ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чубайс оправдывался: сначала утверждал, что эти суммы не его личные, а «просто» лежат на его личном счёте от имени некого «Фонда защиты частной собственности», созданного «молодыми реформаторами» ещё в начале 1996 года. Затем «вспомнил», что это гонорары за чтение лекций в зарубежных университетах — выходило, что он получал за лекции больше Горбачёва и Клинтона («Известия» за 23 января 1997 года), но в конце концов признал свою вину и разом заплатил налога более чем на полмиллиарда «старых» рублей. Однако «Норильский никель» остался у Потанина.

Короче, как и все другие начинания «демократической» власти, и это — с ФПГ и залоговыми аукционами тоже закончилось пшиком. Единственным результатом такого «управления экономикой» стало появление тех, кого теперь называют олигархами.

И всё же на президентских выборах 1996 года победил Ельцин. Как это произошло, мы расскажем позже, а пока отметим, что «демократы» объявили его победу результатом доверия граждан России проводимой им политике!

Чечня и выборы 1996 года

В 1991 году Ельцин ради поддержки российских автономий в борьбе с союзным центром против Горбачёва был готов пойти даже на развал России. Предлагая автономиям «максимум суверенитета», он мог рассчитывать на быстрый подрыв в них влияния центральной власти СССР. Именно представители Ельцина отыскали генерал-майора дальней авиации Д. Дудаева и помогли ему выехать в Грозный, где он с их согласия возглавил борьбу против старой партийной и государственной элиты Чечено-Ингушской автономной республики, которую держал в своих руках секретарь обкома КПСС Доку Завгаев.

Теперь уже вряд ли удастся узнать, на какие действия Дудаева дал согласие Б. Ельцин, но легко видеть, что главным в поведении всей команды, что в Москве, что в Грозлом, была жажда власти, а не интересы России или Чечни.

27 октября 1991 года в Чечне прошли выборы нового парламента и президента, которым, естественно, стал Дудаев. Первым же своим указом новый президент провозгласил Чечню суверенным государством. Вот результат антигосударственной деятельности Ельцина и его окружения!

31 марта 1992 парламент самопровозглашённой Чеченской республики принял постановление, согласно которому все воинские части и их вооружения и техника, находящиеся на территории Чечни, брались под юрисдикцию Чеченской республики. Позднее стало известно, что же досталось Дудаеву: 42 танка, 66 единиц бронетехники, 590 противотанковых средств; артиллерии и минометов — 153 единицы, в том числе 18 реактивных установок залпового огня «ГРАД»; стрелкового вооружения около 42 тысяч стволов, из них 28 тысяч автоматов Калашникова, 678 танковых пулеметов, 318 крупнокалиберных пулеметов, 533 снайперские винтовки Драгунова, 17 переносных ракетно-зенитных комплексов, боеприпасов для стрелкового оружия — около 14 миллионов штук, более 150 тысяч ручных гранат. На двух авиабазах (в Ханкале и Калиновской) находилось более 250 учебно-тренировочных самолётов «Л-29» и «Л-39», которые могли нести или по две авиабомбы весом по 100 кг, или две кассеты с 32 неуправляемыми реактивными снарядами каждая.

По данным переписи населения, на январь 1991 года общая численность населения ЧИАР составляла 1 270 тысяч человек, из них чеченцев было 734 тысяч, русских — 294 тысяч, ингушей — 164 тысяч, армян — 15 тысяч, украинцев — 13 тысяч. С приходом Дудаева здесь началась кампания «выдавливания» русского населения, массовое бегство и гибель людей. Но «демократические» СМИ об этом даже не упоминали.

Когда же Ельцин укрепился у власти, «суверенность» Чечни стала ему не нужна. Его помощники С. Филатов (руководитель президентской администрации), С. Шахрай (до лета 1994 года министр по делам национальностей и региональной политике), С. Степашин (руководитель Федеральной службы контрразведки) и Э. Паин (заместитель начальника аналитического управления президента РФ) убедили его, что в Чечне есть реальные силы, которые способны изменить ситуацию в республике. Они имели в виду главу Временного Высшего Совета Чечни Автурханова, который, по их представлениям, мог взять власть при условии, что Россия окажет Временному Высшему Совету прямую финансовую и военную помощь.

