ЛитМир - Электронная Библиотека

Головеров свернул на проселок и повел машину рывками, работая то педалью газа, то тормозом. Пассажиры задергались, закачались, стукаясь плечами. С трудом выползли на бугор в полукилометре от трассы и остановились.

— Пожалуй, здесь не посмеют рубить. На горизонте две станицы — любую стрельбу услышат.

Анатолий Иванович поерзал, спросил неуверенно:

— Рубить — это как по-твоему?

— Рубить — это рубить. Наповал, значит.

— Расстреляют, что ли?

— А запросто! — «Ковбой», сидевший рядом с Глебом, потянул из-под ног свой рюкзак, дернул завязку.

— Погоди, — остановил его Головеров. — Не дергайся, рано. Поглядим, чего они хотят.

— Мне интересно, где они зацепили? — наблюдая за трассой, проговорил Грязев. — До границы или после?

— Скорее всего, до. А потом передали, — подумав, решил Глеб. — Подставили нам… этого паренька на «Москвиче», нашпигованном аппаратурой. Больно уж грамотно ведут. И спокойно для РУОПа.

Владелец машины завертел головой — не понял, но догадался, что его подозревают. Саня снял напряжение:

— Вряд ли… Воняет от него здорово. На дезодорант не похоже…

— Пожалуй, да… Значит, это не РУОП, а наша контора.

— Это с антеннами-то на крышах? — усмехнулся Грязев. — Или я отстал от жизни за два года?

— Отстал. — Глеб тихо тронул машину, выводя ее на открытое место и тем самым облегчая задачу наружному наблюдению. — Наша контора в полном загоне, такое старье со складов тянут — прошлый век. А МВД на подъеме, вся современная техника там.

— Резонно. И жалко контору.

— Мать вашу, мужики? Вы охренели?! — возмутился «ковбой». — Нас рубить хотят! Чего мы сидим?

— Ладно, не суетись, — оборвал Головеров. — Мы же на своей родной земле, а дома и стены помогают.

— Н-н-ну, блин!.. Под вашу ответственность! — сверкнул глазами «ковбой».

В полукилометре от трассы простояли минут двадцать. Видимого интереса к одинокой машине в степи никто из проезжающих не проявлял.

И вертолет больше не появлялся в небе.

— Все, это определенно наши, — заключил Глеб. — Техника драная, но тактика знакомая. И порубят нас на этой дорожке, Саня.

У «ковбоя» сдавали нервы — бессмысленные, бездарные штурмы одного и того же города не прошли бесследно. Он резко обернулся к «таксисту», корявой, судорожной рукой схватил за грудки, притянул к себе, дыхнул в лицо:

— Ну, падла… если ты сдал — зарежу!

— Не сдавал я! — прохрипел владелец машины. — Выехал утром побомбить…

— Предлагаю вариант, — сказал Глеб. — Такси отпускаем. Ты, Саня, берешь обоих парней и уходишь в степь. Я останусь тут. Они же меня пасут… Оружие спрячете. А встретимся потом, допустим, на заправке у въезда в Невинномысск. Годится?

— Не годится, — сразу же возразил Грязев. — Так долго искал тебя, не хочу расставаться. Мы даже не поговорили…

— Расставаться — не расставаться, это все из области чувственности, — жестко заметил Головеров. — Поговорить мы успеем и в Москве, за бутылочкой хорошего коньяка.

— Коньяка я напился на всю жизнь. Даже «Двин» пробовал. А он — царь вин.

— Хорошо, «Смирновскую» возьмем. Или «Абсолюта».

— Обыкновенной водяры из коммерческой палатки. По четыре пятьсот.

— Отстал… Водяру в палатках уже не продают. И она уже по двадцатке.

— Во, цены растут! — удивился Саня. — Есть другой вариант, самый мирный. Поехали, спросим мужиков, чего им от нас надо? Кто послал?.. Если это не РУОП, то сдается мне, «жигуль» с антеннами специально нам выставили. Из того расчета, что начнем…

— Понял, — прервал Глеб. — Кажется, один такой котел мы проезжали.

— Проезжали, километров шесть отсюда. И вагончик. На асфальте же — три заплатки всего. Это на две бригады?

— То есть, мы между двух котлов.

— Да… И проселок этот как будто случайно подвернулся.

— Они нас просчитали? — подумал вслух Глеб.

— Расслабились мы, брат, — усмехнулся Грязев. — И дым Отечества нам сладок и приятен… Ты в Москве давно был?

