ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алла Щедрина

ВОПРОС СТАТУСА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Солнечные лучи, падающие сквозь огромные окна, ярко освещали Храм Матери, играя на драгоценных росписях, утвари и позолоченных статуях. Народу собралось порядочно — человек сто, несмотря на то, что уведомления о церемонии Жорот послал всего-то пятерым — Ларсену с женой, Ллоргу и двум близнецам — его старым знакомым. Ну, еще Вел — но он официально приглашен не был, поскольку, будучи местным жрецом-служителем, участвовал в церемонии и вообще договаривался о ее проведении — из-за Роджера возникли какие-то проблемы. Впрочем, судя по всему, эти самые проблемы были улажены.

Арика раздраженно покосилась на зрителей и тихо поинтересовалась:

— А выгнать их никак нельзя?

— Увы, — так же тихо отозвался колдун. — Полчаса вытерпишь, надеюсь?

— Куда я денусь…

Женщина и в этот раз обошлась без всяческой торжественной мишуры — еще не хватало! Когда Роджер попытался о чем-то подобном заикнуться, она решительно заявила, что этот кошмар покойника — в смысле белое свадебное платье — наденет только в том случае, если оба мужчины тоже будут в белом.

— Да пусть идет, в чем хочет, — пожал плечами колдун, обращаясь к Роджеру. — Что ты так на этом платье зациклился?

Тот хмыкнул:

— Хотел, как лучше. В смысле, зрелищней.

— У нас и так зрелище получится, что надо, — проворчала Арика.

Она оказалась права, даже слишком. Кто ж знал, сколько народу соберется…

Церемонию, которая, к счастью, оказалась действительно недолгой, женщина честно проскучала, пропуская речь жреца-Магистра мимо ушей. С достойным момента выражением лица, впрочем. Дважды ответила согласием на формальные вопросы, ехидно полюбовалась на лица окружающих, когда Жорот целовался с Роджером. Сама небрежно ответила на поцелуи обоих мужчин. И, наконец, шагнула в открытый овал телепорта и встряхнулась — наконец можно перестать стоять, как на выставке, под перекрестьем любопытствующих и не особенно-то дружелюбных взглядов. В портал, ведущий в гостиницу, естественно, кроме приглашенных и Вела, никто не сунулся.

Застолье получилось очень уютным и домашним. Правда, и близко не напоминало о причине, ради которой затевалось. Скорее уж причиной можно было посчитать возвращение Жорота в Клан.

Арика уселась рядом с Роджером — ей было с ним привычней. С другой стороны к ней подсел Вел, который тут же принялся вовсю болтать. Арика услышала историю его знакомства с Жоротом, потом ехидную миниатюру — в лицах — изображающую случай в кафе, действительно забавный.

Коннор и Ронни — близнецы — утянули Жорота к себе, к ним же присоединился Ллорг. Ларсен с женой оказались в середине стола, причем целитель ухитрялся вставлять свое слово чуть ли не во все разговоры.

Ни о каких танцах или других «классических» развлечениях речи не шло. Арика очень быстро перебралась на диван, уютно устроившись в объятиях Роджера. Вел делил внимание между ней и Рениной, остальные мужчины затеяли спор, в котором Арика понимала, в лучшем случае, одно слово из трех. Хотя тема спора была яснее некуда — неожиданная трансформация Подчинения.

Впрочем, один из близнецов очень быстро отделился от «ученой братии», как он выразился, и присоединился к Ренине.

К людям мягко подошел Грегори — в своем обычном костюме, с заинтересованным выражением лица.

— Добрый день. По поводу чего сборище?

— По поводу свадьбы, — мгновенно отозвался один из близнецов, фыркнув.

Грегори приподнял брови.

— И кого поздравлять?

Второй близнец с готовностью протараторил имена.

Арика, увидев, как меняются лицо и фигура мужчины-существа, вскочила. Грегори за пару мгновений вырос почти в полтора раза, потемнел, выделившись сумеречным пятном в солнечной комнате.

— Прекрати! — женщина кинулась к нему, но не успела.

Магов, стоящих плотной группой, разметало в стороны. Кто-то, кажется, Ларсен, метнул в Грегори огненный шар, но заклинание просто прошло сквозь того, не причинив вреда, зато прожгло дыру в шкафу и оставило обугленное пятно на стене.