2 августа 1994 года Автурханов объявил об отстранении от власти Дудаева, о принятии на себя всей полноты власти в республике, о прекращении деятельности всех органов государственной власти, созданных Дудаевым. Дудаев, в свою очередь, объявил У. Автурханова предателем Чечни. В республике началась гражданская война.

Тем временем заместитель директора Федеральной службы контрразведки, начальник управления ФСБ по Москве и Московской области Е. Савостьянов организовал вербовку добровольцев в военных гарнизонах, расположенных вокруг Москвы.

26 ноября была предпринята масштабная атака на Грозный, закончившаяся полным разгромом нападавших. Многие российские военнослужащие были убиты и взяты в плен, а на другой день все они были показаны иностранной прессе как доказательство прямого участия России во внутричеченском конфликте. Дальше маскировать свои действия для российского правительства не имело смысла. К тому же чеченская оппозиция, деморализованная бесконечными поражениями, потеряла остатки своего влияния на население и уже не могла рассматриваться как организованная политическая сила, способная к самостоятельным действиям.

11 декабря началась первая чеченская война. Только через три недели — к концу декабря — федеральные силы подошли к Грозному. Новогодний штурм Грозного стал примером полного развала армии и профессионального невежества, и уже 9 января 1995 года правительство РФ объявило о введении 48-часового моратория на боевые действия для вывоза раненых и погибших из зоны военных действий.

Потом такие перемирия объявлялись постоянно, и что интересно, они использовались незаконными вооружёнными формированиями боевиков для того, чтобы перегруппировать свои силы, наладить снабжение и т. д. В народе была твёрдая уверенность, что в верхах кто-то очень заинтересован в поддержании этого конфликта, поэтому его и не удаётся закончить.

30 июля 1995 года в Грозном представители обеих сторон подписали Соглашение по мирному урегулированию ситуации в Чеченской республике. Российское руководство давало согласие на сотрудничество с Дудаевым в деле создания так называемых «отрядов самообороны», которые, по замыслу, должны были формироваться на паритетной основе, чтобы обеспечить поддержание порядка, контролировать разоружение незаконных формирований и отдельных граждан.

6 октября 1995 года в центре Грозного при проезде через уличный туннель был взорван радиоуправляемой миной автомобиль командующего Объединенными федеральными силами в Чечне генерал-лейтенанта А. Романова. Действие, соглашения было прервано.

Между тем происходили перемены на «политическом Олимпе».

17 декабря 1995 года прошли очередные выборы в Государственную Думу. В них приняли участие 64 % российских граждан, имеющих право голоса. Больше всего голосов получила КПРФ — 22 %. Либерально-демократическая партия потеряла почти половину голосов, по сравнению с 1993-м; теперь она получила всего 11,2 %. «Партия власти» — «Наш дом — Россия» набрала 9,5 % голосов и осталась на третьем месте. Четвёртой и последней партией, перешагнувшей барьер в 5 % голосов, было «Яблоко». Но эти выборы ничего не изменили: во главе страны осталось то же правительство.

Ельцин предпринял некоторые кадровые перестановки, чтобы улучшить свой имидж в общественном мнении. В самом начале января 1996 года с поста министра иностранных дел был снят А. Козырев, который за все шесть лет пребывания на посту министра практически ни разу не вступился за национальные интересы России. Его место занял академик Е.М. Примаков, тогдашний шеф внешней разведки. 16 января 1996 был подписан указ об освобождении непопулярного Чубайса от обязанностей первого вице-премьера РФ, но после небольшого перерыва он вошёл в избирательный штаб президента.

Выборы президента России были назначены на 16 июня 1996 года. Ельцин, который клялся много раз, что не собирается выставлять свою кандидатуру, сделал вид, что никогда не обещал этого. Авторитет его был на очень низком уровне — по некоторым данным, он упал до 4 %. Конечно, верить агентствам по опросу общественного мнения особо нельзя; примем их результат на уровне 10–15 %.

96
{"b":"119101","o":1}