— Кажется, последний раз в прошлом веке… Думаю вот, вернусь, а участковый мою квартиру занял. И прописался… Ты пустишь к себе пожить?

— Не пущу, нижних соседей затопишь… Между двух котлов это же не между двух огней?

— Знаешь, я ведь тебя с той зимы не видел, с девяносто третьего, — вспомнил Головеров. — Ты как поехал скитаться, так и… А между прочим, иногда полезно топить того, кто под тобой живет.

— Глеб, это не солидно!

— Еще как солидно! У меня были такие «мягкие игрушки»! Где они теперь?.. Я «кукле Барби» ключи оставил. Хорошо бы приехать, а она там. Только что из постели… Красный шелковый халат насквозь просвечивает. А я стою, как бык перед тореодором… Но знаю, все будет обязательно не так. Открывает мне этот ментяра, а за его спиной — обе моих «игрушки»… «Гражданин! Вы здесь больше не живете!..» Значит, так: мы с Анатолием Ивановичем прыгаем на ходу и пешочком выдвигаемся к котлу. А ты с остальными прокатись по проселку до заслона. Уверен, через пару километров в какой-нибудь балочке сидят мужики. И ждут, например, чеченских террористов, имея приказ живыми не брать. Ты им не давайся, ладно?

— Да уж постараюсь…

— Выезжай назад и сразу на трассу. И рули к вагончику. Я как тебя увижу, бригаду возле котла возьму. А там и спросим, кого ловят и кто послал.

— Это подходящий вариант, — одобрил Саня. — Только что без стрельбы…

— Нет, вот это как раз никуда не годится! — вдруг заявил Глеб. — Они для нас просчитали именно такой вариант, знают же, с кем имеют дело. Нас не трогают пока. Значит, не хотят шума. И вот это весьма странно.

— В девяносто третьем не стеснялись, шумели в центре Москвы. Скромные стали? Или я отстал от жизни?..

— Не отстал, Саня… Кто у нас еще может работать профессионально, чисто и со вкусом? Кроме спецназа из нашей конторы?

— Да вроде и некому, насколько помню.

— Тогда это не ГРУ, не ФСБ и не РУОП какой-нибудь, — сделал еще одно заключение Головеров. — По почерку — наши, по духу — нет.

— Мои воспитанники? Так они в Югославии остались…

— Ты же не один такой воспитатель.

— Да уж, спецназов развелось!.. И воспитателей.

— А какая у меня была казачка, Саш! Даже хотел с собой взять…

— Что же не взял?

— Есть такое дерево, которое не пересадишь. И птицы есть — в клетках не живут и в неволе не размножаются.

Анатолий Иванович, крепившийся до поры до времени, тут не выдержал:

— Извиняюсь, мужики… Что-то я не понимаю? Надо действовать, а вы хрен знает о чем!..

— О женщинах, брат, — улыбнулся Грязев и похлопал его по затылку.

— О строптивых женщинах, которые в неволе не размножаются.

— Торчим тут, как… — выматерился «ковбой», вдруг почувствовав поддержку Анатолия Ивановича. — С трассы из базуки — и факел! Бля… Ну, вы, тренированные, натасканные — чего? Про баб бакланят, когда действовать надо! Вы делайте, делайте что-нибудь! Или, на хрен, я сейчас пойду и всех в блин раскатаю!

— Ладно, что-нибудь сделаем, — пообещал Глеб и обернулся к снайперу. — Сходи в разведку. Глянь, кто возле котла толчется. Если только соглядатаи, выйди на трассу, подальше от них, и лови машину, грузовик. Скажи, сломались, дернуть надо, до Невинномысска. За деньги.

— Кто остановится? Золотом осыпь — пошлют, — проворчал Анатолий Иванович. — Тем более, я в таком виде.

— Это хорошо, что в таком. Остановится тот, кому надо.

— Хочешь сказать?..

— Ну да! Гони его сюда, тут разберемся. Снайпер минуту подумал, достал и спрятал под одеждой гранату Ф-1 с запалом без замедлителя, осторожно, в узкую щель двери выскользнул из машины: «Москвич» наверняка держали под неусыпным надзором. В траве растворился, как ящерица…

— Ну вы и слоны! — не унимался «ковбой». — Бля, я думал, вы крутые, а вы как заторможенные, как отморозки…

— Не оскорбляй лучших чувств, — заметил Саня и подмигнул Глебу. — Знаешь, у меня в Турции тоже была… казачка. Должен сын родиться.

— Что ты? И молчал, гад!

113
{"b":"1195","o":1}