ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

КОСТИН. — Нам МВФ не велит увеличивать денежную массу. Знаете, у меня был анекдотичный случай. Несколько лет назад в Воронеж приезжал Лившиц. В конце концов, я его зажал в угол и говорю, слушай, почему вы не увеличиваете денежные средства? Я что, не прав? Он говорит: прав. Так почему? Разворуют. Ну, извините меня, это уже другая сторона дела, разворуют. Поэтому сегодня прежде всего надо увеличить денежные средства, которые нужно пустить в оборот. В этом случае сразу предприятия заработают. У них появятся оборотные денежные средства.

Бартер исчезнет, прекрасно. Люди получат зарплату, которую должны им, и пойдут в магазин покупать. При том меня как производственника интересует даже не то, что они купят, и будут сыты, меня интересует другое, как только они раскупят с прилавков магазинов товар, немедленно заработает производство. Но вся беда в том, что даже долги за зарплату сегодняшние больше, чем количество товаров в деньгах, которые хранятся на полках. Поэтому они мгновенно исчезнут. Раз малая покупательная способность, не покупают товары, нет стимула у производства. А как производить, когда его не покупают, товар».

И вот мы переходим к важнейшему вопросу: каковы были истинные цели реформ? Зачем забили слона?

Чтобы судить об этом, надо посмотреть на результаты. Что мы получили в итоге? Мы получили 50-процентный спад производства, замедление развития самых передовых отраслей, снижение жизненного уровня у 85 % населения, с переходом очень значительной его части за черту бедности. Разрушен экономический, а особенно военный потенциал Советского Союза, а затем и России.

Сегодня нам объясняют, что основным источником средств для нашей радикальной реформы «оказался» имевшийся резерв снижения уровня жизни населения. Иначе говоря, чтобы провести очень нужные для страны перемены, понадобилось отнять средства у населения — больше их взять было неоткуда. И это само по себе якобы не было неожиданностью для реформаторов — они так и «планировали». Неожиданностью оказались масштабы и длительность этого процесса.

Но, позвольте, о чём речь? О какой пользе стране? Ведь произошёл обвал, а не реформа. Что же получается, народ своими средствами профинансировал разгром собственной страны?

В обозримом прошлом, если какой-то враг желал разгромить Россию, он всё-таки тратил свои деньги, а наше государство сорганизовывало народ на противодействие врагу. То, что произошло с Россией в 1990-х годах, не укладывается в голове. Сначала начинаешь думать, что каким-то чудом во власть попали окончательные дураки. Но это сомнительно: не может быть, чтобы дураков «наверху» было так много. Затем, дураки ни одного дела до конца довести не могут, будь то строительство или развал.

Значит, во власть попали враги. Вот это уже больше похоже на правду: толпа дураков даже при одном умном враге — страшная сила.

Нашу гипотезу подтверждает то, что реформаторы всё делали не самостоятельно; их вели на верёвочке всевозможные иностранные советчики, которых было предостаточно в России с 1990 года, а также они принимали ту стратегию, которую им рекомендовали Международный валютный фонд и Всемирный банк. Нам и сегодня объясняют: главное, чтобы нами было довольно мировое сообщество.

Мы полностью зависим от милости Запада.

Отметим, кстати, одно обстоятельство. Присутствие СССР в мировой политике способствовало облегчению условий жизни наёмных работников во всем мире. Любой собственник понимал, что если во взаимоотношениях с ними перегнуть палку, то его, как в СССР, могут лишить собственности. И не секрет, что с исчезновением Союза капитал активно наступает на права трудящихся. Как ни шельмуют марксизм, но Маркс правильно предвидел основные тенденции.

Но и это ещё не всё.

Мы приводили уже градацию целей государства. Самая первая, цель нижнего уровня — простое выживание государства. И вот сегодня мы видим, что главные усилия властители направляют на то, чтобы удержаться у власти и иметь возможность личного обогащения. А государство как таковое не достигает уже даже своей простейшей цели — выживания! В «новой» России государство не состоялось. Всё, что мы имеем — это разрозненный конгломерат «элитных» кланов, рвущих с России последние куски.

Так вот, интересы враждебных сил за пределами нашей страны совпали с интересами младореформаторов и их покровителей. Почему либерализацию цен и приватизацию проводили в авральном порядке? Потому что они очень спешили. Они понимали, что их положение очень зыбкое. Ведь вторая попытка «повернуть назад» могла оказаться существенно более эффективной, чем в августе 1991 года, а экономической основой для возможного «поворота» была государственная собственность и остатки социализма. Поэтому им — зарубежным врагам и отечественным ворам — надо было в одночасье перевернуть всё общество и создать силы, на которые можно будет опереться в дальнейшем.

Они устраивали шок не для экономического развития (его и не получилось), а для разрушения социалистических производственных отношений, так, чтобы мечтавшую о реставрации советскую бюрократию (точнее, её наиболее идеологизированную, консервативную часть) оставить не у дел, без экономических рычагов влияния, в хозяйственном вакууме, образующемся после «перевода» экономики как бы в другое измерение.

Обвал был предопределён. Но, похоже, истинные масштабы ужаснули даже их, — да только переживали они вовсе не за народ, а за себя: ведь терпение народа могло лопнуть, и их могли просто смести. А то, что народ вымирает, это их не смущало. Это входило в планы реформаторов. Они намерены и дальше жить с продажи сырья, и лишний народ им не нужен — он же тратит на себя то, что можно с успехом продать. Так что пенсионеры — личные враги нашей элиты, ибо самим своим существованием уменьшают их доход. Реформы ради «блага страны» будут продолжать, пока в ней не вымрут все.

И только если народ научится различать слова и реальные дела, возможно, что-то изменится.

Приватизатор всея Руси

Сколько раз выслушивал народ, недовольный криминализацией общественных отношений, объяснения экономистов-либералов: дескать, первоначальное накопление капитала всегда носит криминальный характер, но надо потерпеть, ибо это необходимое условие формирования капитализма! Но либералы всегда «забывают» маленькую деталь: накопленные воровством богатства становятся основой капитализма только в том случае, если они вложены в основные фонды и развитие производства. А если эти богатства используются ворами для личного потребления или вывозятся из страны, то никакое это не «первоначальное накопление», а терпеть придётся вечно.

Уже который год «демократы» внедряют в общественное сознание мысль о порочности самого принципа государственной собственности на основные производительные силы. При этом ссылаются на то, что на Западе это якобы именно так, и посмотрите, как хорошо они живут! На это работала вся информационно-пропагандистская машина с самого начала «перестройки». Эту эстафету подхватили и СМИ РФ.

Фактически переход государственных предприятий в частную собственность начался в 1988 году, когда были приняты законы «О государственном предприятии (объединении)» и «О кооперативах». Создание нового экономического фундамента было политической задачей, которая не имеет никакого отношения к развитию страны и благополучию народа. Людям говорили об экономике, а речь шла о политике. Там, «наверху», никто всерьёз не собирался ничего созидать, там думали в первую очередь об удержании власти для обеспечения собственных шкурных интересов.

Замысел был элементарно прост: в кратчайшие сроки создать класс частных собственников как социальной опоры новой политической власти. С приходом к власти Ельцина машина приватизации была запущена на полный ход, а для обоснования происходящего людям внушали, что сама по себе приватизация государственного имущества, как метод повышения эффективности национальной экономики, известна в мире очень давно.

82
{"b":"119101","o":1}