ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После смерти Сталина, в 1954 году, учебник был, наконец, издан. Но вопрос так и не был решён и в немалой степени из-за стремления теоретиков и высших политиков оставаться приверженцами марксистской теории вопреки реалиям нашей страны, которая, в общем-то, всё время развивалась по своим собственным, внутренним законам, а не по марксистским теориям.

Считается, что из «политэкономии социализма» через 30 лет выросли идеологи рыночной реформы. Новый Генеральный секретарь, М.С. Горбачёв, призывал: «Больше социализма!» Но сам так и не смог дать определения, ни что такое социализм, ни в каком случае его «больше» или «меньше». Кончилось тем, что его — социализма — не стало совсем.

Однако вернёмся к «холодной войне». Её начало привело к тому, что и в СССР, и в западных странах проявились тенденции к идеологическим чисткам, поискам врагов. В США особый размах «охота на ведьм» приняла в первой половине 1950-х годов; эта эпопея вошла в историю как период маккартизма, по имени сенатора-республиканца из штата Висконсин Д. Маккарти. Он выдвинулся ещё в президентство демократа Трумэна, который и сам проводил явную антидемократическую политику, но маккартисты доводили её до крайности.

После победы республиканцев на выборах 1952 года начался расцвет маккартизма. При Конгрессе были созданы комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, на которые мог быть вызван любой гражданин. По рекомендации комиссии любой рабочий или служащий моментально лишался работы.

Трумэн начал «проверку лояльности» государственных служащих, а маккартисты приняли закон «О внутренней безопасности», согласно которому создавалось специальное управление, задачей которого было выявлять и регистрировать организации «коммунистического действия» с целью лишения их гражданских прав. Г. Трумэн отдал распоряжение судить лидеров компартии как иностранных агентов, а маккартисты приняли в 1952 году закон об ограничении иммиграции, закрывавший въезд в страну людям, сотрудничавшим с левыми организациями.

Апогеем маккартизма был закон 1954 года «О контроле над коммунистами». Компартия лишалась всех прав и гарантий, членство в ней объявлялось преступлением и наказывалось штрафом до 10 тысяч долларов и тюремным заключением до 5 лет. Ряд положений закона имел антипрофсоюзную направленность, причислял профсоюзы к подрывным организациям, «в которые проникли коммунисты».

В СССР было тоже начато широкое наступление против враждебного влияния, — против капиталистической идеологии и частнособственнической психологии в области культуры. Но работа велась очень грубо, так как и сами исполнители не были достаточно образованными для решения стоящих перед страной задач.

Первыми объектами идеологической критики стали литература, кинематограф, театр. 14 августа 1946 года ЦК ВКП(б) подверг критике журналы «Звезда» и «Ленинград» — первый получил выговор, второй был закрыт. Поводом послужили публикации произведений Анны Ахматовой и Михаила Зощенко. Журналы обвинялись в том, что стали проводниками «идеологии, чуждой духу партии». Союз писателей на своём собрании исключил Ахматову и Зощенко из своих рядов.

4 сентября новое постановление ЦК подвергло критике ряд «безыдейных» фильмов (фильм «Большая жизнь», рассказывавший о жизни шахтеров Донбасса; фильм «Адмирал Нахимов» В. Пудовкина; вторую серию «Ивана Грозного» С. Эйзенштейна). Говорилось о том, что литература и искусство должны быть «поставлены на службу коммунистического воспитания масс», что в них должны последовательно проводиться принципы «социалистического реализма», пропаганды коммунистической идеологии.

С конца 1948 года идеологическая кампания была направлена на усиление патриотического воспитания. Основой стала борьба «с низкопоклонством перед Западом».

