ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Николай Николаевич Китаев

«Криминалистический экстрасенс» Вольф Мессинг

Неблагоприятная криминальная обстановка в Российской Федерации требует не только совершенствования существующих методов по исследованию информации, связанной с преступлением, но и обращения более пристального внимания на те возможности, которые либо считаются нетрадиционными, либо оспариваются, как не основанные на законе.

Одним из таких нетрадиционных направлений научного исследования, вовлеченных в правоприменительную деятельность, по мнению ряда авторов, представляется парапсихология, изучающая «таинственные» явления человеческой психики — телепатию, ясновидение и т. п. отрасли оккультизма (тайного мистического «знания»). Лица, якобы обладающие такими необычными качествами, ранее именовались магами, волхвами, медиумами, а ныне их зовут экстрасенсами.

С 90-х годов минувшего столетия в России стало множится количество публикаций, авторы которых ратуют за внедрение в процесс раскрытия и расследования преступлений помощи «криминалистических экстрасенсов». Изучение специальной литературы (Г. Шнейкерт. Тайна преступника и пути к ее раскрытию. М., 1925; А. М. Ларин. криминалистика и паракриминалистика. М., 1996.) приводит исследователя к убеждению, что тема привлечения «сверхъестественных» способностей человека в сферу криминалистики и оперативно-розыскной деятельности является предметом давних научных дискуссий у юристов разных стран и времен.

Среди экстрасенсов советского периода личностью № 1, несомненно, является эстрадный артист Вольф[1] Мессинг, чьи выступления в СССР (1940–1974 гг.) с демонстрацией «чтения мыслей» зрителей всегда привлекали большое внимание и вызывали неоднозначную оценку в средствах массовой информации. Безусловно, правоведов здесь интересовали слухи об использовании экстрасенсорных способностей В. Г. Мессинга правоохранительными органами.

Кандидат юридических наук Н.Н. Китаев осуществил трудное многолетнее исследование. Он сделал то, на что многие не решаются, не желая идти наперекор общепринятому мнению и посягать на целую отрасль исследований (парапсихология). Он отказался слепо верить литературным источникам и отнесся к объекту своего научного интереса непредвзято.

В настоящей книге автор (следователь прокуратуры с 20-летним стажем) не пытается поупражняться в риторике или сделать самому себе рекламу громкими заявлениями. Всего лишь на одном, наиболее известном примере из области российской парапсихологии можно увидеть саму суть исследуемой проблемы: полную несостоятельность «криминалистической экстрасенсорики».

Книга Н.Н. Китаева, небольшая по объему, имеет одну особенность, важность которой невозможно преувеличить. В ней собраны впервые публикуемые документальные доказательства, подтверждающие правоту автора, не доверяющему журналистским сенсациям. С падением «железного занавеса», разрушением системы тоталитаризма стало возможным изучение документов из ряда абсолютно закрытых ранее архивов. Н. Н. Китаев в полной мере пользуется сведениями из архивов И.В. Сталина и А. Гитлера, КГБ СССР и КГБ Республики Беларусь, из крупнейших архивных хранилищ России, Грузии, Польши и ФРГ, из национальных библиотек России и Польши, что вызывает уважение и доверие к результатам его исследований.

Выводы, сделанные автором, вряд ли являются неожиданными для многих, но, тем не менее, поражают своей смелостью и степенью радикализма: экстрасенсорика — не наука, отчего ее рецепты, ее методы, ее диагнозы есть обман, а знаменитый Вольф Мессинг не обладал никакими сверхъестественными способностями, которые постепенно придумали недобросовестные авторы.

В общем плане монография заслуженного юриста России Н.Н. Китаева представляется ощутимым вкладом в такие юридические дисциплины, как криминалистика, оперативно-розыскная деятельность и юридическая психология. Данная работа заинтересует и широкую читательскую аудиторию, что обусловлено также соответствующими приложениями к авторскому тексту.

Доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный юрист Российской Федерации и Республики Бурятия

А.А. Протасевич

Выражение признательности

Настоящая книга не была бы написана без поддержки многих людей, поэтому я хочу выразить искреннюю благодарность всем, кто помог мне в работе. В процессе сбора необходимых материалов (1974–2006 гг.) в мире произошли кардинальные политические и иные изменения, позволившие автору получить доступ к информационным источникам, которые ранее были засекречены и совершенно недоступны для исследователей. Нет нужды доказывать тот факт, что подобная закрытость информации в эпоху тоталитаризма служила питательной средой для всевозможных измышлений, которые и по сей день очень живучи и сильны в массовом сознании.

За содействие в получении консультаций и материалов для создания настоящей монографии выражаю искреннюю признательность: Президенту Московской психотерапевтической академии М. И. Буянову; заместителю директора Российского государственного военного архива В.И. Коротаеву; доктору Рикарде Вульпиус (ФРГ, Берлинский университет); сотруднику государственного архива ФРГ г-ну Геттлихеру; руководителю отдела культуры и науки посольства республики Польша в РФ, г-же Э. Щепаньской-Домбровской; руководителю отдела научной информации национальной библиотеки Польши, доктору М. Зыгмунт; доктору медицинских наук В. М. Блейхеру (Киев); писателю, лауреату премии Службы разведки РФ Т. К. Гладкову (г. Москва); начальнику отдела архивного государственного департамента республики Грузия, г-ну Ф. Данелия; заместителю начальника Центрального архива ФСБ РФ А. П. Черепкову; директору Российского государственного архива социально-политической истории (бывший архив ЦК КПСС) К. М. Андерсону; начальнику Центрального архива КГБ республики Беларусь Л. В. Пименову; начальнику отдела по надзору за соблюдением законов в органах службы национальной безопасности Генеральной прокуратуры республики Узбекистан Е. Т. Агзамходжаеву; начальнику отдела РУ ФСБ РФ по Новгородской области Ю.А. Антонову; сотруднику РУ ФСБ РФ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области С.В. Чернову; председателю Верховного Суда республики Татарстан Г. М. Баранову; прокурору республики Татарстан К. Ф. Амирову; ветерану прокуратуры республики Татарстан Ш. М. Галимову; начальнику ГУВД Иркутской области А. А. Россову; старшему следователю ГУВД Иркутской области Н. П. Ермакову; начальнику отдела БХСС УВД г. Иркутска Ю. П. Холматову; председателю Кировского районного суда г. Иркутска Т. В. Орловой; судье Иркутского областного суда Е.Д. Китаевой; прокурору г. Санкт-Петербурга Н.А. Винниченко; генеральному директору Российской национальной библиотеки В.Н. Зайцеву; заведующему отделом внешнего обслуживания Российской национальной библиотеки Б.В. Сизову; ассистенту артиста В. Г. Мессинга в период 1961–1974 гг. — В.И. Ивановской.

Я благодарен доценту Р.Г. Султановой, а также И.А. Мясникову и Е.П. Машеро за их труд по переводу с немецкого, польского и украинского языков отдельных документов, использованных в тексте настоящей работы.

Автор

Иркутск, июнь 2006 года

* * *

В российской литературе по криминалистике и оперативно-розыскной деятельности все чаще стали появляться призывы использовать способности экстрасенсов для раскрытия и расследования преступлений. Так, В. А. Жбанков упоминает об использовании в правоприменительной деятельности «экстраординарных (экстрасенсорных) способностей отдельных лиц». С.В. Лаврухин предлагает обращаться к экстрасенсам при расследовании сложных убийств, а в отдельных ситуациях — создавать их комиссии.

Доцент кафедры криминалистики Калининградского юридического института МВД РФ С. Побережный заявляет, что криминалистическая экстрасенсорика — «современный нетрадиционный экстрасенсивный метод (технология) диагностики, позволяющий использовать (привлекать) экстраординарные психофизиологические («экстрасенсивные») способности человека (экстрасенса, ясновидящего, гадалки, медиума) при раскрытии преступлений (для розыска преступников, поиска пропавшего объекта, раскрытия причин преступления, экспресс-диагностики криминальной (конфликтной) ситуации и т. п. в условиях конфликтного противодействия расследованию, а также разоблачать ложных (фиктивных) носителей экстрасенсивных способностей, совершающих противоправные действия (преступления)».

вернуться

1

Григорьевич

1
{"b":"119344","o":1}