ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Говорят, Б. Березовский пенял А. Лебедю, что своими мирными переговорами он разрушил очень доходный бизнес.

Скандалы вокруг «тела»

В ноябре 1996 года Б. Ельцина отправили в Кардиологический центр для проведения операции на сердце. Незадолго до его госпитализации (на всякий случай?) был лишён всех постов А. Лебедь.

Совсем недавно он «подарил» Ельцину победу на выборах, призвав своих сторонников голосовать за него. Теперь он понёс ещё один груз: на него, подписавшего хасавюртовский мир, навесили публичную ответственность за поражение России в первой чеченской войне — а не на тех, кто затевал всю авантюру с разрушением СССР и России, в том числе через чеченский «узел».

А в завершение его обвинили ещё и в подготовке государственного переворота. Он якобы задумывал создать в рамках армии некий элитный «Российский легион» в составе 50 тысяч человек, который был бы его опорой в достижении собственных честолюбивых целей. Генерал и в самом деле подавал записку о целесообразности выделить из состава армии наиболее боеспособную часть. Но для чего? Чтобы она могла мобильно и эффективно ликвидировать опасные конфликты. Но кого интересовала правда? 16 октября 1996 года А. Лебедь был снят со всех постов и отправлен в отставку.

29 октября был опубликован указ Ельцина о назначении Б. Березовского заместителем секретаря Совета безопасности. Многих это назначение потрясло, так как олигарх был замешан в целом ряде финансовых афер времён приватизации; его также считали причастным к началу войны в Чечне. Неприятие этого назначения дошло до того, что Г. Селезнёв, председатель Госдумы, выразил публичный протест против такого глумления над этикой государственной службы и отказался участвовать в работе Консультативного совещания (президент, премьер-министр, председатель Госдумы и председатель Совета Федерации). Он также потребовал отставки А. Чубайса как инициатора назначения Березовского. Позже, поскольку за этим демаршем ничего не последовало, Селезнёв «забыл» о своих заявлениях.

Впрочем, Березовский пробыл на этом посту не очень долго.

В то же время всесильный Чубайс, «регент» при больном президенте (с июля 1996 по март 1997-го — глава администрации президента, затем, до марта 1998 года — первый вице-премьер правительства и министр финансов) провёл на пост заместителя руководителя администрации президента М. Бойко, отличившегося ранее на ниве приватизации. Теперь ему были поручены совсем иные сферы: взаимодействие с политическими партиями, общественными движениями, курирование средств массовой информации. А в составе правительства в качестве вице-премьера появился В. Потанин, один из самых могущественных олигархов, владелец «ОНЭКСИМ-банка», тоже связанный с Чубайсом некоторыми «делами».

7 января 1997 года президент опять лёг в больницу с официально объявленным диагнозом «воспаление лёгких». Часть депутатов Государственной Думы поставила вопрос о независимом обследовании состояния здоровья Ельцина. Припомнили случай, когда он не мог выйти из самолета в Ирландии, чтобы поприветствовать встречавшего его премьер-министра, или когда он принялся дирижировать оркестром во время визита в Германию. Ельцин категорически отверг это предложение, и большинство депутатов Думы с ним согласилось.

8 народе говорили, что на деле страной правят олигархи, и называли имена: Березовского, Гусинского, Смоленского, Авена, Хаита, Малкина, Потанина и Виноградова.

А в администрации президента их интересы — по крайней мере, некоторых из них — курировал Чубайс. Как мы скоро увидим, не забывая и собственного интереса.

Насколько мало администрация и правительство учитывали интересы народа, худо-бедно представленного в Думе, видно из следующей истории.

Правительство, которое в это время возглавлял Черномырдин, было сильно озабочено дефицитностью государственного бюджета. Пытаясь закрыть в нём дыры, оно постоянно искало, где бы взять валюту. И в качестве одной из мер попыталось разместить на Парижской бирже новый тип государственных ценных бумаг — так называемые еврооблигации на сумму в миллиард долларов со сроком погашения в 5 лет и под 9,25 % годовых. За своё согласие на эту сделку Франция потребовала признания прежних царских долгов за 1880–1917 годы почти на 400 миллионов долларов. И Черномырдин согласился!

