ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из этого есть два следствия.

Во-первых, лично мы считаем, что для достижения продовольственной независимости страны доля занятых в сельском хозяйстве должна быть существенно большей. И в реальности сельским хозяйством у нас и впрямь занимается большее количество населения, чем это показывает статистика. Просто сегодня в числе сельских работников не учитываются дачники. Кроме того, процесс сокращения сельских жителей и уменьшение доли производимого ими национального продукта не сопровождается соответствующим ростом производительности аграрного труда, вследствие чего страна испытывает постоянные продовольственные трудности и теряет продовольственную независимость.

Во-вторых, сегодня уже нельзя выйти из кризиса за счёт крестьянства, как это всегда было раньше, в том числе при И.В. Сталине. Можно подумать, что раз теперь основной производящий класс — рабочие, то за их счёт и произойдёт очередной рывок. Это было бы так, если бы рабочим не надо было есть.

Под руководством И.В. Сталина страна, перейдя в мобилизационный режим экономики, совершила могучий индустриальный рывок, а потому весь этот цикл мы называем его именем. После рывка была и стагнация, и кризис (не закончившийся до сих пор); но вместо крестьян страну содержали за счёт продажи нефти и газа. Теперь что касается элиты.

Сталинская эпоха показала, что основная задача власти — сблизить два «народа» одной страны, в том числе в мере потребления. Только так возможен успех. Нельзя одновременно развивать страну и транжирить ресурс. Спору нет, Сталин держал в чёрном теле крестьянство, но и партноменклатуру — элиту своего времени — зажимал крепко, не давал излишне жировать.

И кстати, сегодня завершение цикла показывает, что народ, кардинально разделившись, погибнет.

Напомним некоторые принципы мобилизационной экономики. Как видно из российской истории, накануне и в ходе осуществления рывка перед властью встают вполне конкретные задачи. Можно дать некоторый общий сценарий развития событий:

1. Исходно низкая норма внутренних накоплений. Это не злой умысел, а объективная реальность, ибо это и есть наше стационарное состояние.

2. Правящая элита, помня о происходивших в прошлом напряжениях всех сил, не рискует вводить режим мобилизационной экономики и продолжает пользоваться ресурсами, накопленными после предыдущего рывка, но не всегда эффективно. Кроме того, наших правителей не устраивает, что в роскоши они уступают западноевропейской знати. Не понимая истинных причин этого разрыва, вожди предпринимают попытки улучшить своё, а также общее положение за счёт копирования зарубежных порядков. Им помогает своя интеллектуальная элита и иностранные советники, что только ухудшает общее экономическое положение и углубляет кризис.

3. Возникает внешняя угроза, когда соперничающие страны пытаются воспользоваться экономическим отставанием России и закрепить его, нанеся ей политическое поражение. Это служит сигналом к переходу к мобилизационному режиму функционирования экономики. Как правило, такой переход требует появления новых идей, самых передовых на этот момент в мире, а также новых людей в руководстве, способных действовать в условиях нового режима функционирования страны. (Возврат после мобилизационного режима к стационарному также требует смены элиты).

4. В результате напряжения всех сил удаётся преодолеть внешний кризис, а после этого у народа пропадает побудительная причина поддерживать предыдущий режим. Элита склонна вспоминать вождей, выполнивших труднейшую работу по спасению страны, как ужасных тиранов, и навязывает эту точку зрения народу.

Далее всё повторяется.

НЭП

К весне 1921 года большая часть крестьянства была разорена войнами и неурожаем. Естественным ответом на отсутствие рынка, изъятие излишков через продразвёрстку было сокращение крестьянами площади посевов. Они производили не более того, что было необходимо для пропитания семьи.

Положение промышленности было ещё хуже. Основа выживания рабочего класса также была подорвана хозяйственной разрухой: многие фабрики и заводы стояли. Рабочие голодали и уходили в деревню, становились кустарями, мешочниками.

