ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В Закавказье в апреле 1920 года провозглашена Азербайджанская ССР, в ноябре 1920 — Армянская, а в феврале 1921 — Грузинская.

Дальний Восток был оккупирован японскими войсками. Чтобы избежать столкновения с Японией, Россия пошла на создание в 1920 году буферного государства — Дальневосточной республики (ДВР) с территорией к востоку от Байкала до Тихого океана, включая Сахалин и Камчатку. Когда 25 октября 1922 года Красная Армия освободила Дальний Восток от интервентов и белогвардейцев, Народное собрание ДВР постановило передать власть Советам, отменило конституцию и все законы ДВР и обратилось во ВЦИК с просьбой присоединить Дальний Восток к РСФСР. 15 ноября ВЦИК просьбу удовлетворил.

В 1920 году на территориях Хивинского ханства и Бухарского эмирата, находившихся до революции под протекторатом Российской империи, возникли Хорезмская народная советская республика и Бухарская народная советская республика, с которыми РСФСР поддерживала тесные связи.

В первой половине 1918 года стали создаваться Туркестанская, Таврическая, Донская, Кубано-Черноморская, Терская автономные республики в рамках РСФСР. Возникали они по инициативе местных советских и партийных органов в рамках прежних административно-территориальных единиц. Чёткого правового статуса этих республик не было. Большая часть их перестала существовать в результате захвата их территорий интервентами и белогвардейцами, а после освобождения они не восстанавливались.

В конце 1918 году появилась Трудовая коммуна немцев Поволжья. В 1919 году — Башкирская и Крымская автономные республики. В 1920-м были образованы: 8 июня Карельская Трудовая коммуна, 24 июня Чувашская автономная область, 26 августа Киргизская (позже Казахская) АССР, 4 ноября Калмыкская и Марийская автономные области и Автономная область вотякского народа.

В мае 1920 года была проведена реорганизация Наркомнаца. Из представителей народов был создан Совет Национальностей, который встал «во главе» этого наркомата, превратившись в своего рода парламент национальностей. Объём функций наркомата быстро расширялся — от политических и культурных задач к экономическим. Он решал вопросы сельского хозяйства, лесничества, армии и т. д., что вызывало нарастающие трения с другими наркоматами.

Между тем продолжалось деление партии на фракции. Были в ней «интернационалисты», которые требовали ещё большего расширения прав автономий, но были л такие, кто считал, что политика Наркомнаца идёт не в том направление. До середины 1920-х делались попытки остановить процесс огосударствления национальностей и провести административное деление в соответствии с задачами хозяйственного строительства и планирования. Предлагалось даже сменить название Совета национальностей на Совет экономических районов. Лишь сопротивление республик (особенно Украины) и автономий помешало внедрению таких идей в жизнь.

В целом, Наркомнац эволюционировал с пониманием, что мировая революция откладывается надолго и стране придётся существовать в окружении враждебных государств. Постепенно стала усиливаться центральная власть, и после образования СССР Наркомнац был ликвидирован, а Совет Национальностей стал второй палатой В ЦИК.

В идеологии был сделан «поворот» — она становится государственной и даже державной. Вот ещё один пример того, что новая власть руководствовалась не догмами, а стремилась решать реальные задачи.

Некоторые итоги кризиса 1917 года

Во времена Николая II перед страной встала задача перехода к индустриализации. Её решение состояло из двух взаимосвязанных частей. Первая — перевод села на новый тип хозяйствования с количественным уменьшением крестьянства (раскрестьянивание) и восполнением снижения численности за счёт существенной технической и организационной модернизации деревни. И вторая — создание рабочих мест в модернизирующейся промышленности с тем, чтобы за счёт промышленности можно было вести улучшение сельского хозяйства.

Но главная проблема состояла в том, где взять ресурс для такой модернизации страны? Источник имелся один — сами крестьяне. Но при Николае II не было единства двух «народов». Элита предпочитала тратить деньги не внутри страны, а за её пределами. Эмиссия золотого рубля привела к вывозу нашей валюты за рубеж, а также к тому, что к «хлебным деньгам» присосались ещё и иностранцы.

Возьмём, как пример, керосиновые лампы. Их привозили из-за рубежа, продавали здесь, а выручку (в золоте) увозили из страны. Лучше было бы, построив завод в России и используя дешёвую рабочую силу, производить их тут — и золото оставалось бы внутри страны. Даже лампы можно было бы продавать за рубеж. А так за границу вывозились доходы в золоте, которое страна получала от хлебной торговли, и судьба крестьянина элиту, в общем, не волновала.

То же самое происходит и сегодня. Все эти «Икеи», «Ашаны» и прочие магазины-гиганты просто вывозят доллары, заработанные Россией на экспорте нефти, газа, металла и т. д.

Или вот: мы видим, что некоторые недалёкие экономисты даже сейчас восхищаются уровнями прироста ВВП, в том числе промышленного прироста, который наблюдался в Рос сии в первые годы XX века. Но он как попёр в гору (когда Россия стала получать доход от хлебной торговли), так и должен был очень скоро пойти вниз, поскольку налицо были серьёзные ресурсные ограничения — уж очень большой был вывоз золота из страны.

Рабочая сила в стране дешёвая, когда уровень жизни её народа низкий. В Западной Европе логика капитализма вела к тому, что рабочая сила дорожала. Так возрастал внутренний спрос на продукт, но он удорожался, и снижалась норма прибыли. Вот капитал и бросился в Россию ради прибылей, которые можно было вывозить в золоте на Запад. Но в повышении уровня жизни российских рабочих и крестьян западный капитал совсем не был заинтересован. Шло постепенное превращение России в европейскую периферию. Запад жил всё лучше, потому что у нас не жили всё лучше.

(Для примера, Азербайджан за отсутствием бывшей Российской империи смело может претендовать на место в Нобелевском комитете: ведь весь капитал, из которого нынче составлен фонд Нобелевских премий, составлен за счёт эксплуатации рабочих Баку.)

Итак, проблема Николая II была в том, что время модернизации и рывка настало, отступать уже было нельзя, а он не оказался той личностью, которая соответствовала моменту. И понимание, что царь «не годится», в обществе преобладало, хотя не все могли дать себе отчёт, чем же он их не устраивает. А потому и решения предлагались разные: от замены одного царя на другого и до построения социалистического общества по Марксу. И как только место правителя освободилось, началась борьба между сторонниками разных путей развития, объединённых в различные партии. Интересно, что когда вскоре после октябрьского переворота в стране осталась одна легальная партия, процесс деления продолжался внутри неё, и соответственно продолжалась борьба идей о дальнейшем развитии вплоть до того, что репрессии середины — второй половины 1930-х годов, по мнению М.С. Восленского, прежде всего были направлены против ортодоксов, коммунистов ленинской ориентации. Даже сравнивать нельзя ВКП(б) 1940-го и РСДРП(б) 1920 годов.

Еще до отречения Николая была альтернатива: либо ликвидация самодержавия и предоставление свободы капитализму, а уж он всё сделает сам, либо ликвидация самодержавия и построение сразу же социалистического общества, минуя фазу развитого капитализма.

Следует иметь в виду, что ортодоксальные марксисты были в первом лагере; они считали, что строить в России надо именно капитализм, чтобы к моменту мировой революции на равных в ней участвовать. Даже годы спустя многие «старые большевики», как носители западнической идеологии, видели образец в устройстве западных государств. А уж раньше-то вообще многие социалисты считали, что не надо в России добиваться социализма, капитализм сам всё сделает. Главное, убрать монархию.

Вот их аргументы (и наш комментарий в скобках):

38
{"b":"119101","o":1}