Суть даже не в том, что правомерность взыскания царского долга вызывает большие сомнения, а в том, что глава правительства согласился за полученный миллиард отдать 1,4 миллиарда, а с учетом процентов — почти 2 миллиарда долларов. Кому и какая выгода от такого «займа»?! Отдавать-то долг предстояло не Черномырдину лично!

Даже на Западе были удивлены такой «коммерцией». Когда французы спрашивали — вы не боитесь реакции со стороны Думы, Черномырдин без смущения отвечал: «Я Думу не боюсь. Я на неё не оглядывался и не собираюсь оглядываться!». А ведь разрешение внешних заимствований даёт как раз Дума. Заявление премьера показывает, каково оно, истинное разделение властей в России, и как властители относятся к интересам народа.

К этому времени относится скандал, связанный с «разграблением» Гохрана, государственного хранилища драгоценностей. Ещё в 1995 году правительство решило для покрытия бюджетного дефицита взять из Гохрана ценностей на 4,6 триллиона рублей, а на самом деле было взято почти в три раза больше. Затем в первом полугодии 1996 года (в самый разгар избирательной кампании), при разрешённой квоте изъятий в 2,3 триллиона рублей, было израсходовано почти в пять раз больше.

Всё всплыло случайно. Стало известно, что руководители компании «Голден Ада», действуя с ведома и согласия правительства России, вывезли и продали на американском рынке драгоценные камни на сумму 200 миллионов долларов и скрылись вместе с выручкой. Это дело стало достоянием общественности, наверное, из-за того, что аферисты не поделились с высокопоставленными чиновниками России.

В начале марта 1997 года А. Чубайс был назначен первым вице-премьером российского правительства; тогда же пригласили в Москву на пост вице-премьера Нижегородского губернатора Борю Немцова, ещё одного дутого авторитета времён «построения демократии». Он семь лет управлял Нижегородской областью, и ему оказывали всевозможную помощь. Он один из немногих и первых получил право выходить на международные финансовые рынки со своими собственными ценными бумагами — евробонами. Центральный банк России предоставил ему заём в 18 миллионов долларов для поднятия областной промышленности, но затем оказалось, что они были потрачены не по назначению. Никаких особых чудес экономика области не показала.

Ещё одним вице-премьером стал мэр Самары О. Сысуев. На такой же пост был назначен А. Кох, давнишний соратник Чубайса по приватизационной эпопее. Министром финансов стал ушедший из «Яблока» М. Задорнов.

К власти пришла новая команда «молодых реформаторов», но взявшихся из состава «старой» команды, а значит, с прежними принципами работы, или, вернее, с прежней беспринципностью.

Освободившееся место главы президентской администрации занял В. Юмашев, главной заслугой которого было написание за Ельцина его книг «Исповедь на заданную тему», «Записки президента», «Президентский марафон». Теперь говорят, что он и дочь Ельцина Т. Дьяченко, ставшая со временем его женой, имели наибольшее влияние на президента в силу неограниченного доступа «к телу».

В 1997 году опять началась «война компроматов», очевидно в связи с состоянием здоровья «царственного тела». О некоторых мы уже писали выше. В СМИ появились неопровержимые данные о том, что А Чубайс уклоняется от уплаты налогов на свои сверхвысокие доходы; затем начался скандал в связи с его тайным и не бескорыстным содействием В. Потанину, владельцу «ОНЭКСИМ-банка», в приобретении крупного пакета акций государственной корпорации «Связьинвест». Этот скандал получил название «Дело союза писателей». Началось с того, что один из каналов ТВ, газета «Московский комсомолец», а также другие СМИ опубликовали суммы чудовищно крупных гонораров «писателей» из числа реформаторов, полученных за ещё не написанную книгу «История российской приватизации»:

98
{"b":"119101","o":1}