочувствие этой затее у некоторых родственников царя. Назревал традиционный для Руси дворянский заговор с целью насильственной, если понадобится, смены монарха — подразумевался отказ Николая II от трона в пользу сына, Алексея II. Ни о каком сломе государственного строя, об отказе от монархии эти заговорщики не помышляли. Возможно, за их спинами традиционно маячили англичане.

В нашей терминологии это были «западники», сторонники польского стиля управления. Как показала их дальнейшая деятельность, от народа они давным-давно оторвались. Не исключено, что они сами спланировали и продовольственно-топливный кризис в столице, и «стихийные народные выступления», которые, вопреки ожиданиям, вызвали из небытия Советы рабочих и прочих депутатов — придумку 1905 года. К этому времени система потеряла устойчивость и все быстрее шла вразнос. Процесс перетёк в неуправляемую фазу: его участникам приходилось следовать за событиями; планировать их, а тем более выполнять планы было уже невозможно.

В начале 1917 года возникли перебои в снабжении хлебом Петрограда и ряда крупных городов. Не важно, были ли они созданы искусственно (ибо запасы хлеба в России имелись в достаточном количестве), либо произошли случайно. Главная причина была не в конкретных бедах, а в неустойчивости системы. Подвоз продуктов в Петроград в январе 1917 года составил половину от минимальной потребности. Продразвёрстка, введённая правительством осенью 1916 года, провалилась.

Начало 1917 года ознаменовалось также самой мощной за весь период мировой войны волной забастовок. 18 февраля выступили рабочие Путиловского завода; их поддержали рабочие Невской заставы и Выборгской стороны. По городу поползли слухи о приближающемся голоде. Спрос на хлеб резко возрос; имевшиеся в булочных и пекарнях запасы его не удовлетворяли.

22 февраля в Петрограде начались стихийные волнения.

23 февраля состоялись многолюдные митинги под лозунгами: «Хлеба!», «Мира!», «Свободы!».

24 февраля движение продолжало разрастаться. Официальное сообщение властей, в котором говорилось, что запасы муки в городе достаточны, не успокоило население. Демонстранты вышли на главные улицы города с красными флагами и лозунгами: «Долой войну!», «Долой самодержавие!». Полиция не могла справиться с выступлениями, а войска не обнаруживали намерения «усмирять» толпу.

24
{"b":"119101","o":1}