Остался на ногах только Жорот — но отнюдь не потому, что он что-то мог противопоставить силе Существа. Правда, колдун успел закрыться щитом, но это ему не помогло. И не могло помочь — с ужасом поняла Арика, увидев, как щит рассыпается от одного движения взбешенного Грегори. В следующий миг колдуна отшвырнуло к стене — темно-дымчатый конус проткнул его правое плечо и вошел в стену так, что Жорот оказался пришпиленным к ней, словно насекомое.

— Ты… — яростный полушепот Грегори прервался воплем.

Арика, всего в паре шагов от разъяренного Существа, осела на пол, вцепившись левой рукой в свое плечо. Правое. Сквозь пальцы хлынула кровь, женщина с усилием оторвала руку от раны и, опираясь на окровавленную ладонь, все же попыталась встать. Грегори, вмиг вернувшись к нормальному, «человеческому» облику подскочил к ней, подхватил на руки.

— Убери связь! — хриплый, искаженный голос колдуна раздался почти в полной тишине. Он левой рукой пытался выдернуть конус. Арика вновь издала то ли стон, то ли выдохнула что-то нецензурное, непроизвольно тряся кистью. Жорот тоже выругался сквозь зубы и разжал ладонь, так и не освободившись — видно, проклятая штука сидела слишком глубоко.

— Освободи его, Грег, ты спятил?! — заорала Арика чуть не в ухо держащему ее мужчине. Еще и попыталась вывернуться из его рук.

— Убери это дерьмо, гребанный недоумок! — почти в унисон прорычал колдун. — Арика, немедленно сверни связь!

— Разбежалась, — буркнула женщина. Сообразив, что только связь может сейчас остановить дальнейшие покушения на Жорота. «Почему появилась рана, до этого же только боль передавалась…»

Грегори посадил женщину на диван, небрежным жестом заставил дымчатую мерзость исчезнуть. Жорот выдохнул, схватился за плечо — так же, как Арика минуту назад, явно прилагая усилие, чтобы не сползти по стене.

Ларсен решительно подошел к колдуну, провел руками над его раной.

— Ты охренел! — заорал Грегори. — Ее сначала!

— Не ори! — вызверилась на него Арика. — Он все верно делает! Пока у Жорота болит, у меня вообще ничего не уберется…

Грегори уставился на нее, как на ненормальную.

— И ты еще за него вышла? Как он тебя заставил вообще?

— Кто меня заставил? Нет, у тебя точно не в порядке с головой! Какого ты устроил этот беспредел? Совсем с катушек слетел?

— Я слетел?! — Возмутился Грегори — А не ты? Как тебе в голову могло прийти…

— Не лезь, куда не просят! Я сама решаю, что мне делать, ясно?! То, что мы трахались, не дает тебе никакого права распоряжаться мной!

— Дура! При чем тут… — Существо уставился на целителя, который склонился над Арикой. — Что?

— Кровь я остановил, а больше помочь ничем не смогу, — выпрямляясь, сообщил Ларсен. — Это стигмат, он магически не лечится. Только перевязать…

Женщина выругалась, отталкивая Грегори и вскакивая на ноги:

— Как вы меня все достали, мужичье чертово! Вечно сначала делаете, а потом соображать начинаете! В сочетании с дебильным желанием решать за меня, это дает просто офигительный эффект! — она тормознула перед дверью в свою спальню и, обернувшись, процедила, уставившись на Грегори:

— Если хочешь разбираться, то давай уж со мной — хоть немного соблюдай весовые категории! А то устроил избиение младенцев… — хлопнув дверью напоследок так, что стекла в окнах задребезжали, она успела услышать чей-то смех. Кажется, истерический.

Арика, ругаясь, на чем свет стоит, сидела на кровати и одной рукой выкладывала на нее предметы, которые понадобятся для перевязки. Она уже стащила с себя рубашку и теперь прикидывала, как бы поудобней управиться одной рукой. Разумней было, конечно, предоставить заниматься раной профессионалу, но одна мысль о том, что Ларсен сейчас будет к ней прикасаться, вызывала приступ неконтролируемого бешенства. Она понимала, что реально злится на Грегори. И на себя. Потому что, получилось, подставила-то Жорота именно она. Если б не эти их дурацкие отношения, Грегори вряд ли принялся бы так рьяно защищать ее! Скотина дебильная! Чтоб она еще раз…

1
{"b":"119315","o":1}