В самой правящей партии намечался раскол.

Основой экономики и главным источником ресурсов для развития страны в целом оставалось сельское хозяйство. В июне 1920 года на комиссии ГОЭЛРО обсуждались два подхода к его развитию. Первый — создание фермерства с крупными земельными участками и наёмным трудом, и второй — развитие трудовых крестьянских хозяйств без наёмного труда с их постепенной кооперацией. В основу государственной политики был взят второй подход, автором которого был А.В. Чаянов.

В марте 1921 года прошёл X съезд РКП(б), и поскольку к этому времени уже было ясно, что рассчитывать на мировую пролетарскую революцию не приходится, встал вопрос о построении социализма в одной стране, и съезд принял решение о переходе от продразвёрстки к продналогу. Началась Новая экономическая политика (НЭП).

Вопреки прежним идеологическим установкам, была разрешена в огромных масштабах частная собственность. Частникам позволили наём рабочей силы, ввели свободную торговлю хлебом. Всё это имело целью восстановление разрушенной в период мировой и Гражданской войн экономики России и установление нормальных экономических отношений между рабочим классом и крестьянством.

Размеры налога были почти в два раза меньше продразвёрстки — 240 миллионов пудов зерновых вместо 423 миллионов по развёрстке 1920 года, из которых реально было собрано около 300 миллионов. Порядка 160 миллионов пудов предполагалось получить через торговлю. Крестьянин мог свободно распоряжаться оставшимся после сдачи налога урожаем. Декрет был опубликован до начала посевных работ, что стимулировало крестьян увеличивать посевы.

Съезд принял также резолюцию «О единстве партии», направленную на то, чтобы снять напряжённость в отношениях между её различными лидерами, и всё же выяснение сути НЭПа породило в партии острые и болезненные дискуссии. Кое-кто называл его «крестьянским Брестом». Одновременно было принято решение о ликвидации в России других политических партий.

Первый год НЭПа сопровождался катастрофической засухой (из 38 миллионов десятин, засеянных в Европейской части России, урожай погиб полностью на 14 миллионах, так что продналога было собрано лишь 150 миллионов пудов). Была проведена эвакуация жителей поражённых районов в Сибирь; масса людей (около 1,3 миллиона человек) переселились на Украину и в Сибирь самостоятельно. Официальное количество пострадавших от голода составило 22 миллиона человек. Из-за границы, в основном из США, была получена помощь в размере 1,6 миллиона пудов зерна и 780 тысяч пудов другого продовольствия.

Шок от неурожая послужил тому, что сельхозработы 1922 года были объявлены общегосударственным и общепартийным делом.

В 1922-м продналог был сокращён еще на 10 % по сравнению с предыдущим годом, и было объявлено, что крестьянин отныне свободен в выборе форм землепользования. Крестьянин начал наращивать производство зерна и собирать большой урожай. После сдачи государству налога у крестьянина появлялись излишки, которыми он мог распоряжаться свободно и реализовывать их на рынке.

В тех случаях, когда хозяйство по состоянию своей рабочей силы не могло выполнить своевременно сельскохозяйственные работы, допускалось применение наёмного труда с соблюдением норм охраны труда в сельском хозяйстве. В апреле 1925-го появилось подробное определение прав батраков и батрачек.

О свободе торговли хлебом было объявлено одновременно с переходом от развёрстки к продналогу, но сначала это понималось как прямой продуктообмен между городом и деревней, преимущественно через кооперативы, а не через рынок. Крестьянству такой обмен показался невыгодным, и В.И. Ленин уже осенью 1921 года признал, что товарообмен между городом и деревней сорвался и вылился в куплю-продажу по ценам чёрного рынка. Пришлось снять сохранявшиеся ограничения свободной торговли, поощрив розничную торговлю и поставив частника в равные условия в торговле с государством и кооперативами.

40
{"b":"119101","o":1}