Восстановительный период

Советский Союз закончил войну с огромными потерями. Вот как характеризует их сборник «Народное хозяйство СССР за 70 лет»:

«Немецко-фашистские захватчики полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов и поселков и более 70 тыс. сёл и деревень; сожгли и разрушили свыше 6 млн зданий и лишили крова около 25 млн человек; разрушили 31850 промышленных предприятий, вывели из строя металлургические заводы, на которых до войны выплавлялось около 60 % стали, шахты, дававшие свыше 60 % добычи угля в стране; раз-

рушили 65 тыс. км железнодорожной колеи и 4100 железнодорожных станций, 36 тыс. почтово-телеграфных учреждений, телефонных станций и других предприятий связи; разорили и разграбили десятки тысяч колхозов и совхозов, зарезали, отобрали или угнали в Германию свыше 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 20 млн свиней, 27 млн овец и коз. Кроме того, они уничтожили и разгромили 40 тыс. больниц и других лечебных учреждений, 84 тыс. школ, техникумов, высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, 43 тыс. библиотек общественного пользования».

Но самое тяжелое — это потеря миллионов советских людей. В январе 1940 года на территории нашей страны проживало около 194 миллионов человек, а в январе 1946 — 167 миллионов. Это значит, что за это время мы потеряли более 27 миллионов человек. Прямой ущерб, нанесенный войной, превышал 30 % национального богатства.

По данным демографа профессора Б. Хорева специально созданная комиссия по определению потерь советского народа называла безвозвратные потери армии в годы Великой Отечественной войны — 8 668 400 бойцов и командиров Красной Армии. Из них погибли на поле боя 5 226 800 человек, умерли от ран в госпиталях 1 102 800, умерли от болезней и по другим причинам 555 500, пропали без вести, не вернулись из плена 1 783 300. Если не учитывать последнюю категорию, то есть 1783 тысяч человек, судьба которых неизвестна, то эти потери примерно равны потерям гитлеровских войск. Значит, что воевали мы ничуть не хуже них.

Однако фашисты стали причиной гибели мирного населения. Только в блокадном Ленинграде умерли 800 тысяч человек. Созданная ещё в годы войны чрезвычайная государственная комиссия определяла число погибших советских людей от преднамеренного истребления в 6,3 миллиона человек, от голода и эпидемий — в 5,5 миллиона, на принудительных работах в Германии — 2,8 миллиона.

Планы относительно нашего народа можно узнать, например, из рекомендаций вождя нацистской партии Мартина Бормана: «Славяне должны работать на нас. Если мы не нуждаемся в них, они могут умереть. Система здравоохранения не нужна. Рождения у славян нежелательны. Они должны использовать контрацепцию и практиковать аборты, и чем больше, тем лучше. Образование опасно. Что касается пищи, то они не должны получать больше, чем необходимо». (Наблюдая сегодняшнюю жизнь в стране, начинаешь подозревать, что многие идеи наших реформаторов взяты именно отсюда).

После войны СССР довольно быстро восстановил благоприятную демографическую ситуацию. Вот данные (на 1 тысячу человек):

Русские горки. Конец Российского государства - i_009.jpg

Сразу после окончания войны был упразднён Госкомитет обороны и Ставка Верховного Главнокомандования. Из армии были демобилизованы 8,5 миллиона человек, и её численность сократилась до 2,8 миллиона. В 1946 году Красная Армия была переименована в Советскую Армию.

Восстановление было продолжением «мобилизационной экономики» 1930-х годов, но настроение у людей было оптимистическим, народ-победитель восстанавливал собственную страну. Дискуссий о том, проводить ли восстановление форсированным темпом или щадящим образом, с либерализацией, не было. Энергия войны была столь велика и имела такую инерцию, что её легко удалось «переключить» на мирное строительство.

В марте 1946 года Верховный Совет СССР принял 4-й пятилетний план развития народного хозяйства. Намечалось не только восстановить его, но и превзойти довоенный уровень производства промышленной продукции на 48 %. В народное хозяйство намечалось вложить 250 миллиардов рублей (столько же, сколько за три предвоенных пятилетки).

57
{"b":"119101","o":1}