ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2 января 1992 было объявлено о либерализации цен, то есть о снятии всякого государственного контроля над ними. «Заботясь о народе», — стало быть, чтоб не затеял бунт раньше времени, — сообщили, что цены на молочные продукты, сахар, растительное масло и детское питание могут повыситься не более чем в 3,5 раза, на бензин и водку в 4 раза, проезд наземным и водным транспортом подорожает в 2 раза, воздушным транспортом — в 3 раза.

Опять же промахнулись в своих подсчётах (если у них были какие-то подсчёты, а не фантазии и мечты): после освобождения цены и тарифы, вопреки посулам, увеличились в десятки раз; люди потеряли все средства и сбережения.

Позже Гайдар хвастался, что своей реформой сумел обрушить «денежный навес». Так он назвал сбережения граждан России, хранившиеся на лицевых счетах многочисленных сберкасс. Общий объём этих средств превышал 100 миллиардов рублей, что при тогдашнем паритете валют соответствовало примерно такой же сумме в американских долларах. Ликвидировав личные накопления собственного народа, сделанные за всю жизнь людьми и их предками, правительство признало все долги перед западными кредиторами, включая советские, и обязалось выплатить их. Позже обещали выплатить и царские долги.

Одновременно эта новая команда стала клянчить на Западе гуманитарную помощь в любой форме, так как наладить что-либо внутри страны в принципе не была способна. Из США и стран Европейского Союза поступили значительные партии продовольствия из военных запасов с почти закончившимся сроком годности. Эти продукты частично распределялись по больницам, школам, обществам ветеранов, но большая часть была просто-напросто разворована и пущена в продажу как обычный товар. Очень многие чиновники, занятые распространением гуманитарной помощи, хорошо погрели на ней руки.

Стало ясным, что близость к власти — это источник для заработка. В начале 1992 года Министерство юстиции России зарегистрировало 27 политических партий и около восьмисот общественно-политических организаций. Разница между ними была едва заметна.

В середине 1992 года был создан «Гражданский союз». В него вошли Российский союз промышленников и предпринимателей, во главе которого стоял А.И. Вольский, Народная партия «Свободная Россия» во главе с вице-президентом А.В. Руцким, Демократическая партия РФ во главе с бывшим членом ЦК КПСС, рабочим-строителем Н.И. Травкиным. К этому союзу примыкала Федерация независимых профсоюзов России. «Гражданский союз» заявил, что встаёт в «конструктивную оппозицию к правительству Е. Гайдара» и потребовал немедленной корректировки курса реформ. Политическая борьба против оппозиционеров свелась к навешиванию ярлыков: «заговор реваншистских сил», «красно-коричневые», «партноменклатура» и т. д. Одновременно взяли курс на усиление личной власти президента РФ в ущерб власти парламента, где соотношение сил постепенно менялось в пользу оппозиции.

В последние месяцы 1991-го и в начале 1992 года началось сепаратистское движение в Чечне. Под руководством президента республики Д. Дудаева были разгромлены все прежние политические и общественные институты; их сторонники и активисты бежали в Россию. 4 января 1992 года постановлением парламента Чечни были отозваны все депутаты, избранные ранее в центральные представительные органы.

Российское правительство официально согласилось на передачу чеченским властям половины всего вооружения, находившегося в частях Российской Армии, дислоцированных на территории Чечни. Остальное было либо захвачено силой, либо оказалось в руках сепаратистов в результате коррупции высших должностных лиц России. Позже назывались имена виновных, среди которых фигурировали и.о. премьер-министра Е. Гайдар и занимавший пост министра Вооруженных Сил СНГ маршал Е. Шапошников. Начатое расследование было свёрнуто.

О своём особом статусе заговорил Татарстан. Именно здесь Ельцин сказал свои знаменитые слова: «Берите себе столько суверенитета, сколько сможете унести».

24 октября в Москве состоялся учредительный съезд Фронта национального спасения. Это была попытка объединения левой оппозиции: в съезде участвовали коммунисты, Аграрный союз России, Российский общенародный союз, движение «Трудовая Россия», Союз офицеров, «Всероссийское трудовое совещание» и ещё ряд мелких общественных движений и групп. Один из лидеров Фронта И. Константинов так определил основные задачи новой организации:

«Фронт должен объединить представителей трудовых коллективов, профсоюзы, военнослужащих. Надо создать единое движение, которое способно было бы изменить ход истории России. Мы будем бороться за власть и в самое ближайшее время. Мы будем вести борьбу конституционно-законными способами».

Через три дня Ельцин потребовал распустить Фронт национального спасения как незарегистрированную организацию, деятельность которой противоречит Конституции и законодательству страны, ибо призывает к свержению власти, дестабилизирует общество, натравливая одних людей на других. О. деятельности самого Ельцина, противоречившей Конституции СССР, разумеется, не было ни слова. 28 октября 1992 года вышел указ о запрещении ФНС на территории Российской Федерации.

Возникла идея проведения общероссийского референдума о власти. Видимо, младореформаторы считали, что в конкретных условиях можно будет сфальсифицировать результаты или дать произвольную интерпретацию полученным результатам. Ведь инструментарий проведения такого референдума находился под полным контролем исполнительной власти, в руках которой находились рычаги управления средствами массовой информации. В те времена Г. Попов предлагал созыв Учредительного собрания.

3 ноября 1992 года Ельцин встретился с десятью лидерами «Гражданского союза». Он заявил, что считает этот блок своей надёжной опорой (но при этом не принял ни одного их предложения). В дальнейшем стало ясно, чего стоят лидеры этого «союза». Наиболее показательна карьера А. Руцкого, цель которого была — только удержаться при власти. Он проделал путь от вице-президента Российской Федерации до узника «Матроской тишины», а оттуда попал в губернаторы Курска, и после первого же срока был изгнан избирателями.

С такими лидерами «Гражданский союз» умер сам собой. Да и зачем он теперь был нужен? Элита концентрировалась вокруг своего нового, настоящего вождя. Пришло время её триумфа: весь ресурс страны переходил в её руки; можно было отложить мелкие разногласия на потом. Народ безмолвствовал? Нет, ему затыкали рот.

Новое поколение догматиков

Сегодня, по прошествии лет зная результаты их деятельности, мы можем дать оценку младореформаторам начала «эпохи реформ». Это были малограмотные, легко поддающиеся манипуляции люди, много говорившие о будущем процветании, но беспомощные в решении простейших текущих проблем. Не имея собственных мыслей, они полностью подпали под власть западных схем рыночной экономики, причём эту экономику они представляли себе весьма своеобразно, веря, что есть какой-то всесильный чистый рынок.

Юные реформаторы исходили из того, что построение рыночной экономики — это процесс, который в разных странах происходит примерно одинаково, а потому им всего лишь надо наложить на Россию «рыночную матрицу» — и дальше всё получится само собой.

Опыта перехода от экономики социалистического типа с доминированием общественной собственности, централизованным планированием производства и т. д. к началу реформы не было. Образцом для наших реформаторов стала Польша, которая раньше других стран социалистического лагеря приступила к подобной реформе (её связывали с именем министра экономики Лешека Бальцеровича). А центральным компонентом польского варианта была шоковая терапия, то есть быстрое, практически мгновенное освобождение рынка с такими неизбежными следствиями, как невероятно высокие темпы инфляции, обесценивание сбережений населения, ломка существующих хозяйственных связей, беспрепятственное проникновение на внутренний рынок зарубежных товаров и т. д.

79
{"b":"119101","o":1}